Предисловие

Известно грустно-ироничное замечание (мы находим его, например, в книге известного ученого-религиоведа, профессора А. Ю. Григоренко), что предисловия пишутся для ленивых читателей. Поскольку объективные черты нынешней культурной ситуации предполагают все более частое неполноценное чтение (чтение "наискось", в спешке или даже устный пересказ накануне экзамена), существует известная опасность превращения предисловий как таковых в краткий конспект предваряемых ими книг. Мы намерено отказались от следования этой тенденции, понуждаемые спецификой современного преподавания гуманитарных дисциплин, так как не хотим облегчать читателю работу с книгой: ведь быстро прочитанное обладает особенностью равно быстро забываться. Более того, учебник не предназначен для легкого чтения, а занятия в высшем учебном заведении должны быть интересными и трудными.

Содержание подготовленного нами учебника можно условно разделить на две части: историческую и концептуальную. Поскольку развитие эстетической мысли началось уже на заре европейской цивилизации - в античности, и потом продолжалось в период Средних веков, без учета истории эстетики невозможно понять не только своеобразие европейской эстетической мысли, но даже часто трудно разобраться с причинами постановки тех или иных эстетических вопросов. Проследить поэтапно, шаг за шагом, динамику становления эстетических парадигм от античности до наших дней - это задача специального курса "История эстетики", в нем исторический прогресс эстетических взглядов является предметом изучения. В нашем случае история представляет собой главным образом фон и контекст, помогающий увидеть логику эстетических споров и концепций. Кроме того, по общему правилу (сейчас оно, правда, в условиях запоздавшего влияния постмодерна ставится под сомнение) в учебнике положено отражать взгляды типичные и общепринятые. Вот в научных публикациях авторы могут позволить себе известное оригинальничание, без которого нет науки, сугубо же науки гуманитарной, а взялся писать учебник - соблаговоли вопросы неустоявшиеся и неразрешенные излагать с особой осторожностью. А в истории эстетики еще много вопросов не проясненных, и среди них, прежде всего, - связанные с влиянием одних эстетических школ и концепций на другие. Поэтому, излагая сведения, относящиеся к истории эстетики, мы были вынуждены ограничиться тем минимумом, который действительно необходим для понимания и концептуальной части курса, и не только для этого. Работая над учебником, мы хотели подвигнуть молодую студенческую аудиторию искать параллели между современными эстетическими опытами и предшествующими звеньями эстетической традиции. Это занятие не только интересное, но и весьма полезное.

Современная европейская цивилизация в плане культуры является христианской, поскольку именно христианство оказалось той формирующей силой, которая обеспечила единство культурного пространства современной Европы. Естественным образом становление эстетических категорий претерпело серьезное влияние христианской теологии и аскетики. Авторы убеждены, что обращение к изучению христианского фундамента современной эстетики так же необходимо, как и изучение античных эстетических взглядов. Но если античное влияние на эстетику современности изучено хорошо, то соответствующее влияние христианских богословских школ и движений отечественному исследователю не столь очевидно. Поэтому мы постарались подробнее осветить данный аспект исторической эстетики, не обольщая себя надеждами на то, что высокий процент верующих в современной России, о котором утверждают статистические исследования, свидетельствует о хорошем знании трудов Отцов Церкви и даже Св. Писания большинством читающей публики.

Что же касается концептуальной части учебника, то она задана уже устоявшимся подходом к преподаванию эстетики в вузах. Но, как известно, новое время порождает новые вызовы. Авторы с известным скепсисом воспринимают тот комплекс разнородных явлений, который привычно и со значительной степенью условности именуют "постомодерном", и от его различных более современных клонов. Настоящая ситуация как нельзя лучше иллюстрируется строками Саши Черного:

Господин сидел в гостиной И едва-едва

В круговой беседе чинной Плел какие-то слова.

Плетения каких-то словес (под предлогом наступления постмодерна) могут показаться интересными, но не следует искать в них глубины: плетутся они "едва-едва", от скуки. Однако поскольку влияние подобной культуры очевидно, то и требуется соответствующая научная рефлексия и некоторое обобщение в рамках изучения эстетики. Поэтому авторы предложили некоторый аппарат для описания постмодернистской эстетики.

Поэтому же нам пришлось, говоря об эстетических категориях, отразить современное состояние эстетического дискурса, внеся некоторые корректировки в устоявшуюся модель изложения. Кроме того, не следует преувеличивать степень устойчивости последней. Когда рухнула традиционная вузовская эстетика, возник естественный вакуум, заполнение которого происходило во многом стихийно. Заполняли его по принципу: кто чем мог и кто как умел. Бросились изучать западный опыт - и оказалось, что он мало пригоден, так как в ряде западных учебников эстетика освещается более чем в прикладном аспекте: как красиво одеваться и говорить, как хорошо выглядеть и вести себя прилично. Разумеется, все перечисленные вопросы имеют отношение к эстетической проблематике, но вся полнота эстетической мысли человечества ими не исчерпывается. Вначале, и здесь авторы следуют традиционному подходу, следует разобраться с теорией, в том числе и взятой в историческом развитии, понять что красиво, а что - безобразно, а после этого уже не так сложно и научиться "хорошо выглядеть и вести себя прилично". Так вот, без теоретического изучения основ науки невозможно говорить и об их практическом использовании. Поэтому призываем читателя, особенно того, которому предстоим сдать зачет/экзамен, не торопиться, - экзамен по эстетике нужно сдать красиво.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >