Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСКУССТВО ХХ ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Джеймс Энсор (1860-1949 гг.)

Бельгийский мастер Джеймс Энсор начинал как импрессионист, причем ближе ему оказались не французские мастера, а манера Уильяма Тёрнера (1775—1851 гг.) — английского художника, предвосхитившего многие открытия импрессионистов. Энсор, однако, довольно быстро сумел выработать собственную выразительную манеру и составить свой пантеон образов. Весь мир виделся мастеру как непрекращающийся, шумный карнавал, в чьей пышной круговерти происходит бесконечное мельтешение масок. Маска, обладающая большей по сравнению с живым лицом условностью, обладает и большей выразительностью, она не подвержена изменениям, на нее не влияют мгновенные настроения. Маска выражает всего одну эмоцию, зато уж ее-то она передает в совершенстве. В то же время, назначение маски не только показывать, изображать, но и скрывать, а потому маска небезобидна, способна вызывать страх. Огромное полотно мастера, созданное в 1888 г., носит название «Въезд Христа в Брюссель на масленицу 1889 года» (Королевский музей изящных искусств, Антверпен) (илл. 51). Масленица — традиционная пора гуляний и карнавалов. Огромная толпа, затопившая масштабное полотно, состоит сплошь из масок. Мы видим здесь Смерть с белым лицом иод черным элегантным цилиндром, ведьму в остроконечном колпаке, черную кошку, жандарма, персонажа в головном уборе, напоминающем папскую тиару, целый отряд облаченных в мундиры «оловянных солдатиков». И в самой гуще этой пестрой, беспорядочной толпы едет на ослике Христос, указывающий рукой на небеса. Его приветствуют, не узнавая, принимая за одного из ряженых. В толпе виднеется транспарант с надписью «Да здравствует Иисус, король Брюсселя» — фраза, отсылающая к Евангелию, где говорится: «А затем воины сплели терновый венец и возложили Ему на голову и, облачив его в пурпурную мантию, стали подходить к Нему, восклицая: Да здравствует Царь Иудейский! И били его по лицу» (Иоанн 19:2-3). Хохочущая толпа Энсора, принимающая Христа за ряженого, насмешливо величает Его царем, так же, как это происходило две тысячи лет назад. И так же не знает, зачем Он пришел. Энсор указывает в названии полотна дату — 1889 год — следующий после создания произведения, которое, как известно, было закончено в 1888 г. Художник таким образом выступает в качестве пророка, предсказывая второе пришествие Христа и, соответственно, конец света, о котором еще не подозревает безбрежная и безумная толпа масок.

Компания масок появляется и на другом полотне, носящем название «Интрига» (1890 г., Королевский музей изящных искусств, Антверпен) (илл. 52). Центральным героем композиции является мужской персонаж в цилиндре и коричневом пальто. Он ведет под руку свою невесту в пышной шляпе с цветами. К мужчине обращается женщина, на плече которой лежит ребенок, поникший, словно тряпичная кукла. Втягивая голову в плечи, главный герой будто пытается спрятаться от женщины с ребенком и обступивших его призраков. Те, что ближе к нему, еще чем-то напоминают живых людей, но те, что расположились на заднем плане, уже совершенно потеряли человеческий облик, обернувшись злыми, бестелесными марионетками. Лицо главного героя также напоминает маску, как и лица окружающих его «ряженых». Высоко поднятые брови, приоткрытые губы и закутанный подбородок призваны передавать испуг персонажа.

При всем новаторстве своей манеры Энсор нередко обращался к мастерам прошлого. Элегантное самолюбование, свойственное автопортретам П.-П. Рубенса (1577—1640 гг.) и А. Ван Дейка (1599—1641 гг.), вдохновило Энсора на создание такого произведения, как «Автопортрет с масками» (1899 г., частное собрание, Антверпен) (илл. 53). Борода клинышком, закрученные вверх усы и горделивая посадка головы, несомненно, напоминают такую работу Рубенса, как «Автопортрет» (1622—1623 гг., Виндзорский замок, Королевское собрание, Англия). Энсор, однако, вместо простой черной шляпы предпочел красную. По очертаниям она напоминает головные уборы XVII в., но украшающие ее крупные цветы и пушистые перья утрируют элегантный образ, придают ему экстравагантность, даже в какой-то мере гротесковость. Энсор здесь — оригинал и «артист». В то же время он — единственное одушевленное, разумное существо на этой картине, заполненной лицами. Со всех сторон мастера обступили маски: мужские, женские, смеющиеся, злобные, турки, индийцы, мавры. Они бессмысленно таращатся в пространство. В то же время не покидает ощущение, что маски эти живут своей жизнью, протекающей в ином измерении, отличном от того, в котором существует главный герой картины. Он не обращает на них внимания, они же видят его и, возможно, смеясь и кривляясь, обсуждают между собой.

Энсор был не только живописцем, но и прекрасным рисовальщиком и гравером. В его зарисовках и гравюрах проявилась атмосфера, свойственная мастерам Северного Возрождения, таким как Иероним Босх (ок. 1450 — 1516 гг.) и Питер Брейгель Старший (1525—1569 гг.), их пугающая ирония и склонность к фантасмагориям. В 1886 г. Энсор изготовил офорт под названием «Мой портрет в 1960 году», где изобразил себя в виде скелета с остатками волос над оголенным черепом и в компании огромного паука. «Черный» юмор композиции смягчается некоторой куколыюстыо образов. Скелет похож на брошеную на землю после спектакля марионетку, а несоразмерно гигантский паук и вовсе выглядит игрушкой.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>