Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСКУССТВО ХХ ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Исторический жанр

Важно отметить, что собственно жанровая структура в живописи 1930-х гг. претерпела некоторые изменения. Исторический жанр, занимавший доминирующее положение в классическом искусстве на протяжении нескольких столетий и чрезвычайно почитаемый в первое десятилетие советского строя, был основательно потеснен. Новой темой, мощной и востребованной, стала «индустрия социализма» (одноименная выставка прошла в середине 1930-х гг.).

В 1920-е гг. любимые АХРРовцами сюжеты — события революции, быт Красной Армии — «не в меньшей степени являлись частью современной темы, чем сюжеты, почерпнутые в новом быте советских людей»[1]. Иными словами, тогда было ощущение истории, творимой «здесь и сейчас», а потому почти все «современные» темы одновременно являлись «историческими». В 1930-е гг. между современностью и историей вновь начинает чувствоваться дистанция, и исторические сюжеты становятся интересны лишь постольку, поскольку они соотносятся с «прекрасной и героической» советской действительностью. История — не более чем путь к этой действительности. На историю смотрели «с высоты достижений настоящего, с высоты великих целей будущего»[2]. Если в дореволюционные времена история понималась как история царствований, то теперь это была история классовой борьбы. Любимый советскими мастерами способ наглядно показать эту борьбу — противопоставить героическую личность простого труженика жестокому и малодушному эксплуататору.

Примером может служить картина Б. Иогансона «На старом уральском заводе» (1937 г., ГТГ) (илл. 414). Здесь изображен богатый заводчик, обходящий цеха, в которых трудятся рабочие. Пафос картины очевиден. Рабочий — «человек с простым лицом, с большими сильными руками труженика», исполненный «внутреннего благородства и даже величия», противопоставлен владельцу завода, который «предстает в картине каким-то неуверенным, внутренне растерянным перед тем неожиданным протестом, который встретил среди рабочих»[3]. Близким пафосом обладает другая картина Иогансона — «Допрос коммунистов» (1933 г., ГТГ) (илл. 415), где также основной идеей является противостояние уверенных в благородстве своих целей красноармейцев и развращенных сторонников прежнего режима. Мастер решается на почти карикатурный ход. Немалое внимание в полотне уделено изображению роскошного восточного ковра, которым застелен пол в кабинете «белого» генерала. Именно состояние этого ковра, на котором оказались перепачканные в грязи ноги арестованных, больше всего волнует его хозяина. Сидя в роскошном кресле, он наклоняется к полу, чтобы лучше оценить нанесенный его имуществу ущерб. При этом художник выбирает такие средства художественной выразительности, которые соответствовали бы драматическому характеру полотна: ярко- выраженную контрастную светотень, угловую перспективу — взгляд сбоку и сверху на разворачивающуюся сцену.

Нетрудно заметить, и это отмечалось многими исследователями, что большую роль в создании подобных полотен сыграла передвижническая традиция. Н в сюжетном отношении, и стилистически рассмотренные картины близки многим произведениям эпохи критического реализма — полотнам Н. Ярошенко, Н. Касаткина, В. Маковского. Однако если критический реализм второй половины XIX в. считал своим долгом обращать внимание общественности на пороки современного ему общества, то социалистический реализм обращал внимание на изъяны уже отжившего и побежденного в революционной борьбе строя, что должно было служить прославлению настоящего.

Чувствуя, что создание подобных работ поощряется и отвечает пафосу современности, мастера быстро поднаторели в этом жанре, создавая более или менее удачные интерпретации темы. Пожалуй, наиболее любопытными и обладающими определенным чувством юмора, способным смягчить тенденциозность сюжетов, были работы Кукрыниксов[4]. В 1930-х гг. Кукры- никсы создали серию полотен «Старые хозяева», куда входили «Молебен на закладке фабрики», «Катастрофа на шахте» и «Бегство фабриканта» (все -1936-1937 гг., ГТГ) (илл. 416).

Постоянной темой исторических полотен были события революции и гражданской войны. Здесь для мастеров соцреализма вдохновляющими оказывались два аспекта: героическая борьба простых людей за идеалы революции (примерами могут служить полотно Г. Шегаля «Расстрел железнодорожников колчаковцами в Кизеле в 1919 году», 1935 г., Киевский национальный музей русского искусства (илл. 417); картина П. Соко- лова-Скаля «Рабочий отряд уходит на фронт в 1919 году», 1937 г., местонахождение неизвестно), а также тема вождя. «Лениниана», создаваемая мастерами на протяжении десятилетий, оказалась наиболее внушительной частью советского исторического жанра. Поскольку изображения вождя должны были находиться в любом учреждении, если не сказать — любом доме, то сложилась определенная, тиражируемая до бесконечности иконография В. И. Ленина. Ленин на трибуне, Ленин за работой, Ленин в Разливе, Ленин, принимающий у себя делегацию рабочих или крестьян, — вот наиболее востребованные сюжеты, связанные с жизнью вождя. Красноречивые примеры — «Ленин на трибуне» (1930 гг.) А. Герасимова (илл. 418), «Ходоки у В. И. Ленина» (1950 г., оба — ГИМ) Вл. Серова (илл. 419). По собственному признанию, «в области вождя» всю жизнь работал такой художник, как Д. Налбандян (1906—1993 гг.). Вариацией темы «Ленин на трибуне» является его картина «Власть — Советам, мир — народам» (1950 г., Ульяновский областной художественный музей) (илл. 420), изображающая II съезд Советов. Налбандяну также принадлежат композиции, изображающие совсем молодого вождя в форме учащегося, Ленина, выступающего перед рабочими или офицерами советской армии, Ленина в Горках и даже Ленина в Дрезденской галерее.

В тех полотнах, где Ленин изображается в официальной обстановке, его фигура героизируется и монументализируется, вокруг него или даже под ним шумят на ветру красные знамена, ему внимает бесчисленная толпа. Там, где Ленин изображается в кабинете работающим или беседующим с делегатами, напротив, подчеркиваются такие качества, как скромность и трудолюбие, интерес к культуре и внимание к человеку. О какой бы композиции ни шла речь, на лице вождя должна была лежать печать благородства и следы раздумий о благе трудящегося народа. Никак иначе писать Ленина не считалось возможным.

  • [1] Кауфман Р. С. Живопись // История русского искусства / под общ. ред. И. Э. Грабаря.Т. 12. М., 1961. С. 226.
  • [2] Горький М. О социалистическом реализме. Цит. по: Кауфман Р. С. Указ. соч. С. 227.
  • [3] Кауфман Р. С. Указ. соч. С. 228.
  • [4] Кукрыниксы — псевдоним, под которым скрывались три художника: Михаил Куприянов (1903—1991 гг.), Порфирий Крылов (1902—1990 гг.) и Николай Соколов (1903—2000 гг.), которые показали себя не только мастерами станковой живописи, но и одареннымикарикатуристами.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>