Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XIX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Английская журналистика второй половины XIX века и поздневикторианского периода

В середине столетия безусловному лидерству «Таймс* был брошен вызов. Ее главными соперниками стали две лондонские ежедневные утренние газеты — «Дейли ньюс» («Ежедневные новости*) и «Дейли телеграф» («Ежедневный телеграф*). «Дейли ньюс* начала выходить с 1846 г. Одним из ее основателей и главным редактором был Ч. Диккенс. Газета выступила с либеральной политической программой, за свободу вероисповеданий и политических взглядов, равенство всех перед законом, право на образование. Резкой критике на страницах этого издания подвергалась церковь. Здесь широко были представлены материалы о рабочем движении в Англии. Диккенс опубликовал в ?Дейли ньюс* несколько своих статей. В газете был сильный отдел литературной критики. Руководство газеты сумело организовать хорошую информационную службу, создать широкую корреспондентскую сеть. Примером оперативности «Дейли ньюс» может служить такой эпизод. В 1846 г. английский парламент обсуждал вопрос об отмене хлебных законов. Тогдашний премьер-министр Великобритании Роберт Пиль закончил свое выступление глубокой ночью. В пять часов утра «Дейли ньюс* вышла в Лондоне с речью Пиля, а на следующий день уже была доставлена в Париж.

Сначала «Дейли ньюс» печаталась, как и прочие английские утренние газеты, на восьми страницах. Позже она сократила свой объем до четырех страниц, на которых продолжала печатать прежний объем материала за счет уменьшения размера шрифта. В результате цена газеты уменьшилась вдвое, что привело к дальнейшему существенному увеличению тиражей.

Вскоре примеру «Дейли ньюс» последуют некоторые другие лондонские газеты, и вторая половина XIX века станет временем возникновения в Великобритании дешевых массовых ежедневных газет. Этому способствовала отмена в 1850—1860-х гг. нескольких налогов: в 1851 г. был отменен налог на рекламу, в 1855 г. — штемпельный сбор, а в 1861 г. — налог на бумагу. В Лондоне появились многочисленные газеты стоимостью в один пенс и объемом в четыре страницы.

Первой однопенсовой лондонской газетой была «Дейли телеграф», основанная в 1855 г. Либеральная по своей политической направленности, «Дейли телеграф» в своей редакционной политике в значительной степени ориентировалась на принципы американской журналистики. Многие материалы были рассчитаны на массового читателя. Газета хотела возбудить любопытство, развлечь, поразить воображение читателей. Так, например, популярный в то время романист Джордж Август Сала, сотрудничавший в газете, выдвинул идею печатать отрывки из исследований ученых, путешественников о далеких, экзотических странах — Конго, Ассирии, Месопотамии и др. Успеху «Дейли телеграф» у широкого читателя способствовали и военные репортажи Джона Диллона. В результате «Дейли телеграф» по тиражам заняла второе место после «Таймс».

Развитие дешевой периодики встревожило владельцев «Таймс» и других крупнейших изданий, увидевших опасность возникновения серьезных конкурентов. Руководство «Таймс» попыталось добиться от правительства решения о сосредоточении прессы в руках нескольких представителей крупного капитала под тем предлогом, что дешевая пресса представляет угрозу общественной и политической стабильности. Эта попытка была расценена как стремление «Таймс» получить государственную защиту и обеспечить себе привилегированное положение в конкурентной борьбе. Правительство отвергло претензии «Таймс», аргументировав это тем, что дешевая пресса является неотъемлемой частью демократии.

Увеличение численности периодических изданий и рост их тиражей в середине—второй половине XIX столетия привели к усилению политического влияния британской прессы и к известной ее политизации. В Англии появились политические партии и отдельные политики, которые стремились манипулировать прессой, использовать ее для пропаганды своих программ и реализации политических амбиций. Эту тенденцию подметил известный английский поэт и критик Мэтью Арнольд (1822—1888), так оценивавший в статье «Назначение критики в наше время» (1864) ситуацию в английской журналистике 60-х гг. XIX века: «...Наши издания принадлежат людям и партиям и должны служить практическим целям. Так как люди и партии держат практические цели на первом месте, а умственные интересы на втором, то простора для мысли в них ровно столько, сколько нужно для достижения практических целей. У нас нет изданий типа «Revue des Deux Mondes», можно сказать, рупора свободной игры интеллекта, ставящего себе целью понять и распространять лучшее из того, что известно и осмысленно в мире. Зато у нас есть «Эдинбургское обозрение», орган старых вигов, однако и свободной игры интеллекта там ровно столько, сколько потребно, чтобы быть таковым; у нас есть * Трехмесячное обозрение», орган тори, и свободной игры интеллекта там ровно столько, сколько потребно, чтобы быть таковым; у нас есть «Британское трехмесячное обозрение», орган политической оппозиции, и свободной игры интеллекта там ровно столько, сколько потребно, чтобы быть таковым; у нас есть «Таймс», орган среднего, довольного собой, обеспеченного англичанина, и свободной игры интеллекта там ровно столько, сколько потребно, чтобы быть таковым. Можно перечислять все разнообразные политические и религиозные группировки в нашем обществе; каждый имеет свой критический орган, но идея объединить эти издания ради общего блага — свободной, беспристрастной игры интеллекта — не встречает поддержки»[1].

Как будто ответом на критику М. Арнольда стал выход в свет в 1865 г. журнала «Фортнайтли ревыо» («Двухнедельное обозрение*). Основанный Джоном Морли (1838—1923), этот ежемесячный политический журнал стал первым в Англии органом «беспристрастной игры интеллекта», добившимся независимости от политических групп и религиозных сект. Журнал стремился к панорамности и многообразию информации, отличался религиозным свободомыслием, выступал против ортодоксальных церковных догм. Отсюда пристальное внимание журнала к новым научным концепциям, которые подрывали влияние церкви. «Форт- найтли ревыо» выступал за либеральные реформы парламента и церкви, за всеобщее избирательное право. Журнал помещал статьи, в которых проявились симпатии рабочим и профсоюзам, защищающим их права. «Фортнайтли ревью* откликнулся на события Парижской Коммуны, выражая коммунарам поддержку. Морли привлек к сотрудничеству Дж. Мередита, М. Арнольда, А. Суинберна, Э. Троллопа. В «Фортнайтли ревью* в 1880— 1890-х гг. были впервые опубликованы многие стихотворения в прозе О. Уайльда и его эссе «Перо, полотно и отрава* и «Душа человека при социализме*.

Во второй половине XIX века политические ежемесячники потеснят ежеквартальные журналы, которые пользовались успехом у образованного сословия и среднего класса в первой трети столетия. «Фортнайтли ревью* обретет серьезных конкурентов, но журнал останется на протяжении всего XIX столетия самым авторитетным среди этого типа изданий.

Огромной популярностью у среднего класса в 1850—1860 гг. пользовались журналы для домашнего чтения. Некоторые из них печатали иллюстрации, привлекали публику произведениями выдающихся писателей. Большой успех выпал на долю диккенсовских «Домашнего чтения* и «Круглого года* (см. Хрестоматия: Чарльз Диккенс),

В середине XIX века благодаря развитию железнодорожного транспорта и телеграфа был дан новый импульс провинциальной печати. Все английские провинциальные газеты до 1855 г. были еженедельными и имели небольшой формат. Средний тираж региональной прессы в начале века редко превышал 800 экземпляров. Снижение штемпельного сбора в 1836 г. позволило провинциальным изданиям по формату и объему сравняться с лондонской прессой.

В 1855 г. появились первые ежедневные провинциальные газеты «Манчестер гардиан» («Манчестерский страж*) и «Ливериул дейли пост* («Ливерпульская ежедневная почта*). В них весьма скромно были представлены политика и международные новости, зато подробно освещалась жизнь данного региона.

Парадоксально, но вскоре технический прогресс сыграет злую шутку с провинциальными газетами. После того, как были проложены железнодорожные ветки, связавшие регионы с Лондоном, была налажена регулярная поставка столичных газет в провинциальные города. Местные газеты, естественно, не могли соперничать с лондонской прессой, особенно по части международных новостей, и стали паразитировать на столичной периодике.

Другими поставщиками международной информации для региональной прессы были английские информационные агентства «Рейтер*, «Сентрэл пресс*, «Нэшнэл пресс эйдженси*, «Пресс ассосиэйшн*. Главным конкурентом «Таймс* на рынке международных новостей во второй половине XIX века стало агентство «Рейтер*. Переехав в Лондон в 1851 г. и основав там новостное телеграфное агентство, Пауль Рейтер (1821—1899) предложил свои услуги всем английским газетам по вполне доступной цене. Сначала лондонские, а затем и региональные издания поспешили воспользоваться предоставившейся возможностью, так как это позволяло им если не сравняться с «Таймс* в освещении международных событий, то хотя бы приблизиться к ней. Основными клиентами «Рейтер* были дешевые ежедневные издания. «Рейтер* превосходило «Таймс* в объеме передаваемой информации и скорости передачи, хотя уступало ей в комментировании передаваемых новостей. Кроме того, «Рейтер* передавало информацию, полученную преимущественно из официальных или полуофициальных источников. Круг источников ?Таймс* был шире. В обязанности ее корреспондентов входило сопоставление официальной версии того или иного события с информацией, почерпнутой из других источников.

Важнейшими темами английской прессы в середине XIX века была колониальная политика Англии в 1850—1860-х гг. (колониальные захваты в Азии, Африке, Австралии, Новой Зеландии) и позиция британского правительства по отношению к Гражданской войне между Севером и Югом в США.

В 70-х гг. XIX века Великобритания утратила мировую промышленную и торговую монополию, пережила «великую депрессию*, охватившую промышленность, сельское хозяйство, финансовую сферу и торговлю. Резко сократилась доля страны в мировой промышленной продукции и внешней торговле. «Мастерская мира* не выдерживала более конкуренции на международном рынке по многим товарам. Несмотря на это, последние тридцать лет правления королевы Виктории были временем процветания Британской империи. Таким оно было и для английской периодической печати.

На рубеже XIX—XX веков пресса все более превращается в индустрию со своей системой права, управления, мощной технической базой. В 1895 г. в британских периодических изданиях появились ротогравюры, изготовленные на цилиндрических металлических валиках. С 1910 г. получат развитие различные формы цветной печати, которая будет использоваться и в рекламных целях. Изобретение телефона в 1876 г. привело к специализации среди лондонских журналистов: одни из них («legmen*) ходили по городу в поисках новостей и передавали их по телефону, другие («rewrite men*) — сидели в конторе и записывали сообщенную по телефону информацию, передавая ее затем редактору.

Возрастает влияние прессы на развитие экономики, прежде всего посредством рекламы различных товаров. Газеты, получавшие огромные доходы от рекламы, стали рассматривать читателей лишь как часть огромного потребительского рынка.

Функция прессы как руководителя и выразителя общественного мнения отмирала по мере того, как ее экономические функции становились все эффективнее. Если прежде печать боролась за умы читателей, то теперь борьба шла скорее за их кошельки. Отсюда ориентация на возможно более широкую читательскую аудиторию, что привело к тому, что газета стала поставщиком больших объемов неполитической информации. Как только это случилось, политическая линия газеты, некогда столь важная и являвшаяся главной причиной ее привлекательности для определенного круга читателей, перестала быть таковой.

Значительному подешевению прессы и росту числа периодических изданий способствовало упразднение законом 1869 г. системы залогов. К 1905 г. количество британских газет увеличилось по сравнению с серединой XIX века более чем в пять раз и достигло 3367 наименований. Для Великобритании, как и для Франции, период 1880—1890 гг. стал «золотым временем* журналистики, «эпохой дискуссий*, когда многие социальные конфликты удалось перевести в идеологическую сферу.

Наиболее влиятельными и популярными утренними лондонскими газетами на рубеже веков оставались «Дейли телеграф» (ежедневный тираж 300 тыс. экземпляров), «Дейли кроникл» и «Дейли ньюс» (100 тыс. экземпляров), «Таймс» ( 60 тыс. экземпляров). В 1908 г. «Таймс* сменила владельца и перестала принадлежать семейству Уолтеров. Ее новым хозяином стал Альфред Хармсворт (1865—1922), один из крупнейших лондонских издателей, магнат прессы. Он родился близ Дублина в многодетной семье. Отец Хармсворта, адвокат, переехал из Ирландии в Англию в 1867 г. Болезнь отца вынудила пятнадцатилетнего Альфреда оставить мечты о Кембридже и искать работу. В начале 1880-х гг. он занялся журналистикой. В 1888 г. Хармсворт начал издавать еженедельную газету «Ансерз» («Ответы*), недельный тираж которой вскоре достиг 1 млн экземпляров. Он приобрел и реорганизовал газету «Ивнинг ньюс». Хармсворту принадлежит заслуга издания первой ежедневной утренней газеты стоимостью в полпенса — «Дейли мейл» («Ежедневная почта*), первый номер которой вышел в 1896 г. Целью издания провозглашалась защита английских интересов и распространение английского влияния в мире. Хармсворт был ярым противником Германии. Однажды он сказал редактору французской газеты «Матен»: «В нашей газете не найдется места ни одному доброму слову о Германии*. Газета придавала огромное значение сенсационным новостям, и ее информации подчас не хватало достоверности. «Дейли мейл» ориентировалась на массового читателя, не слишком взыскательного, но жадного до сведений самого различного, подчас скандального характера. Как говорил соучредитель газеты Кеннеди Джоунс, ее журналисты не дожны забывать,

Альфред Хармсворт

«что пишут для дураков». Главное — добывать быстро и много новой информации, которую можно продать, — такова была издательская политика Хармсворта.

Ее результатом стало то, что к 1900 г. «Дейли мейл» достигла миллионного тиража и приобрела огромную популярность в разных слоях британского общества.

«Незадолго до смерти Виктории «Дейли мейл» уже читали и на скамье деревенского трактира, и под соломенной кровлей крестьянской хижины»[2]. Газета принесла огромное состояние ее владельцу. В 1905 г. Хармсворт получил титул лорда Нортклиффа, а через три года купил «Таймс», что стало еще одним свидетельством его могущества и огромной влиятельности.

Успех «Дейли мейл» вдохновил других газетных магнатов последовать примеру Хармсворта. В 1900 г. Артур Пирсон (1866—1921) начал издавать полупенсовую «Дейли экспресс», в которой серьезные статьи соседствовали с объявлениями и новостями спорта. На лицевой стороне первой страницы печатались важнейшие политические новости, а на оборотной — спортивные. «Дейли мейл* и «Дейли экспресс* были наиболее успешными изданиями, представляющими английскую «желтую прессу» с ее политической индифферентностью, установкой на скандал, развлекательность, облегченную подачу информации и т. д.

Распространению и популярности полупенсовой прессы способствовала и реформа образования, проведенная кабинетом

Гладстона в 1870 г. Развивающейся промышленности требовались грамотные рабочие. Отсталая английская система образования не отвечала новым требованиям: преобладали частные школы, где учили плохо, царили зубрежка и телесные наказания. Реформа, проведенная Гладстоном, увеличила число государственных приходских школ, куда получили доступ дети из буржуазных семей, что привело к резкому росту грамотности во всех (включая и низшие) слоях общества. Это, в свою очередь, создавало широкую читательскую аудиторию для дешевой массовой прессы. В конце XIX столетия в каждом более-менее значительном английском городе было по меньшей мере две ежедневные газеты, как правило, либерального толка.

Популярность массовой периодики была обусловлена также изменением атмосферы в британском обществе в 80—90-х гг. XIX века. На смену викторианской серьезности и строгой морали приходит скепсис по отношению к традиционным нравственным нормам и религиозным верованиям. Усилению антирелигиозных и антиклерикальных настроений английской интеллигенции способствовал дарвинизм. Еще в 1860—1880-х гг. в британских газетах разворачивается острая полемика между церковью и сторонниками учения Ч. Дарвина. В 1880—1890-е гг. поздневикторианская Англия становится более легкомысленной.

«Новая журналистика» уловила эти тенденции и откликнулась на них. Впервые словосочетание «новая журналистика* («new journalism*) употребил Мэтью Арнольд, описывая в одной из своих статей новые тенденции в английской прессе 1880-х гг. «Новая журналистика* весьма незначительное внимание уделяла серьезным новостям внутриполитического или международного характера. Она не ставила перед собой задачу дать читателям объективную и богатую информацию, глубокий анализ явлений. Акцент делался на сообщении новостей, а не на их комментировании. Достаточно было поставлять читателю легко усваиваемые куски общеинтересной информации. Названия некоторых периодических изданий «новой журналистики* весьма красноречивы — «Пэлл-Мэлл газет» («pall-mall* — название старинной игры в шары), «Титбитс» ( «Лакомые кусочки*, «Пикантные новости*), «Ансерз» («Ответы*) и т. д. В этих изданиях появились колонки слухов и сплетен, женская и спортивная странички, печатались сенсационные разоблачения, широко использовались иллюстративные материалы. Изложение международных новостей было очень сжатым. Одна из особенностей «новой журналистики» заключалась в том, что полемика теперь велась не между различными по своей политической ориентации изданиями, а внутри одной газеты, предоставлявшей свои страницы сторонникам разных позиций и точек зрения.

Первая страница лондонской газеты «Пэлл-Мэлл газет*

Образцами «новой журналистики* были прежде всего дешевые вечерние газеты, широкое распространение которых началось еще в 70-х гг. XIX века.

Утренние газеты были в целом серьезнее по содержанию, печатали аналитические статьи. Вечерние газеты имели более развлекательный и сенсационный характер, были гораздо менее влиятельны в политическом отношении, но именно они в конечном счете оказались весьма жизнеспособными.

Среди вечерних лондонских газет рубежа XIX—XX веков, представлявших «новую журналистику* и выстраивавших свою издательскую политику с ориентацией на массового читателя, выделялись «Пэлл-Мэлл газет», «Ивнинг ньюс» («Вечерние новости*), «Стар» («Звезда»). Образцом «новой журналистики* в Англии в 80—90-х гг. XIX века стала ежевечерняя «Пэлл-Мэлл газет», основанная еще в 1865 г. Человеком, изменившим облик «Пэлл-Мэлл газет* и вставшим у истоков «новой журналистики* в Великобритании, стал Уильям Стэд (1849—1912). Он родился в Эмбелтоне. Переехав в Лондон, занялся журналистикой. С 1883 по 1889 г. был редактором вечерней лондонской газеты «Пэлл-Мэлл газет*. Стэд отказался от «скучных» аналитических статей на политические темы, зато печатал подробную информацию о спорте, создал колонку сплетен и слухов.

Высокий штемпельный налог, который вынуждены были платить британские издатели периодики, не позволял им тратить деньги на оформление газет. Поэтому внешний вид английской прессы был довольно тусклым, оформление не отличалось оригинальностью. В газетах было мало рисунков и иллюстраций. Стэд сделал более разнообразными и привлекательными страницы «Пэлл-Мэлл газет*. Заголовки печатались жирным и крупным шрифтом. Он ввел подзаголовки в длинных статьях, позволявшие читателям легче и быстрее ориентироваться в их содержании. В «Пэлл-Мэлл газет* помещались многочисленные рисунки, иллюстрации, шаржи. Стэд ввел в английскую журналистику некоторые методы и приемы американской прессы. Он стал выпускать дополнительные экстренные выпуски газеты, ввел практику интервьюирования и стал печатать интервью в «Пэлл-Мэлл газет*. Стэд погиб 15 апреля 1912 г. во время катастрофы «Титаника*. Английский исследователь, профессор Дж.О. Бейлен считает, что место Стэда в английской журналистике определяет то, что он разработал концепцию «управления посредством журналистики* («government by journalism*), т. е. он хотел создать такую прессу, «которая могла бы интерпретировать волю народа и сообщать ее власти, а когда это необходимо, посредством публикаций в прессе сенсационных разоблачений заставлять власть узаконивать то, что угодно и потребно массам*[3].

Вскоре некоторые утренние газеты пойдут по пути, открытому массовыми вечерними изданиями. Так, утренние «Мор- нинг» («Утро*) и «Морнинг лидер* («Утренний лидер*), основанные в 1892 г., позаимствовали у вечерних газет кое-какие особенности оформления, пожертвовав строгостью и респектабельностью внешнего вида, характерного для утренней периодики. Первую страницу в них занимала реклама, хотя традиционно в утренних газетах на первой странице помещались главные новости. Теперь же они были напечатаны на обороте первой страницы.

На рубеже 1870—1880-х гг. под влиянием кризиса и «великой депрессии* в Великобритании возрастает интерес к социалистическим идеям. В 1884 г. было создано Фабианское общество, которое объединило представителей английской интеллигенции, выступавших за реформирование общества на основе социалистических принципов. Членами Фабианского общества были такие известные писатели, как Бернард Шоу и Герберт Уэллс. В том же 1884 г. Социал-демократическая федерация основала газету «Джастис» («Справедливость»), в которой публиковала материалы о тяжелых условиях жизни фабричных рабочих и пропагандировала свержение капитализма. Однако в целом социалистическая пресса не получила широкого развития и распространения в Великобритании.

В целом же, в Великобритании, как и во Франции, консерваторы медленнее, чем либералы, осознавали роль и значение прессы. Это вполне понятно: ведь бурное развитие периодической печати было обусловлено прежде всего становлением и развитием либеральной идеи в XIX столетии[4]. Лишь к 1880-м гг. тори поняли значение прессы в борьбе за избирателей и начали схватку за прессу с либералами. К началу XX века они одержали победу в этом поединке: если в середине и второй половине столетия большая часть периодических изданий была под контролем либералов, то к 1900-м гг. уже тори контролировали ситуацию в прессе, что в значительной мере было обусловлено процессом концентрации печати, который интенсивно шел в Англии на рубеже XIX—XX веков.

Капитал нуждался в национальной дешевой прессе. Семейные фирмы, которые на протяжении XIX века были основной формой организации газетно-издательского бизнеса в Великобритании, не имели возможности создать такую прессу. Поэтому в конце XIX столетия периодическая печать становится собственностью акционерных обществ, создаваемых крупными промышленниками и финансистами для коммерческого использования прессы. Возникают газетно-журнальные тресты, объединявшие свои финансовые ресурсы для скупки периодических изданий и использовавшие их для защиты финансово-экономических интересов треста. К началу XX века из восьми лондонских ежедневных газет только три избежали слияния с другими периодическими изданиями — ?Таймс», «Дейли мейл* и «Дейли экспресс*.

До Первой мировой войны крупнейшими английскими газетно-журнальными концернами были тресты Нортклиффа, Ро- термеера, лорда Бивербрука и Кедбери. Нортклиффа по праву считают основателем газетных трестов в Англии. Его издательская группа включала 50 газет и журналов, среди которых газеты ?Таймс», «Дейли миррор», журналы «Уикли диспэч», «Лондон мэгэзин» и др. Общий тираж изданий составлял 30 млн экземпляров. Вторым по масштабам и значимости был трест Ротерме- ера, брата лорда Нортклиффа, ставшего владельцем «Дейли мейл» и ряда других популярнейших лондонских периодических изданий.

Наиболее интересными литературно-художественными журналами, отразившими новые веяния в культурной жизни Великобритании на рубеже XIX—XX веков, были журналы «Йеллоу бук» («Желтая книга») и «Савой». «Иеллоу бук» выходил в Лондоне с 1894 по 1897 г. и представлял эстетизм и декадентское движение в Англии. Необычная желтая обложка журнала была призвана эпатировать читателя, заявить об антитрадици- оналистской установке издания. Респектабельная лондонская «Таймс» писала по этому поводу: «Мы полагаем, что «Йеллоу бук» претендует быть органом новой литературы и искусства. Обложка, может быть, имела целью шокировать своим омерзительным цветом и дерзостью»[5].

Вокруг «Йеллоу бук» группировались писатели, близкие символизму: ирландский писатель Уильям Батлер Йейтс, английский писатель, теоретик символизма, автор эссе «Декадентское движение в литературе» (1893) Артур Саймонс, американский писатель Генри Джеймс, сблизившийся с английскими эстетами в 1890-е гг., английские поэты Эрнст Доусон, Джон Дэйвидсон. Признанным авторитетом для авторов, печатавшихся в «Йеллоу бук», был английский писатель, историк искусства и художественный критик Уолтер Пейтер (1839—1894), стоявший у истоков английского эстетизма. Руководствуясь пейтеровской идеей, что критик, как и художник, имеет право на субъективность, что он должен анализировать не произведение, но свое впечатление от него, «Йеллоу бук» стал оплотом «импрессионистической критики».

В первом номере журнала был заявлен и другой важный принцип эстетской программы — разрыв искусства с действительностью. В статье «Сдержанность в литературе» Артур Во писал, что произведения, отражающие реальную жизнь, не принадлежат «к тому виду литературы, которому суждено пережить треволнения столетий*[6].

Литературным редактором журнала был англо-американский писатель Генри Харлэнд (1861 — 1905). Харлэнд родился в Санкт-Петербурге, учился в Риме, затем в Гарварде и Парижском университете. Он начал свою литературную карьеру в Нью- Йорке как автор новелл и коротких рассказов. В конце XIX века Харлэнд переехал в Лондон, где опубликовал несколько произведений, выполненных в импрессионистической манере. Харлэнд был весьма либеральным редактором, заботившимся прежде всего о том, чтобы каждый автор мог в полной мере раскрыть свою творческую индивидуальность. Превыше всего Харлэнд ценил оригинальность стиля.

Журнал не только печатал произведения вышеназванных и многих других английских писателей и поэтов-символистов и эстетов, но и знакомил английского читателя с близкими по духу и стилю явлениями французской литературы — с произведениями «парнасцев», творчеством французских декадентов. «Отличительной чертой журнала было стремление сочетать английское хулиганство и французскую развращенность»[7].

Публикации «Йеллоу бук» действительно зачастую носили скандальный характер. Чопорная викторианская Англия воспринимала многое из того, что появлялось в журнале, как вызов общепринятой морали и приличиям. Основными темами произведений, публиковавшихся на страницах журнала, были богемная жизнь, продажная любовь, разнообразные пороки и извращения. Необычную трактовку на страницах журнала получали любовная и семейная темы. Викторианскому культу семейных добродетелей авторы «Йеллоу бук* противопоставляли изображение семьи как ловушки, в которую попали два человека. А любовь, вопреки принятой в викторианской литературе идиллической трактовке, представала сложным и мучительным чувством, далеко не всегда разделенным и ведущим к брачным узам.

Художественным редактором «Йеллоу бук» стал талантливый английский художник Обри Бёрдсли (1872—1898). Иллюстрации Обри Бёрдсли, отличавшиеся утонченностью и прихотливостью линий, изощренностью узора, изысканностью сочетаний и орнаментальностью композиций, внесли немалый вклад в огромный успех издания. Бёрдсли создает в своих рисунках образ «femme fatale» («роковой женщины»), ставший впоследствии одним из центральных образов в искусстве декаданса и модерна. Бёрдсли принадлежал и замысел обложки журнала, что впоследствии сыграло с ним злую шутку. При аресте О. Уайльда у него оказалась книга в желтом переплете, которую приняли за номер « Йеллоу бук ». Это недоразумение бросило тень на Бёрдсли. Издатель был вынужден уволить художника и изменить цвет обложки.

Обри Бёрдсли. Иллюстрация к драме О. Уайльда «Саломея*

«Желтая книга» — «самый замечательный и смелый журнал последней четверти XIX века. В тех условиях дальнейшее существование журнала оказалось невозможным, ибо и без того шокирующий характер многих произведений «Желтой книги» тотчас связывал ее с именем Оскара Уайльда, история жизни которого вызвала бурю единодушного негодования и осуждения*[8]. В 1897 г. журнал прекратил свое существование, но его преемником стал «Савой», который под руководством А. Саймонса продолжил традиции «Желтой книги», став главным печатным органом английских декадентов последних лет уходящего столетия.

Английская журналистика прошла в XIX веке долгий путь от персональной журналистики к «новой журналистике», от семейной формы владения газетами и журналами до концентрации печати в руках нескольких «магнатов прессы*, от осознания себя выразительницей общественного мнения до признания печати доходной отраслью индустрии. «Новая журналистика* не рассматривала более журналистскую деятельность как общественное служение. Журналистика переставала быть потенциальным инструментом формирования общественного мнения и одновременно его отражением. Экономические интересы в издательском деле и периодической печати начинают превалировать над политическими. Одним из следствий этой трансформации было то, что пресса стала гораздо менее зависимой от политических структур. «В 1815 г. свобода прессы в Европе была недостижимой мечтой. Ни в одной европейской стране издатели газет не могли вести себя как обычные промышленные предприниматели: повсюду за ними был полицейский надзор, их преследовали законы о клевете, многочисленные ограничения свободы печати. Ограничителем свободы прессы выступало государство. К 1880 г. печать была вписана в рамки промышленной структуры, стала бизнесом, как всякий другой*[9].

Если и теперь свобода прессы не была абсолютна, то отныне ее ограничивали законы бизнеса, интересы предпринимателей и традиция. В Англии пресса юридически была свободнее, чем во Франции или Германии. Предварительная цензура была отменена еще в 1688 г. Конечно, если газета печатала статью, содержащую клевету или плохо проверенную информацию о каком- либо лице, то это лицо могло подать жалобу или возбудить процесс в Верховном Суде. Но гораздо страшнее для любого уважающего себя издания было лишиться в результате недобросовестных и некачественных публикаций уважения своих коллег и влияния в обществе. Периодические издания, нарушившие неписаные законы порядочной журналистики, подвергались остракизму. Традиция оказывалась сильнее закона.

  • [1] Писатели Англии о литературе. — М.: Прогресс, 1981. — С. 119.
  • [2] Тревельян Дж.М. История Англии от Чесера до королевы Виктории / Пер.с англ. — Смоленск: Русич, 2002. — С. 603.
  • [3] Baylen J.O. The British press. 1861—918 // The Encyclopedia of the Britishpress. 1422—1992 / Ed. by D. Griffiths. — Basingstone, 1992. — P. 38.
  • [4] См.: Lee A.G. The origins of the popular press in England. 1855—1914. —London, 1980. — P. 22.
  • [5] Цит. по: Mix К±. A Study in Yellow. The «Yellow Book* and Its Contributors. —Lawrence: Univ. of Kansas Press, 1960. — P. 88.
  • [6] Цит. по: История английской литературы: В 3 т. — М.: Изд-во АН СССР,1958. — Т. 3. — С. 68.
  • [7] Mix K.L. Op. cit. — Р. 88.
  • [8] Абазова Л.М. Роль журналов «Желтая книга* и «Савой» в определенииэстетической концепции английского декаданса 90-х гг. : (Метод, указ.) —М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова, 1979. — С. 15.
  • [9] Smith A. Op. cit. — Р. 143.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>