Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XIX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Американская журналистика конца XIX — начала XX века

Преобладающий тип периодического издания в США в конце XIX века — газеты. «Нигде в мире периодическая печать не достигла такого развития и распространения, как в Соединенных Штатах <...> Нет закоулка в Америке, куда не заходило бы печатное слово; нет человека, который не читал бы газет; чтение газет рекомендуется даже детям в школе. Печать является здесь более важным воспитательным органом, чем школа*[1], — писал о ситуации в США 80—90-х гг. XIX века И. Гурвич. Широкое распространение получили в конце XIX — начале XX века религиозные периодические издания, журналы для домашнего чтения, модные и детские журналы, наметилась тенденция к четкой дифференциации периодических изданий на общественно-политические (публицистические), литературно-художественные, специальные научные, иллюстрированные и развлекательные. В конце столетия газеты и журналы выходили в США на двадцати пяти языках.

Крупнейшие и влиятельнейшие американские газеты на рубеже веков — нью-йоркские «Нью-Йорк тайме», «Нью-Йорк геральд», «Нью-Йорк мейл энд экспресс», «Нью-Йорк уорлд», «Нью-Йорк морнинг джорнэл», вашингтонские «Вашингтон пост» и «Вашингтон тайме», чикагская «Чикаго ньюс». Отмечается быстрый рост вечерней прессы.

Среди журналов выделялся ветеран американской периодической печати «Норт америкэн ревью» («Североамериканское обозрение*), а также журналы «Сенчэри» («Век*) и «Ревью оф ревью» («Обозрение обозрений*). Последний был основан в Великобритании У.Т. Стадом, а в 1889 г. в США появилась его американская версия. «Ревью оф ревью* был своеобразным журналом-«дайджестом*, в котором давались краткие обзоры статей и материалов, печатавшихся в других журналах. Издание пользовалось большим успехом.

Качественная печать, «пресса мнений* («opinion press*) усилила свои позиции в американской журналистике на короткое время, в течение и после Гражданской войны между Севером и Югом, но быстро сошла на нет под натиском новых форм журналистики, стремившихся к развлечению и информированию читателя больше, чем к политическому лидерству.

В конце XIX века значительно ослабли позиции «персональной журналистики*, которая представляла собой практику написания статей и подготовки материалов для конкретного издания, издателя, владельца газеты. На ее место пришла информация, поставляемая агентствами печати, приобретающими информацию, статьи и т. п. и продающими их различным газетам для одновременной публикации.

Стремительный рост числа периодических изданий и популярности американской печати сопровождался наступлением «желтой прессы». «Это словосочетание вызывает в воображении жестокую конкуренцию между нью-йоркскими газетами того времени в погоне за сенсационными новостями с целью привлечь читателей. Эти газеты выходили с заголовками, написанными на языке, который мог быть понятен иммигрантам...»[2]. Речь идет прежде всего о двух крупнейших конкурирующих нью-йоркских газетах — «Нью-Йорк уорлд» («Нью-йоркский мир») и «Нью- Йорк морнинг джорнэл» («Нью-йоркская утренняя газета»).

По одной из версий, словосочетание «желтая пресса» зародилось в недрах «Нью-Йорк уорлд». В 1894 г. в воскресном приложении к газете была создана цветная юмористическая страничка, главным персонажем которой стал «Желтый парень», придуманный американским художником-карикатуристом Ричардом Фелтоном Аутколтом (1863—1928). Вскоре забавный и эксцентричный «Желтый парень» приобрел огромную популярность у читателей, дав название развлекательной и низкопробной периодической печати — «желтая пресса».

«Желтая пресса» стала поставщиком сенсационных новостей и «жареных* фактов. Стремительно ускорявшийся ритм городской жизни не оставлял времени ни журналистам, ни читателям на обдумывание тех или иных событий. Новости все более становятся товаром, и товар этот должен быть разнообразным, свежим и готовым к употреблению. Материал современной газеты должен был быть «горячим», потрясающим.

Отсюда тиражирование «желтой прессой» «трюков», «фокусов», «штук», т. е. создание сенсационных новостей самой газетой. Например, 2 января 1882 г. О. Уайльд приплыл в Нью- Йорк. Чтобы пройти карантин, нужно было дождаться следующего утра. Жаждавшие увидеть знаменитого писателя американские репортеры наняли катер, доставивший их на борт парохода «Аризона». Журналисты засыпали Уайльда вопросами. Один из вопросов: «Как он перенес плавание?». Ответ Уайльда: «Плавание было малоинтересным». Ответ писателя не удовлетворил жадных до сенсаций журналистов, и они принялись расспрашивать пассажиров, попутчиков Уайльда, пока кто-то не вспомнил фразу Уайльда, оброненную во время путешествия: ? Я что-то недоволен Атлантикой. Она не столь величественна, как я ожидал. Она ведет себя слишком уж мирно. «Ревущий» океан не ревет». На следующий день американские газеты вышли с крупными заголовками на первых страницах: «Мистер Уайльд разочарован Атлантикой» — и это было немедленно передано по телеграфу в Англию.

Большие газеты располагают огромным штатом репортеров. Основное качество, которое ценится в американских репортерах, не стиль, но умение отыскать сенсацию и быстро ее передать. Так, например, европейцы узнали о смерти папы Льва XIII из сообщений в американских газетах. Корреспондент «Ассошиэйтед Пресс* в Париже Томсон, когда появились слухи о тяжелом состоянии папы, бросился в Рим, добился обещания у врача папы, что тот сообщит ему первому, если папа умрет. Уведомленный по телефону через час после кончины папы, Томсон телеграфировал в Нью-Йорк.

Джозеф Пулитцер

Одним из создателей «желтой прессы* в США был Джозеф Пулитцер (1847—1911). Пулитцер родился в Венгрии, его детство прошло в Будапеште. В 1864 г. он эмигрировал в США в качестве наемника союзной армии во время Гражданской войны между Севером и Югом 1861—1865 гг. Прежде чем стать «королем* американской прессы, Пулитцер служил гарсоном в кафе, полицейским. В 1867 г. Пулитцер начал свою журналистскую карьеру репортером одной из провинциальных газет. Через десять лет он стал совладельцем нескольких изданий.

Женская страничка в пулитцеровской *Уорлд*

В 1883 г. он переехал в Нью-Йорк и купил «Нью-Йорк геральд*. В том же году Пулитцер основал утреннюю газету «Нью- Йорк уорлд» («Нью-йоркский мир*), которая вскоре стала главным нью-йоркским рупором демократической партии. Газета поддерживала социальные реформы, выступала за улучшение условий жизни и труда американских рабочих. Пулитцер остро чувствовал болевые точки американского общества и умел привлечь к ним внимание читателей своей газеты.

Другая причина огромной популярности «Нью-Йорк уорлд* заключалась в том, что газета стала выразительницей предрассудков и настроений своих читателей, она импонировала большинству американцев, например, своими ура-патриотическими, а иногда и агрессивно шовинистическими лозунгами, своим антиинтеллектуализмом.

Ориентируясь на вкусы массового читателя, Пулитцер перевернул американскую журналистику с ног на голову, введя в нее новые методы подачи новостей и иллюстрирования. Он совмещал статьи о политической коррупции, журналистские расследования, сенсации, юмор, рекламу. Впоследствии добавил спортивные новости, рубрики, посвященные женщинам. «Уорлд* Дж. Пулитцера была первой американской газетой, которая стала регулярно печатать странички юмора.

Главное умение Пулитцера — заставлять читателя покупать газету, привлекая его искусными, интригующими заголовками

(«Она ли украла бриллианты? Горничная отеля обвинена в краже драгоценностей», «Брат на тропе войны. Он нападает на дантиста своей сестры и пытается застрелить его»).

С началом испано-американской войны пулитцеровская «Уорлд» начала острую конкуренцию с «Нью-Йорк морнинг джорнэл», принадлежавшей сначала Уильяму Гертцу, а затем купленной другим «королем» американской прессы Хёрстом. Борьба двух этих изданий и привела к появлению термина «желтая пресса».

В 1885 г. Пулитцер стал конгрессменом. Напряженная работа отрицательно повлияла на его здоровье. В 1887 г. он оставил пост главного редактора, а затем и вовсе отошел от издательских дел. 29 октября 1911 г. Пулитцер скончался. В своем завещании он выделял крупную сумму на организацию премии (Пулитцеровская премия), присуждаемой с 1917 г.

Автор книги о Пулитцере профессор Принстонского университета Джордж Джардженс объясняет успех американского журналиста тем, что он создал новый стиль в журналистике. Пулитцер «заявил своим современникам и потомкам, что американцам, живущим в больших городах среди машин, нужна новая журналистика. Успех его начинаний заставил прислушаться к нему*[3].

Основным конкурентом Пулитцера был владелец тридцати восьми газет с огромными тиражами и дюжины журналов Уильям Рэндольф Хёрст (1863—1951). Будущий магнат родился в Сан-Франциско в богатой семье. Его отец был владельцем шахт, золотоискателем, сенатором. С юности Хёрст хотел стать крупным издателем, магнатом прессы. Во время учебы в Гарварде активно сотрудничал в студенческой прессе. Затем Хёрст унаследовал от отца газету «Дейли экзэминер» («Ежедневный наблюдатель*). За восемь лет превратил «Дейли экзэминер» в доступную (стоимость в один цент) и влиятельную газету, которая насчитывала 80 000 подписчиков, ее воскресные номера выходили на 120 страницах.

После смерти в 1895 г. отца, оставившего многомиллионное наследство, Хёрст купил почти обанкротившуюся газету «Нью- Йорк морнинг джорнэл» и вступил в конкурентную борьбу с пулитцеровской «Нью-Йорк уорлд». Хёрст восхищался Пулитцером и даже в студенческие годы во время каникул поработал в пулитцеровской «Нью-Йорк уорлд* репортером. Пулитцеровские уроки не прошли даром. Хёрст использовал в своей газете многие приемы своего предшественника: помещал на страницах « Нью-Йорк морнинг джорнэл* многочисленные цветные иллюстрации, снабжал статьи броскими заголовками, придавал публикациям агрессивный тон и т. д. Хёрст переманил в свою газету некоторых наиболее талантливых сотрудников Пулитцера (например, Р.Ф. Аут- кол та). Хёрсту удалось одержать победу в схватке с Пулитцером: тираж «Нью-Йорк морнинг джорнэл* в 1896 г. достиг беспрецедентной цифры — более 1,5 млн экземпляров, — но цена этой победы была высока. Хёрст сделал сенсацию главным и чуть ли не единственным средством привлечения читателей, что понизило уровень газеты и превратило ее в образчик «желтой прессы*. Успех газеты был обусловлен обилием рубрик, хорошей технической организацией издательского процесса и безграничной пошлостью публикуемых материалов. Хёрст придал прессе не просто сенсационный, но откровенно скандальный и циничный характер. Иногда его газета заходила так далеко, что призывала к политическим убийствам своих противников, «плохих парней*.

К началу XX столетия Хёрст стал крупнейшим газетным магнатом (ежедневный тираж его газет составлял 8 млн экземпляров, а журналов — 10 млн 870 тыс. экземпляров). Несмотря на это Херсту не удалось победить на выборах губернатора Нью- Йорка. Американский избиратель почувствовал цинизм Хёрста и неискренность целей, которые он преследовал.

Реакцией на широкое распространение «желтой прессы* стал нелестный отзыв об американской журналистике известного норвежского писателя, лауреата Нобелевской премии Кнута Гам- суна (1859—1952) (см. Хрестоматия: Гамсун К.). Дважды посетивший США и хорошо знакомый с жизнью этой страны, Гамсун в своей книге «О духовной жизни современной Америки» (1889) рассматривал американскую журналистику в контексте более широкого разговора о культурной ситуации, сложившейся в США в конце XIX века. Журналистика Нового Света, по мысли Гамсуна, отражает некоторые особенности американского национального характера и духовной жизни страны, такие как отсутствие эстетического чувства и серьезных научных и художественных интересов. «Американцы — дельцы, но отнюдь не художники, конечно, за некоторыми исключениями*[4], — утверждал Гамсун.

Анализируя американскую прессу, Гамсун отмечает, какое незначительное место в ней занимают серьезные материалы и информация о политике, искусстве, литературе и науке, особенно на фоне многочисленных рекламных объявлений, криминальной хроники, сообщений о бизнесе и спорте. Весьма невысоко оценивает норвежский писатель литературный уровень американской прессы. «...Про американскую журналистику никак не скажешь, будто ее публикации становятся «все лучше и лучше». В литературном отношении эту журналистику можно сравнить разве лишь с мелкими копенгагенскими газетенками — это бульварная пресса, содержание и дух которой целиком определяются специфически американским материалистическим настроением...»[5]. Гамсун называет американскую журналистику «малоинтеллигентной, грубой, назойливой»[6]. С юмором и блестящим мастерством Гамсун дает в книге стилизацию отрывков из американской прессы. Вместе с тем он признает, что журналистика США, по сравнению с художественной литературой, является верным отражением жизни общества, «отражением интересов и взглядов ее жителей»[7], что она отличается оперативностью в добывании и подаче информации.

Значительным явлением в американской журналистике первого десятилетия XX столетия стало движение «разгребателей грязи», объединившее американских литераторов, ученых и общественных деятелей либеральных взглядов, ставивших своей целью разоблачение деятельности трестов и монополий, коррупции и произвола чиновников. Лидером «разгребателей грязи» стал американский публицист Линкольн Стеффене (1866— 1936), работавший с 1892 г. журналистом в Нью-Йорке. В 1902 г. Стеффене публикует в «Макклюрс мэгэзин» статьи о коррупции в городских муниципалитетах. Эти разоблачительные публикации ознаменовали начало движения «разгребателей грязи». Чуть позже в своей знаменитой книге очерков «Позор городов» (1904) Стеффене нарисовал картину язв городской цивилизации и всего американского общества. Многочисленные очерки и репортажи Стеффенса принесли ему славу и репутацию «величайшего репортера Америки».

В том же 1904 г. увидела свет сенсационная книга активной участницы движения «разгребателей грязи* Аиды Тарбелл (1857—1944) *История “Стэндэрд ойл”», основу которой составила серия статей, опубликованных в «Макклюрс мэгэзин*. Статьи были посвящены проблемам национальной экономики и разоблачали деятельность нефтяного концерна «Стэндэрд ойл*.

Писатель и публицист Дэвид Грэхем Филлипс (1867—1911) начал журналистскую деятельность после окончания Принстонского университета в 1887 г. Он много печатался в газетах Цинциннати, затем Нью-Йорка. Автор многочисленных романов, Филлипс прославился серией публицистических статей * Предательство сената* (1906), в которых приводил многочисленные, подтвержденные документами факты продажности американских сенаторов.

В своих статьях, очерках, памфлетах, рассказах и романах «разгребатели грязи* изобличали пороки американского общества (продажность властей, политический гангстеризм, мафию, фальсификацию лекарств, перерождение демократии в плутократию и т. д.). Обличительный пафос движения не мог не раздражать власти. Президент Т. Рузвельт сравнил однажды входивших в него журналистов с героем романа Джона Беньяна «Путь паломника* (1678—1684) Христианом, утратившим способность видеть что-либо, кроме грязи у себя под ногами. Между тем «разгребатели грязи* внесли существенный вклад в развитие американской журналистики и литературы, добившись значительных успехов в жанрах очерка и репортажа, привнеся публицистический элемент в беллетристику. Публицистика «разгребателей грязи* свидетельствовала о существовании в американской журналистике рубежа XIX—XX веков не только «желтой прессы*, но и качественной продукции.

Однако в целом литературный и интеллектуальный уровень американской журналистики в конце XIX—начале XX века оставался невысоким. В связи с чем остро встала проблема специальной подготовки журналистских кадров. К началу XX столетия на Западе сформировались две основные формы профессиональной подготовки журналистов: обучение в специальных учебных заведениях (на отделениях и факультетах журналистики при университетах или в самостоятельных школах журналистики на базе какой-либо редакции); ученичество, т. е. подготовка кадров в редакциях в процессе практической работы. Журналистское образование в США развивалось преимущественно в соответствии с первой моделью, а в Западной Европе более распространенной оказалась вторая (за исключением, может быть, Германии). Первые специальные учебные заведения, готовившие журналистов, в США были созданы на базе юридических факультетов университетов. В 1904 г. Пулитцер пожертвовал 2 млн долларов на создание Высшей школы журналистики в Колумбийском университете.

Процесс становления американской журналистики совпал с формированием новой нации, которое частично происходило под влиянием возрастающей роли средств массовой информации. Вместе с тем некоторые национальные особенности американцев наложили отпечаток на журналистику, определили ее своеобразие. Деловитость, практицизм американцев обусловили более интенсивную по сравнению с Западной Европой коммерциализацию прессы, то огромное место, которое занимала в ней реклама. Напряженный ритм жизни в США в значительной степени сформировал основной принцип американской журналистики: быстрота, оперативность подачи информации в ущерб ее точности. Издательский процесс в конце XIX столетия все более напоминает в США функционирование прекрасно отлаженной огромной машины. Роль «персональной журналистики» уменьшается. На первый план выдвигается «желтая пресса» с ее установкой на массового читателя и сенсационность.

Если в начале XIX века американская журналистика ориентировалась на лучшие образцы западноевропейской (прежде всего британской) прессы, то на рубеже XIX—XX веков происходит американизация многих европейских периодических изданий, заимствовавших приемы привлечения широкой читательской аудитории, разработанные журналистикой США.

кхххххххххххххх

В XIX столетии зарубежная журналистика прошла долгий и трудный путь, на котором были победы и поражения, приобретения и потери. Различными были культурно-исторические и социальные условия, в которых развивалась журналистика. Однако вектор развития был одинаковым: в тяжелой борьбе она отстаивала свободу слова как одну из важных ценностей. В начале XIX века свобода слова была идеалом, порожденным Великой французской революцией. К концу столетия журналистика сделала важный шаг к его осуществлению: освободилась от цензурного гнета, завоевала существенную независимость от политической власти, став влиятельным общественным институтом, «четвертой властью».

  • [1] Гурвич И. Американская печать // История печати: Антология.: Т. II /Сост. Я.Н. Засурский, Е.Л. Вартанова. — М.: Аспект Пресс, 2001. — С. 286.
  • [2] Smith A. Op. cit. — Р. 160—161.
  • [3] Juergence G. Joseph Pulitzer and the «New York World». — Princeton,1966. — P. 368.
  • [4] Гамсун К. В сказочном царстве. Путевые заметки. Статьи. Письма: Сборник. — М.: Радуга, 1993. — С. 167.
  • [5] Гамсун К. Указ. соч. — С. 170.
  • [6] Там же. — С. 173.
  • [7] Там же.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>