Гражданское право

Отдельные реформы гражданского права.

Развитие гражданского права Третьей республики характеризуется изданием ряда законов, отчасти изменяющих отдельные статьи Гражданского кодекса (и относящиеся к числу основных и принципиальных), отчасти - устанавливающих правила, касающиеся институтов, не включенных в состав Кодекса. Однако подавляющее большинство постановлений Кодекса, в частности общие правила о праве собственности и о договорах, остаются неизменными.

Обострение классовой борьбы пролетариата против буржуазии приводит, наряду с репрессивными мерами со стороны государства, к необходимости некоторых отдельных уступок рабочим, направленных, в конечном счете, к упрочению положения буржуазии. К числу этих мер относятся законы 1890 г. об отмене рабочих книжек (затруднявших рабочим перемену места работы), 1898 г. - об ответственности за вред, причиненный рабочему вследствие несчастного случая (закон этот устанавливал, однако, лишь весьма ограниченное и по кругу случаев, и по размеру вспомоществование рабочим).

С другой стороны, был осуществлен ряд частичных буржуазно-демократических реформ, главным образом, в области семейного права. Реформы эти, по общему правилу, осуществляли требования мелкобуржуазных слоев. Так, в 1884 г. был издан закон о разводах, а в 1886 г. - о процедуре развода, представлявшей некоторые облегчения для лиц, ищущих развода, что не мешает, однако, тому, что и при новой процедуре развод является сложным, длительным и дорогостоящим судебным процессом, в 1893 г. была установлена возможность раздельного жительства супругов (жене дается право жить отдельно от мужа и пользоваться некоторой имущественной самостоятельностью, хотя брак сохраняется). В 1889 г. был издан закон о защите детей, которые были покинуты или подвергаются жестокому обращению; в некоторых наиболее резких случаях устанавливалось лишение отца его власти. В 1896 г. были несколько расширены наследственные права признанных внебрачных детей. В 1897 г. замужней женщине было предоставлено право выступать свидетелем при совершении актов. Наконец, в 1912 г. была отменена прежняя редакция ст. 340, запрещавшей отыскание отцовства, и было разрешено, хотя и в довольно ограниченном круге случаев, устанавливать судебным порядком отца внебрачного ребенка. Но иск о признании отцовства не принимается, если во время зачатия мать ребенка была в близких отношениях не только с ответчиком. Легко себе представить, какой простор это правило открывает для уклонения ответчика от ответственности путем привлечения всяческих лжесвидетелей, которые порочат перед судом мать внебрачного ребенка.

Торговое право. Роль "торгового обыкновения".

В области регулирования торговых сделок растет значение всякого рода торговых обыкновений. В ряде сделок (например, купли-продажи, страхования, банковских и т. п.) права и обязанности сторон во многом определяются всякого рода "общими условиями поставок" и типовыми договорами, вырабатываемыми монополистическими объединениями. В этих случаях закон играет уже второстепенную роль в деле регулирования указанных сделок: на первом месте стоит регулирование самими монополистическими объединениями тех сделок, в которых непосредственно заинтересован крупный капитал. Это регулирование исходит из "торговых обыкновений", выражающих практику крупной торговли и складывающихся под активным воздействием крупнокапиталистических организаций. Конечно, нет какой-либо единой системы торговых обыкновений. Наоборот, эти обыкновения являются весьма дробными и изменчивыми, - отдельные биржи и морские торговые порты имеют свои обыкновения, и последние нередко варьируются по отдельным видам товаров. Представляется ясным, к каким выгодам приводит применение таких обыкновений для монополистических объединений, утверждающих и этим путем свое господство. Ясно и то, что империалистическое государство, являющееся выразителем интересов крупного капитала, не только не препятствует широкому применению торговых обыкновений, но и закрепляет правомерность их применения. Развитие капиталистических отношений в ряде случаев идет помимо законодательного оформления. В частности, только в 1930 г. во Франции издан общий закон о договоре страхования - до тех пор отношения сторон по страховому договору в ряде существенных отношений нормировались правилами, которые вырабатывали страховые общества. Другой пример. Такой важный процесс, как развитие картелей, происходит зачастую без отражения этого процесса в законодательстве: картели возникают на основе договоров между их участниками, и договоры эти часто хранятся в глубокой тайне. Понятно поэтому, что в области регулирования торгового оборота выходит сравнительно мало законов. Из более крупных мероприятий во Франции можно отметить лишь закон 1909 г. о продаже и залоге предприятий; закон этот в первую очередь направлен на сохранение интересов кредиторов отчуждаемого предприятия.

Роль судебной практики.

Период империализма характеризуется и расширением судейского усмотрения. Суд, являющийся верным слугой господствующего класса, приобретает возможность отступать от правил закона и проводить в своих решениях установки, соответствующие интересам монополистического капитала.

Например, если проданный товар не соответствует образцу, то это влечет расторжение договора. Однако если в данной области торговли имеется обычай, что покупатель должен оставить за собой и дефектный товар, при условии сбавки с цены, то этот обычай и подлежит применению. Совершенно ясно, что такой взгляд судебной практики продиктован стремлением оградить интересы торгового предприятия, являющегося продавцом.

Тем не менее, несмотря на то, что суд находится в руках буржуазии, замечается стремление участников торгового оборота избавиться от рассмотрения торговых споров общими судами и организовать свои органы для быстрого и безапелляционного разрешения дел. Получает широкое распространение рассмотрение споров в третейских судах, избираемых - формально - по соглашению спорящих сторон, но являющихся фактически непосредственными проводниками установок монополистического капитала и базирующихся в своих решениях на торговых обыкновениях, т. е. на практике крупной торговли сегодняшнего дня.

Законодательство военного времени.

Война 1914-1918 гг. потребовала в области гражданского права чрезвычайных мер, выходящих далеко за рамки довоенного права. Законом о августа 1914 г. правительство было уполномочено принимать все необходимые меры для облегчения выполнения обязательств и приостановления сроков давности. Был издан ряд распоряжений о мораториях, т. е. об отсрочке, в силу закона, выполнения обязательств. Далее, принимаются чрезвычайные меры для прикрепления рабочих к предприятиям. По закону 17 августа 1915 г. квалифицированные рабочие, призванные в армию, могли быть демобилизованы и направлены на работу, но это означало, что они обязаны принять установленные предпринимателем условия. На основании декрета 17 января 1917 г. при наличии коллективного конфликта между рабочими и фабрикантом рабочие не могли прекратить работу без представления спорных вопросов в орган разрешения трудовых конфликтов. Решение этого органа становилось обязательным для спорящих сторон. Распространение, далее, получили реквизиции, т. е. принудительное отобрание имущества, нужного для ведения войны за фиксируемую в принудительном порядке цену (которая нередко была значительно ниже рыночных цен). Отчасти к этой же группе мероприятий относится и жилищное законодательство периода войны. Были ограничены права домовладельцев по выселению квартирантов (даже по окончании срока договора найма), и квартирная плата была нормирована.

Война ввела в практику многочисленные мероприятия против подданных неприятельского государства. Еще декретом 27 сентября 1914 г. были воспрещены всякие торговые отношения с неприятелем, и гражданам противной стороны запрещалась всякая торгово-промышленная деятельность на территории Франции. Санкцией нарушения указанных запретов являлась тюрьма до пяти лет и штраф до 20 тысяч франков. С другой стороны, с 1914 г. начал осуществляться секвестр (т. е. изъятие от владельцев и установление принудительного управления) предприятий, принадлежащих гражданам неприятельских стран.

Уголовное право

Закон о релегации, закон против анархистов и некоторые другие.

Наступление реакции нашло свое выражение и в уголовном законодательстве Франции. Издается ряд законов, носящих исключительный характер и направленных не только против преступников-рецидивистов и профессионалов, но и против революционных деятелей. Таковы, например, законы о релегации {1885 г.) и об анархистах (1894 г.). Релегация означала пожизненную ссылку в Гвиану, отличающуюся убийственным климатом, который, вместе с установленным для ссыльных бесчеловечным режимом, приводил к быстрому вымиранию ссыльных. Применялась релегация к рецидивистам, т. е. к лицам, совершившим определенное число преступлений и осужденным к наказаниям определенной тяжести.

Закон 28 июля 1894 г. против анархистов установил тяжелые наказания, вплоть до релегации, за различные действия (нарушение законов о печати, побуждение к совершению различных преступлений и т. д.), которые суд признает совершенными в целях "пропаганды анархизма" или с целью побуждения к преступлению. Расплывчатость и растяжимость закона 1894 г. дала судам возможность применять этот закон к деятелям революционных партий, а впоследствии - в особенности - к членам коммунистической партии.

Уголовное законодательство рассматриваемого периода не теряет общего своего реакционного характера, несмотря на отдельные либеральные меры в области уголовного права и процесса. Таковы законы об условном осуждении и об условно-досрочном освобождении, а также об особых судах для несовершеннолетних правонарушителей.

В области уголовного процесса можно отметить столь же единичные случаи проявления либерализма. Так, например, изданный в 1897 г. закон хотя и не ввел состязательности в стадии предварительного следствия, но установил все же некоторый контроль защиты над следствием и несколько расширил процессуальные права защиты в этой стадии.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >