Религиозно-нравственные учения второй половины XIX — начала XX в. (В. С. Соловьев, К. Н. Леонтьев, С. Н. Булгаков, Л. А. Тихомиров)

Концептуальные взгляды В. С. Соловьева, К. Н. Леонтьева и С. Н. Булгакова во многом объединяет религиозно-нравственное понимание общества и государства, эти русские философы XIX — начала XX в. принадлежат консервативном) направлению политико-правовой мысли.

Соловьев В. С (1853—1900) относится к представителям богоискательства, религиозно-нравственного направления русской философии. Воззрения В. С. Соловьева оказали большое влияние на концепции П. А. Флоренского, С. Н. Булгакова, философов русской эмиграции XX в.

Он родился в семье известного русского историка С. М. Соловьева, происходившего из глубоко религиозной семьи, В воспитании будущего философа активно участвовал дед — приходской священник. Эти факты биографии объясняю! не только мировоззрение ученого, но и его знания в истории и теологии. Личностные факторы также многое определяю! в понимании взглядов философа: юный Соловьев поступил на физико-математический факультет, но затем решил стать историком и даже учился в духовной академии. В богоискательстве Соловьева есть периоды набожной юности, отрицания Бога и возврата к религии. Научная и преподавательская карьера русского философа также складывалась довольно противоречиво: защита магистерской, а затем докторской диссертации (по философии) сменилась годами одиночества, отшельничества. Впрочем, в этот период жизни Соловьев написал свои основные работы, получил широкую известность в России (но признание его великим философом и оригиналом отнюдь не сказалось на благосостоянии скитальца).

Соловьев оставил философское наследие, сформулированное в следующих работах: "Великий спор и христианская политика", "История и будущность теократии", "Россия и вселенская церковь" (написаны в 1880-е годы), а также тракта! "Оправдание добра" (1897). Философские работы Соловьева отличаются глубиной мысли, стилистическим своеобразием, теологическим духом и ориентированы на подготовленного, думающего читателя. В советское время философское учение Соловьева было практически недоступно, и только в последнее десятилетие оно заняло свое место в отечественной политико-правовой науке.

Такой же оригинальной, как и сам Соловьев, была его философская концепция (в которой проблематика общественного развития, государства и права показана через призму духовности и нравственности).

Общество в учении Соловьева проходит два уровня развития. Первый уровень в развитии общества — природное состояние, при котором возникает борьба различных групп людей с неизбежным подчинением, порабощением одних другими и появлением социального неравенства. Второй уровень и идеал в социальном развитии — духовный. Однако переход к этому уровню длительный и сложный, он связан с одухотворением всего человечества, усвоением им божественных заповедей. Пиком общественного развития признавалось достижение земного "Царства Божия".

Более совершенным, чем языческое природное общество, Соловьев считает теократическое общество, которое тоже находится на естественном уровне развития, но лучше отвечает интересам людей и способствует социальному прогрессу. Кроме того, русский мыслитель характеризует христианское общество как своеобразный логический организм, тогда как языческое общество — это лишь механический союз людей. В теократическом обществе выделяются три группы людей: священники, начальники и народ. Священники в христианском обществе несут духовную и цивилизаторскую миссию (вообще церкви и вере в концепции Соловьева отводилось важное место). Начальники — активная часть населения, способная организовать общество. Начальникам противопоставлен объединенный в общины (земства) народ, который, по сути, является пассивной социальной частью общества. Эта группа не отличается от других интеллектуально или физически, нахождение в ней не должно (в идеале) унижать человеческое достоинство. Однако пассивный характер общества объективно требует нахождения в этой среде активных личностей, которые и организуют инертные по своей природе социальные массы.

Государство в учении Соловьева отражает уровень общества и доминирующую религию. Он выделил языческое и христианское государства. Государство как политическая организация общества признается благом в целях установления и охраны в обществе порядка. Происхождение и развитие государства в системе философских взглядов Соловьева связано с божественным провидением. В отличие от языческого, рабского государства, христианское, теократическое государство содействует прогрессу, духовному совершенствованию людей, по идее ведет к освобождению от личной зависимости, т.е. приближает общество к достижению второго уровня развития. Огромное значение при этом уделяется церкви, которая неотделима от государства и способствует осуществлению его социальных гарантий. Идея добра и милосердия, заложенная в христианстве, посредством церковной организации постепенно материализуется в систему социальных льгот для обеспечения достойной жизни человека.

Право в концепции Соловьева — часть справедливости и морали во взаимосвязи с историческими реалиями и в зависимости от уровня развития общества. "Действительное противоречие и несовместимость не между правом и нравственностью, а между различными состояниями как правового, так и нравственного сознания", — считает автор "Оправдания добра" (1897). Характеризуя соотношение права и нравственного сознания (нравственное и юридическое начала), Соловьев выделил отличительные признаки, требования для точной формулировки сущности права. Логическим путем автор определил право как "принудительное требование реализации определенного минимального добра, или порядка, не допускающего известных проявлений зла".

В обзоре эволюции развития права в исторических реалиях Соловьев сравнивает определения права и закона. Право создает условия для государственности в форме законов, в то время как задача закона заключается в установлении баланса кап в самом обществе, так и вне его (по отношению к природе). Закон основан на силе, а право (в частности христианского мира) должно основываться на истине, исходящей из любви и милосердия. Следовательно, право в христианской цивилизации становится ценностной, нравственной категорией.

Соловьев подразделяет право на естественное и положительное. Низшим уровнем нравственности признается естественное право. Положительное право тоже является низшим уровнем проявления нравственности, но более развито по сравнению с естественным правом, поскольку свойственно уже более развитому, христианскому обществу.

Таким образом, развитие права от природного, определяющего государство, к абстрактному нравственному сознанию в учении Соловьева тесно связано с эволюцией общества от простого к духовному.

С политико-правовыми взглядами В. С. Соловьева тесно взаимосвязаны работы К. Н. Леонтьева и С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева, Е. Е. Голубинского, Д. И. Иловайского и других ученых XIX — начала XX в.

Леонтьев К. Н. (1831—1891) происходил из дворянской среды, получил медицинское образование, участвовал в Крымской войне, длительное время состоял на дипломатической службе и в это время заинтересовался социумами южных славян. После ухода в отставку в 1874 г. он посвятил себя литературной деятельности (разоблачая либералов и радикалов), а перед смертью принял монашеский сан.

Основной труд Леонтьева "Византизм и славянство" (1875) отличается оригинальным развитием славянофильских идей и обоснованием особенного, избранного пути развития славянства и России как наследницы Византии.

Сама по себе идея не нова, но автор облачил ее в концепцию генезиса общества от простого к сложному через перерождение на новом, более высоком уровне. Теория преемственности России по отношению к Византии и учение об особенном, славянском пути развития переосмыслены и представлены в виде некоего евразийского общества, роль которого заключается в противостоянии разлагающейся западной цивилизации. Консервативные взгляды на идеальное общинное устройство славян, монархию как лучшую форму правления, нравственную чистоту восточного христианства Леонтьев сформулировал в концепции о необходимости создания Восточно-православного союза и политического объединения с западными (неправославными) славянами по этническим и экономическим критериям. Создание такого политического или религиозного объединения должно, по мысли автора, оградить восточноевропейские народы от тлетворного революционного влияния, буржуазного нигилизма, способного подточить основы общества и государственности.

Булгаков С. Н. (1871—1944) был известным политическим деятелем и философом досоветской России. Родившись в семье священника, он получил хорошее духовное и светское (юридическое) образование. Сферой научных интересов и тематикой диссертационного исследования Булгакова стали вопросы капиталистической экономики. В его научных трудах "О рынках при капитализме", "Капитализм и земледелие", "Философия хозяйства" можно проследить творческий путь автора: от отрицания своих марксистских заблуждений, обоснования концепции "христианского социализма", теории жизнестойкости отечественного фермерства к увлечению религиозным миросозерцанием. Булгаков активно участвовал в издании сборника "Вехи" (вместе с Н. А. Бердяевым, П. Б. Струве. Б. А. Кистяковским и другими авторами).

Представления об обществе в концепции Булгакова взаимосвязаны с учением о социализме и критикой марксизма. Последний, по мысли автора, есть не что иное как переделанное еврейское учение о мессианстве, где роль "богоизбранного народа" принадлежит пролетариату с его псевдореволюционной миссией.

Государство во взглядах русского философа проходит эволюцию от союза с церковью (христианское государство) до размежевания с церковной системой в условиях многоконфессиональной России. Церковь в новых условиях сохраняет за собой роль духовной, просветительской силы, воздействующей на общество.

Государство и общество в учении Булгакова взаимосвязаны с теорией "социального христианства". На примере России Булгаковым показана социальная роль православия в формировании менталитета и влиянии на общество. Вместе с тем православие всегда дополняет монархию, что в свое время привело к падению Византии, а спустя столетия такая же участь постигла и Россию.

Право в политико-правовых взглядах Булгакова — проявление социальных норм (библейских заповедей) в условиях исторического общества. Учение о праве в работах Булгакова продолжает тематику "естественного права" и морально-правовые конструкции взаимоотношений в обществе, равенства людей, личной свободы, взаимоотношений индивида и государства и другие заимствованные у В. С. Соловьева мотивы.

Творчество С. Н. Булгакова только в настоящее время стало оцениваться по достоинству и изучаться в должной степени. Долгое время этот автор, как и другие представители консервативного направления, носили ярлыки "реакционных авторов, апологетов монархии и средневекового мракобесия".

Правовые концепции, основанные на теологическом и монархическом объяснении исторического развития, изложены в работах митрополита Макария, Е. Е. Голубинского. Д. И. Иловайского и других историков.

Митрополит Макарий (в миру М. П. Булгаков) (1816— 1882) был автором "Истории русской церкви" (1857). В этом произведении он дает обзор церковной политики, взаимоотношений церковных и светских властей и церковного законодательства. Митрополит Макарий перевел с древнерусского языка и подробно прокомментировал церковные уставы. Канонические нормы, по обоснованию автора, были теоретической частью церковных законов, в соответствии с этим выделялись субъекты права: находившиеся в церковной юрисдикции и духовенство. Миряне подлежали церковному суду по делам "брачным, семейным и касающимся чистоты нравов", а духовенство также по гражданским делам. В своей работе Макарий обосновывал роль церкви в государственности России, необходимость существования церковно-гражданского права и сословного церковного суда, подчеркивал мысль о единстве монархического и христианско-духовного начал в Российской империи середины XIX в.

Классиком истории церкви с полным основанием можно назвать Е. Е. Голубинского (1834—1912) (светская фамилия — Песков). Основной научный труд Голубинского (и тема его докторской диссертации) — "История Русской Церкви" (в двух томах). Автор придерживался двухзвенной периодизации истории церкви и ее церковной административной организации: период "грамотности" (допетровский) и период "просвещения" (послепетровский).

Осуществление властных полномочий на этих двух этапах отечественной истории сблизило духовную и светскую власть с народом. Поэтому Голубинский рассматривает взаимоотношения государства и церкви, обосновывает единство самодержавия, православия и народа.

Иловайский Д. И. (1832—1920) — автор весьма оригинальных концепций "происхождения Руси", "истории украинского народа" и юго-восточной окраины Русских земель в своей работе "Начало Руси" показал тысячелетнюю самобытность и близость народов Восточной Европы. Другой фактор развития — влияние Византии на историческое развитие славянского и соседних народов в эпоху Средневековья. Византизм Иловайского и его концепция южного происхождения славян оказали большое влияние на исторические школы XX в.

Таким образом, религиозно-монархическое направление в отечественной общественной мысли XIX — начала XX в., представленное именами В. С. Соловьева, С. Н. Булгакова, К. Н. Леонтьева и др., оказало огромное влияние на различные сферы общественных знаний. Во многих случаях это направление общественной мысли позволяет увидеть преемственность, логическую взаимосвязь дореволюционной общественной науки с теориями русской эмиграции советского периода.

Тихомиров Л. А. (1852—1923) был крупнейшим представителем монархической идеи, продолжателем теории самодержавия, православия и народности на рубеже XIX—XX вв. В общественной жизни и научном творчестве Тихомирова четко прослеживаются два периода: революционная юность и монархический консерватизм зрелого мыслителя.

Тихомиров родился в черноморском городке Геленджик в семье врача, которая отличалась глубокой религиозностью, Но уже в юности Тихомиров увлекся народнической идеей, стал читать модные среди молодежи того времени сочинения Писарева. Окончив с отличием Керченскую гимназию, Тихомиров поступил в Московский университет, где учился сначала на юридическом, затем на медицинском факультете. В студенческие годы революционные убеждения Тихомирова реализовались, он стал народовольцем. Период с 1873 по 1888 г. — это пик революционной активности Тихомирова. В это время он один их лидеров революционного народничества, организатор и координатор многих подпольных мероприятий, сторонник покушения на царя. Тихомиров подвергался преследованиям властей, в 1873 г. был арестован и затем осужден по "процессу ста девяноста трех", после освобождения в 1878 г. скрылся от надзора полиции, находился на нелегальном положении и в 1881 г. тайно эмигрировал в Швейцарию. За границей Тихомиров вместе с П. Л. Лавровым издает "Вестник Народной воли". Внезапно в судьбе Тихомирова происходит перелом.

В 1888 г. неожиданно для революционных народников Тихомиров издает брошюру "Почему я перестал быть революционером" — название говорит само за себя. Следующим экстравагантным шагом экс-революционера было прошение Александра III о помиловании и возвращение на родин) в 1889 г. В России Тихомиров довольно быстро становится убежденным монархистом, т.е. переходит на диаметрально противоположную политическую позицию. Этот "политический реверанс" учеными оценивается по-разному. Одни склонны видеть в переходе от революционера к монархисту ренегатство, предательство революционных идеалов. Другие публицисты называли Тихомирова "тайным врагом самодержавия", т.е. полагали, что революционер не менял своего политического кредо, а выполнял какое-то тайное задание революционеров в стане монархистов. Как бы то ни было на самом деле, но е 1890—1914 гг. он вносит огромный вклад в развитие теории самодержавия, православия и народности. С 1890 г. Тихомиров начинает сотрудничать с официальной газетой "Московские ведомости", а в 1909 становится редактором этого издания. Тихомиров принимал активное участие в политической жизни страны. Он участвовал в подготовке Поместного Собора Русской Православной Церкви, был консультантом П. А. Столыпина по рабочему вопросу. Тихомиров достиг чина действительного тайного советника, был лично награжден царем за заслуги перед Отечеством.

Однако монархическая идея изживала себя. Россия окончательно стала на путь буржуазного развития, самодержавие должно было уступить место демократическим институтам. Тихомиров видел эту объективную закономерность и нашел в себе смелость признать поражение собственной теории, уйдя в отставку и отойдя от политической жизни страны в 1914 г. После этого громкого заявления он не стал менять идейной ориентации, как в 1888 г. Тихомиров начал уделять внимание религиозно-философским вопросам истории. После революции 1917 г. он поселился в Сергиевом Посаде, где в 1923 г. и умер, забытый как бывшими сподвижниками, так и советской властью.

Основные труды Л. А. Тихомирова "Начала и концы" (1890), "Социальные миражи современности" (1891), "Борьба века" (1895) и самая фундаментальная работа "Монархическая государственность" (1905) — классика в обосновании российской монархической государственности.

Монархия рассматривается автором в футуристическом, идеальном виде и в действительности. Тихомиров исследовал монархическую действительность в средневековой Европе, Византии и в России. Нигде ему не удалось найти идеала монархического государства, а только искажения. Следовательно, искаженная монархия ведет к самовырождению и абсолютизму (ошибочному принципу монархии). Напротив, идеальная монархия состоит из двух основ: религиозного идеала и организованного в корпорации социального строя. При этом две основы монархии должны сочетаться. В наилучшем виде сочетание православия и народности в самодержавии проявилось при Александре III, которого Тихомиров считал близким к идеалу монарха. В России же Николая II основы монархии находились в расшатанном состоянии. Православие нужно было укрепить, отделив церковь от государства и реанимировав патриаршество. Народность также нужно было усилить, поскольку страну одолела буржуазная бюрократия. Тихомиров утверждал, что отход России начала XX в. от народности привел к введению буржуазных партийных институтов, которые неизбежно повлекут за собой гибель монархии и государственности. Следовательно, необходимо было опираться не на бюрократию и политические партийные элиты, а на народные корпоративные институты.

Тихомиров последовательно анализирует аристократическую, демократическую и монархическую формы государства. Первые две формы представляют опасность, поскольку тоже существуют в идеале, а в реальности могут привести к безграничному господству аристократических или политических элит. Проявление этих извращенных форм — обычная деспотия, от которой страдает прежде всего народ. Монархия же не может привести к деспотии, поскольку в России она проверена временем, а при наличии известных основ сочетав! в себе аристократию и демократию. Кроме того, монарх стой! над различными силами, группами общества, следовательно, является гарантом государственности, а на уровне исполнительной власти способен к регулированию интересов различных социальных групп.

Духовность как одна из основ государственности сближает концепцию Тихомирова с учением В. С. Соловьева и других теологов XIX в. Религиозная идея как связующая сила общества с монархией, по мнению Тихомирова, также способна ограничить диктатуру. Утрата же социально-православного идеала ведет к неуправляемым изменениям в обществе. Наибольшую опасность в этом отношении представляет интеллигенция. Нигилизм интеллигенции трансформирует последнюю в бюрократию. Проявление названного процесса — переход от монархии к демократии. При этом демократия больше подходит для бюрократического государства. Таким образом, выстраивается логическая последовательность вырождения монархии в демократию через бездуховность, ведущую к бюрократии.

Причиной перехода от разумной власти к деструктивной демократии, отхода от идеала автор считал стихийную власть экономики. За рыночными отношениями стояла буржуазия и обслуживающая ее бюрократия. Монарх в этой цепочке оказывался лишним звеном. Следовательно, монархия стояла на пути химеры, но со временем выродилась во власть, "явно ничтожную, чуждую мельчайших признаков идеального, а потому способную только гнить и развращать народ". Кап и предсказал в 1914 г. Тихомиров, монархическое государстве изжило себя и должно было сойти с исторической сцены.

Итак, учение Л. А. Тихомирова замыкает целую эпоху идеализации национальной идеи через призму самодержавия, православия и народности. Само же учение о русском монархическом государстве получило дальнейшее развитие в работах И. А. Ильина, И. Л. Солоневича и других сторонников монархической идеи XX в.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >