Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика современного мира

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 16. Соединенные штаты Америки и Европейский союз: подводные камни евро-атлантической солидарности

16.1. Трансатлантический геополитический союз: новые правила игры

Трансатлантический геополитический союз объединенной Европы и США является основой западной цивилизационной геополитической стратегии: по большинству вопросов мировой политики США и ЕС выступают с единых позиций, при этом лидерство США очевидно. Однако трансатлантические разногласия между американцами и европейцами становятся в последние годы весьма ощутимыми. Европа становится все более сильным геополитическим актором, и в трансатлантическом союзе европейские политики стремятся играть все более самостоятельную роль.

Процесс европейской интеграции идет медленно и противоречиво, но уже сейчас очевидно, какие беспрецедентные возможности он открывает для европейцев в сфере экономики, политики и обороны. Создание Европейского Союза и введение единой европейской валюты позволили во многом сблизить основные показатели экономического и военного развития европейских стран и США. В начале нового века совокупная экономическая мощь Западной Европы фактически сравнялась с американскими показателями: 19,8% мирового ВВП против 21% у США. По уровню населения Европа превосходит США на 40%, доля ЕС в мировом экспорте (37%) непрерывно растет и уже сейчас значительно превосходит долю США (16,5%). ЕС и США совместно производят почти 60% мировой промышленной продукции, их ежедневный внутренний товарооборот составляет 2 млрд долл. США, при этом оборот трансатлантической торговли составляет примерно 370 млрд долл. в год.

Растущая мощь объединенной Европы рождает немало разногласий в современных евроатлантических отношениях. Прежде всего западные эксперты отмечают, что США и Европейский Союз имеют серьезные экономические противоречия: евро отвлекает значительные финансовые потоки с американского рынка, осложняет дефицит американского бюджета, становится мощным конкурентом доллара в международных расчетах, ослабляет Америку в ее стремлении диктовать фиксированные цены на нефть и другие сырьевые материалы. Нынешняя зона единой европейской валюты - самая обширная в мире зона богатых стран-потребителей дорогих товаров мирового рынка. Заключив соглашения об ассоциации с 80 странами, Европейский Союз осуществляет непрерывную торговую экспансию: принимая во внимание значительные размеры зоны евро, многие компании в Латинской Америке, Азии, Восточной Европе и Северной Африке стремятся снизить долю операций в долларах, расширяя сеть контрактов в евро. Указанные тенденции свидетельствуют о закате "эры доллара" как единственной мировой валюты.

Вместе с тем многие аналитики склонны рассматривать экономические разногласия между США и ЕС как противоречия эффективных рыночных экономик, во многом стимулирующие экономический рост стран Запада. По мнению экспертов, эти противоречия содействуют устранению структурных проблем, развитию самых перспективных секторов экономики обеих стран (информационные и военные технологии, авиа- и автомобилестроение и т.п.). Даже в сельском хозяйстве, представляющем собой неэффективную, субсидируемую отрасль европейской экономики, споры между США и ЕС происходят, например, в связи с необходимостью соответствующей маркировки так называемых генетически измененных: продуктов - проблемы чрезвычайно важной, но не угрожающей прочности комплекса американо-западноевропейских экономических отношений.

Помимо экономических споров можно отметить и определенные военно-политические разногласия. В последние годы в американском конгрессе сложилось антиевропейское лобби. Мотив один: контроль над европейской политикой слишком дорого обходится американским налогоплательщикам. Например, во время военных операций в Ираке и Косово объем ударов США и западноевропейских стран НАТО находился в соотношении девять к одному. Американские войска в Европе обходятся Соединенным Штатам на 2 млрд долл. дороже, чем если бы они размещались в США. Американские военные эксперты подчеркивают, что США расходуют на оборону Л% своего ВВП, в то время как Франция и Британия по 3,1%, ФРГ - 1,7%. Европейские члены НАТО расходуют на военные нужды лишь 60% суммы американского военного бюджета.

Заметим также, что американцев все больше раздражает растущий европейский антиамериканизм. Американский сенатор Джо Байден подчеркивает: "Мы видим преднамеренно селективный подбор фактов, касающихся жизни в США, и американских действий, подающих США в наиболее невыгодном свете". Американские социологи отмечают, что 68% опрошенных французов выразили свою обеспокоенность относительно сверхдержавного статуса США и только 30% признали, что за Атлантическим океаном есть хотя бы нечто, достойное восхищения. Не выразили чувства солидарности или чувства близости с американцами 63% респондентов1.

Одновременно в США растет страх перед превращением Европы в подлинного глобального соперника. Вашингтон не желает видеть Западную Европу (равно как и Японию) сильной настолько, чтобы дать ей возможность бросить вызов американскому лидерству. Именно поэтому Соединенные Штаты стремятся сохранить свое геополитическое превосходство перед Западной Европой.

Наконец, важно отметить ряд евроатлантических разногласий в сфере решения международных проблем:

  • - при возникновении международных конфликтов и проблем европейцы предпочитают действовать через международные организации, США - односторонне;
  • - европейцы оценивают международные коллизии с региональной точки зрения, США - с глобальной;
  • - при урегулировании конфликтов европейцы предпочитают использовать политические и экономические возможности, США не исключают для себя военного решения проблем.

Однако все эти разногласия евроатлантического партнерства в настоящее время отходят на задний план в свете новых тенденций в мировой политике. По данным доклада британского Международного института стратегических исследований (МИСИ; англ. International Institute for Strategic Studies), опубликованного 2009 г., в доля Америки в "глобальной власти" очевидно сокращается, однако американское лидерство может быть по-прежнему эффективным, если будет подкреплено опорой на союзников, прежде всего - на ЕС. При этом президенту Обаме лондонские эксперты рекомендуют вести такую искусную дипломатию, которая бы сократила количество вызовов Америке со стороны остального мира, поскольку США сегодня уже не могут служить моделью для подражания хотя бы потому, что принятая ими за основу идея частного капитализма утрачивает свою привлекательность в условиях современного экономического кризиса2.

Таким образом, западные эксперты советуют американцам больше прислушиваться к мнению союзников, не акцентируя внимания на разногласиях. Именно поэтому в трансатлантических отношениях между США и Европой сегодня возникли благоприятные тенденции, и формирование сотрудничества стало общим стратегическим стремлением сторон. Саммит ЕС - США в Праге (2009) символизировал новый уровень европейско-американских отношений, подчеркнув общность подходов США и ЕС в области безопасности, энергетики и борьбы с изменениями климата. В частности, Европа и США в настоящее время имеют единые подходы к вопросу о развитии Тегераном своей ядерной программы и в отношении КНДР. Помимо этого, западных партнеров объединяет общее стремление справиться с мировым финансовым экономическим кризисом.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>