Полная версия

Главная arrow Психология arrow ДИАГНОСТИКА ПОДРОСТКОВОЙ ДЕПРЕССИВНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Подросток в системе школьного обучения: школьная успеваемость, взаимоотношения с учителями и сверстниками

Депрессивные состояния у детей имеют сложный патогенез, представляя собой сочетание эндогенного и экзогенного — собственно депрессивной симптоматики и личностной защитной реакции в ответ на свою несостоятельность. К таким реакциям можно отнести различные неврозоподобные расстройства, в том числе «школьные фобии», логонев- розы, истероформные состояния, конфликтность, нарушения поведения вплоть до полного отказа от посещения школы. Нередко депрессивные состояния у детей дисфорически окрашены, что может порождать конфликты с учителями и детьми, грубые нарушения дисциплины. Попытки административного воздействия при нарушениях поведения и неуспеваемости только усугубляют состояние депрессивного ребенка, создавая непреодолимые трудности в обучении (Иовчук, 1984). В этом отношении представляют интерес работы зарубежных и отечественных исследователей, в которых анализируются случаи реактивных депрессий у подростков, возникших в результате конфликтных ситуаций в школе и семье (Popella, 1968; Spiel, 1969; Дмитриева, 1981).

Депрессии у детей часто сопровождаются потерей интереса к школьным и внешкольным занятиям, включая игры. Ребенок долго находится в ожидании новых чувств и ощущений, которым постоянно сопутствует вопрос: «Что мне делать?» (Фрайследер, 1994).

Изучалась связь между депрессивными нарушениями у детей и подростков и нарушениями в академической деятельности (Puig-Antich et al., 1985а, 1985b). Полученные результаты позволили сделать заключение, что школьная деятельность депрессивных детей не отличалась значимо от таковой у недепрессивных детей (психиатрической группы). Авторы данного исследования также нашли, что вылеченные депрессивные дети функционировали в школе лучше, чем тогда, когда у них отмечалась депрессивная симптоматика. Из этого был сделан вывод, что нет достаточно специфической связи между депрессией и академической успешностью, а школьные проблемы являются вторичными по отношению к депрессии.

В одном исследовании было показано, что дети с депрессивными расстройствами чаще прогуливали школу, чем недепрессивные дети из психиатрической группы (Berney et al., 1991).

Некоторыми авторами выявлены половые различия, связанные со школьными проблемами и депрессией у детей. Коул, исследуя выборку десятилетних детей, обнаружил, что, хотя учителя оценивают девочек как более академически компетентных, чем мальчики, самооценка у девочек не выше, чем самооценка у мальчиков (Cole, 1990). По сравнению с учительской оценкой девочки были склонны недооценивать свою академическую компетентность, в то время как мальчики имели тенденцию переоценивать ее. Тенденция недооценивать академическую компетентность была значимо связана с самоотчетом по депрессивному опроснику (Childrens Depression Inventory). Коул связал свои находки с результатами другого исследования (Dweck et al., 1978), показавшими, что мальчики стремились связывать академические неудачи с недостатком усилий, а девочки — с недостатком способностей. Следствие из этого автор видит в том, что девочки имели набор когнитивных обоснований, который предрасполагал их к депрессии. Однако нет уверенности в установлении причинности: возможно, депрессия ведет к недооценке академических возможностей. Этот факт требует дальнейшего исследования.

Многие исследования показали, что депрессия у подростков ассоциируется с их неудачами в различных типах межперсональных отношений (Altmann & Gotlib, 1988; Kazdin et al., 1985; Puig-Antich et al., 1985a, 1985b; Goodyer, Wright & Altham, 1989). Так, например, изучался набор различных аспектов психосоциального функционирования во время эпизодов серьезной депрессии у детей в препубертатном возрасте (Puig-Antich et al., 1985а, 1985b). По сравнению с контрольными группами у депрессивных детей большинство аспектов психосоциальных отношений были нарушены. Детско-материнские отношения, отношения с сиблингами и отношения со сверстниками у депрессивных детей гораздо хуже, чем у контрольной группы детей без аффективных нарушений. Авторы данного исследования предположили, что трудности взаимоотношений депрессивных детей могут также иметь два компонента: депрессивно-специфический и неспецифический, встречающийся во многих других детских психиатрических расстройствах. После того как депрессивные дети восстановили свое психофизическое состояние в результате лечения, данная выборка была исследована повторно. Результат показал, что дефицит в интра- и экстрасемейных взаимоотношениях этих детей изменился незначительно.

Авторы одного из проведенных исследований в результате пришли к заключению, что депрессия у детей связана с затруднением в установлении дружеских отношений (Goodyer et al., 1989, 1991).

Они дали два возможных объяснения этому: или социальное поведение депрессивных детей негативно влияло на социальное поведение их друзей, или негативный эффект депрессии повлиял на просоциаль- ное поведение, необходимое для развития или установления дружеских отношений. Иная точка зрения была предложена Коулом, который предположил, что социальная компетентность прямо влияет на депрессивные симптомы (Cole, 1990, 1991). В своем исследовании он обнаружил низкие связи социальной компетентности и депрессии. В другом исследовании было показано, что депрессия у мальчиков лучше прогнозируется через ощущение низкой уверенности в себе (Kupersmidt & Patterson, 1991). У девочек трудности в отношениях со сверстниками могут сыграть определенную роль в развитии депрессивной симптоматики. Так как прослеживается некоторая взаимосвязь между трудностями в межличностных отношениях и депрессией у детей и подростков, а возрастные изменения влияют на характер детской дружбы, необходимо рассмотреть, связаны ли эти возрастные изменения с депрессивными феноменами. Например, может ли быть, что увеличение уровня представленности депрессивности в подростковом возрасте связано с тем, что подростки уже менее способны использовать своих родителей в качестве источника эмоциональной поддержки, но еще недостаточно развили отношения со сверстниками. Вероятно, по мере того как дети становятся старше, их дружеские отношения становятся более интенсивными и включают больше эмоциональных показателей (Goodyer, 1990). Однако все-таки кажется маловероятным, что изменения в развитии в силу изменения социальной поддержки могут адекватно объяснить изменения в развитии депрессии. Также надо помнить, что позитивные отношения между сверстниками могут защитить подростка от депрессивных нарушений. Некоторые исследователи говорят о том, что между подростками, чьи родители имели аффективные нарушения, высокий уровень межперсональных умений выступал в роли защитного фактора (Beardslee, Schultz & Selman, 1987).

Хотя факт существования связи между трудностями во взаимоотношениях и депрессией у подростков не вызывает сомнения, значение этих отношений пока еще понято слабо. Некоторые исследователи предполагают, что эти трудности вторичны по отношению к депрессии, другие — что они являются частью более широкой проблемы, которая предшествует депрессивному расстройству. Существующие в настоящее время данные экспериментальных исследований пока еще не позволяют ответить на этот вопрос (Harrington, 1995).

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>