Полная версия

Главная arrow Психология arrow ДИАГНОСТИКА ПОДРОСТКОВОЙ ДЕПРЕССИВНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Враждебный стиль воспитания

Рабочий день подходил к концу. Наша исследовательская группа провела последние встречи с учителями и учениками. Мы ответили на все интересующие их вопросы и уже были готовы отправиться домой, но при выходе из класса встретили женщину, которая явно ждала встречи с нами, сильно нервничала и не решалась подойти. Теребя в руках носовой платочек, нерешительным тоном спросила, не могла бы она поговорить с психологами. Как выяснилось, она — мама одного из учеников, с которыми мы работали в этой школе. Позже мы оценили, как много нам дала встреча с мамой подростка, чьи результаты нас очень тревожили, так как был отмечен очень высокий уровень депрессивности у подростка. В беседе выяснилось, что у мамы нет взаимопонимания с сыном. Последнее время он очень отдалился от нее, не идет на сближение, когда она пытается установить с ним контакт и вызвать на откровенный разговор. Если между ними возникает непонимание, уходит ночевать к бабушке. Может прожить у нее несколько дней, пока Татьяна Алексеевна (мать) не приедет за ним и не заберет домой.

Проводивший беседу психолог старался получить больше информации о конкретных поступках матери и сына, которые приводят к конфликтам. Но получал в ответ только одно — слезы, раскаяние, что она плохая мать, что ее мучает совесть за те вспышки гнева, которые направлены на сына и происхождения которых сама не знает. Накричит, нагрубит, оскорбит, потом долго мучается и жалеет сына, но только в душе, извиниться же перед ним не хватает сил. Сын обычно после таких сцен уходил к бабушке. Татьяна Алексеевна затаила обиду на свекровь, которая, как ей казалось, вносила разлад в их отношения с сыном. Ведь сын должен прежде всего слушать мать и прощать ей ее слабости. А свекровь должна не оставлять его у себя, а убедить, что нужно возвращаться домой, что маму нужно уважать и жалеть.

У Татьяны Алексеевны появилось чувство враждебности и по отношению к свекрови, но она старалась не давать волю этому чувству, поскольку боялась остаться совсем одна. Пыталась сама проанализировать свои отношения с сыном, чтобы как-то наладить обстановку, но кроме обид и горького чувства жалости к себе ничего иного в душе не возникало. Узнав от сына, что в школе работают психологи, Татьяна Алексеевна решила обратиться за помощью. Чтобы разобраться в ситуации, психолог, как обычно, попросил прийти к нему на прием всех членов семьи. Его уже не удивляло, что эта просьба вызывает у посетителей некоторое недоумение: «Зачем еще кого-то беспокоить, я сама (сам) прекрасно понимаю обстановку и могу на все вопросы обстоятельно ответить». Подобное произошло и с Татьяной Алексеевной. Очень долго она убеждала, что не сможет уговорить сына и свекровь прийти, ведь они не знают, что она обратилась к психологу, да и созданный ею имидж сильной и самодостаточной женщины не позволит ей это сделать. Чувствовалось, что она не хочет оказаться в глазах сына и свекрови беспомощной и жалкой. Психологу пришлось тактично, но твердо предложить Татьяне Алексеевне сделать выбор: или мир в семье, или собственная гордыня. Согласилась с первым вариантом. В последующие дни состоялись встречи и беседы психолога с сыном и свекровью Татьяны Алексеевны. А в рабочих материалах психолога появились обобщенные наблюдения и рассуждения об этих посетителях.

Мать, Татьяна Алексеевна, 36 лет, среднего роста симпатичная брюнетка. Работает в налоговой инспекции. С мужем в разводе уже более 5 лет. Сына растит одна. Замуж вторично не вышла. Но долгое время встречается с одним мужчиной, сослуживцем. Официальных отношений устанавливать не хочет, поскольку не уверена, как он будет относиться к ее сыну. Сын, конечно же, не знает об этих встречах. С бывшим мужем после развода они не виделись ни разу, тем более что тот переехал в другой город, женился и живет в другой семье. На все, что связано с именем мужа, Татьяна Алексеевна наложила табу. В свое время она очень любила его; они дружили со школьной скамьи, вместе поступили и закончили один и тот же институт. Поженились на третьем курсе. Жили дружно. Родился сын. Назвали Иваном в честь дедушки. Все было бы хорошо, если бы не ревность Татьяны Алексеевны. Каждый день ей казалось, что муж задерживается на работе не по производственным причинам, что мало проявляет ласки по отношению к ней, редко дарит цветы. В первые годы жизни муж реагировал с улыбкой на ее упреки, даже приговаривал: «Ревнуешь— значит, сильно любишь». Видимо, такая реакция мужа способствовала формированию «ревнивого» стиля поведения жены. Но со временем муж стал агрессивнее реагировать на ее подозрительные упреки, называл это недостатком ее характера и даже патологией. Начались скандалы. После очередного скандала муж не вернулся домой. Развод был тяжелым, особенно для Татьяны Алексеевны. В душе она надеялась, что муж вернется. Ведь их столько связывало! У них замечательный сын, да и первую, юношескую любовь разве можно забыть и все перечеркнуть? Нет, даже представить не могла себе другого исхода событий. В душе Татьяна Алексеевна согласилась, что не всегда была права и даже пообещала себе, что будет работать над своим характером. Мысленно проигрывала, как будут строиться их отношения, как внимательна и ласкова она будет с мужем, как научится вкусно готовить, ведь недаром же говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Но ее мечтам не дано было сбыться. Поразила холодность во взгляде мужа и его твердый отказ вернуться к семье. К такому исходу затянувшегося конфликта Татьяна Алексеевна не была готова. Как молнией ее поразили последние слова мужа: «Ты меня никогда не понимала, я встретил женщину, с которой мне хорошо». Недаром говорят, что от любви до ненависти один шаг. Каждое воспоминание о муже причиняло ей боль, и как ответная реакция возникало чувство ненависти к нему. Татьяна Алексеевна понимала, что не выдержит этих страданий, если не предпримет что-то кардинальное. И вот из дома исчезло все, что напоминало о нем. Думала: «Время вылечит. Есть работа, есть сын». Но вот беда, не складываются у нее взаимоотношения с сыном. И чем он взрослее, тем отношения хуже, хотя сына она любит. Иван внешне очень похож на отца, даже голос, привычки — и те как у отца. Татьяну Алексеевну иногда оторопь брала, когда в повороте головы сына, в принятой позе ей виделся образ бывшего мужа. В такие моменты на нее как будто находило затмение, и она обрушивала на сына все свое раздражение и ненависть. Опомнившись, она с ужасом думала: «Да что же это такое? Что за напасть?» Но причин понять не могла. Давала себе слово, что такое больше не повторится, но проходило время, и снова все повторялось по сценарию: незначительный проступок сына — и она выплескивает на него все свое зло и раздражение, а потом долго не может успокоиться. Со свекровью Татьяна Алексеевна поддерживала отношения, поскольку понимала, что та ни в чем не виновата, да и с практической стороны всегда можно было надеяться на ее помощь. Это она понимала умом, а сердце бунтовало, ведь это мать ее бывшего мужа, да к тому же и Иван к ней больше тянется, а не к матери. Злило еще и то, что свекровь устраивает встречи отца с сыном у себя в доме. И опять все сводилось к напоминанию о существовании бывшего мужа. А в отношении его

Татьяна Алексеевна не могла сдерживать свои негативные эмоции. Поэтому и в разговоре со свекровью часто срывалась на крик.

Бабушка, Антонина Васильевна, интеллигентная женщина, несколько лет назад вышла на пенсию, живет одна. 10 лет назад муж ушел к другой женщине. Причины развода комментировать не стала. Бывшего мужа не ругает, злым словом не поминает. Коль так произошло, значит — судьба. Положение невестки осознает, пытается найти взаимопонимание. К внуку отношение особое, очень любит его и старается, чтобы он как можно меньше страдал во всей этой истории. Ради него старается отношения с невесткой не обострять. По ее мнению, Ваня — золотой мальчик: добрый, ласковый, послушный и очень ранимый. Ей и в голову не приходит отправить его домой, когда тот после ссоры с матерью приезжает к ней ночевать. Она всегда на стороне внука, старается накормить, приласкать, посочувствовать ему. Но морально помочь, облегчить его душевную боль не может. Неоднократно пыталась поговорить с невесткой, но разговор не получался. Она видела, что внук тянется к отцу, и была рада их встречам с отцом в моменты приезда последнего в этот город. Антонина Васильевна знала, что невестка категорически против этих встреч, но как мать и бабушка ничего с собой не могла поделать. Да это было бы противоестественно человеческому разуму — запретить встречаться отцу с сыном. Антонина Васильевна старалась не расспрашивать внука о его взаимоотношениях с матерью. Ей было достаточно того, что Ваня при ней, а сама возможность заботиться о нем делали ее счастливой. И чем чаще он бывал у нее в гостях, независимо от причины посещения, тем радостней ей было. Поэтому она старалась лишний раз не перечить невестке. Лучше промолчать, пропустить обидные слова мимо ушей, но отношения с внуком сохранить.

Сын Ваня, 14 лет. Невысокий худощавый мальчик. На что сразу обратил внимание психолог, так это на его большие страдающие глаза. При встрече мальчик вел себя тихо, внимательно выслушивал вопросы психолога, затем, подумав, обстоятельно отвечал. Ванин облик напомнил психологу фигурку философа-мыслителя. Видно было, что мысли не по возрасту одолевают его белокурую голову. Психолог расспросил Ваню о школьных делах, товарищах, учителях. С его слов понял, что особых проблем в этой сфере нет. Учился мальчик хорошо, но лучше ему давались гуманитарные предметы: литература, история. Очень любит читать исторические романы. Из классиков предпочитает прозу Достоевского. С ребятами в классе отношения нормальные. Друзей немного, а точнее, товарищей, как называет их сам Ваня. Предпочитает одиночество, в качестве друзей признает только бабушку, а в редкие часы встреч — и отца. Общение с ними помогает ему отвлечься от проблем во взаимоотношениях с матерью, которую он любит, но не понимает ее враждебного отношения к нему. Ваня не понимает, почему мать, отец, бабушка не могут жить вместе, ведь он их всех любит. Для него они самые родные люди. Почему мать запрещает ему встречаться с отцом? Он ждет с нетерпением встреч с ним, а они пролетают как один миг. И таких «почему?» — множество, а ответа — нет. Иногда в голову приходят мысли: «А зачем все это терпеть, переживать, мучиться? Может, лучше не жить на этом свете и все проблемы разрешатся сами собой?» Но как это сделать, он не знает. Да и трудно представить, что будет день и солнышко, будет ночь и луна, а его не будет. А что будет с бабушкой, отцом, матерью? Всех жалко, а себя еще больше. На глазах мальчика появляются слезы. И во взгляде — немой вопрос: «Почему все так, как есть, а не так, как хотелось бы?»

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>