Антропология гендера.

Приведенный в качестве интермедии пример показывает, что дифференцировать понятия «пола» и «гендера» важно, однако в ряде случаев сделать это непросто и установить различия можно лишь условно. Половой диморфизм влияет на поведение мужских и женских особей разных биологических видов, и человек — не исключение. Отрицать различия между мужчинами и женщинами нелепо, но не всегда просто выяснить: 1) насколько эти различия велики; 2) действительно ли они универсальны; 3) в чем и как они проявляются; 4) объясняют ли они социальное поведение мужчин и женщин.

Действительно, как пишет ведущий специалист по проблемам гендера, американский исследователь М. Киммел: «Подавляющее большинство данных, представленных социальными науками и исследованиями человеческого поведения, ясно говорят о том, что женщины и мужчины больше похожи, чем отличны друг от друга. Мужчины — не выходцы с Марса; женщины — не выходцы с Венеры. Мы все происходим с планеты Земля»[1].

Исследования этнологов показывают, что в некоторых культурах мужественность и женственность не воспринимаются как «противоположные» категории, тогда как в других обществах гендерные роли могут быть четко дифференцированы. Такие варианты, в частности, описаны Мид, исследовавшей различные племена Новой Гвинеи.

Для мужчин и женщин племени арапеши характерны кротость, сердечность и стремление к сотрудничеству, они вместе занимаются воспитанием детей, ограничивая любые проявления агрессивности в детских играх. В племени мундугуморов — охотников за человеческими головами и каннибалов, напротив, вне зависимости от пола, требуется проявлять агрессивность и силу. Даже к младенцам взрослые относятся сурово: носят детей в жесткой закрытой корзине, царапающей детскую кожу. Отношения между отцами и сыновьями основаны на конкуренции (распространены инфантициды мальчиков), что, впрочем, характеризует отношения внутри племени в целом: члены племени — и мужчины, и женщины, как описала их Мид, склонны к насилию, в том числе и к сексуальному, ревнивы, мстительны. Таким образом, в обоих этих племенах, при всех разительных отличиях культур, гендерные различия не выражены. Третья описанная Мид культура, племя чамбули, представляло собой патрилинейную систему, в которой было принято многоженство. Воспитание детей, сплетни, обсуждение нарядов, покупки здесь были прерогативой людей только одного пола, «очаровательных, изящных, кокетливых» — мужчин. Женщины обеспечивали благосостояние племени, занимаясь рыбной ловлей (она была основным видом промыслов), управляли торговлей и дипломатией. Они же выступали инициаторами сексуальных отношений.

Даже эти немногие примеры демонстрируют огромное разнообразие вариаций мужественности и женственности в разных культурах. При этом в некоторых культурах гендер не является центральным принципом организации социальной жизни. Некоторые же общества признают большее, чем два, число гендеров. У индейцев навахо, например, гендеров три: для маскулинных мужчин, для фемининных женщин и еще один, «нэдл» (nadZe) — для людей, пол которых при рождении не поддается однозначному определению, либо принимающих пол по собственному желанию. Нэдл исполняют задачи, предназначенные как для женщин, так и для и мужчин, и надевают одежду того гендера, задачи которого они на данный момент выполняют. Принадлежащие к нэдл люди могут, не теряя своего статуса, выбрать себе в качестве брачного партнера как женщину, так и мужчину.

В разных частях света — в Южной Америке, Юго-Восточной Азии, в Океании — существует гендер «бердаши» (berdache), который предполагает принятие гендерной идентичности другого пола (чаще — мужчинами женской). При этом, в отличие от современных западных обществ, в племенах американских индейцев бердаши не становятся изгоями, а, напротив, обретают высокий социальный статус. Им приписывают обладание особой силой, которая дает им возможность оставаться сексуально безразличными по отношению к женщинам, что позволяет племени надеяться на беспристрастность и справедливость решений, принимаемых бердаши.

Существуют культуры, где гендеров четыре и более [Киммел М., 2006], при этом в некоторых случаях приняты многократные изменения гендерных ролей на протяжении жизни, что предполагает текучесть гендерной идентичности и опровергает идею тотальной детерминированности гендера биологическим полом человека.

Индивидуальное ощущение принадлежности к гендеру, или гендерная идентичность, формируется в два этапа. Первый обычно завершается к четырехлетнему возрасту, когда у ребенка складывается отчетливое представление о своей принадлежности к тому или иному биологическому полу. Второй этап связан с периодом достижения половой зрелости.

  • [1] Киммел М. Гендерное общество. М, 2006. С. 8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >