Причины и последствия расширения НАТО

Камнем преткновения для отношений членов ЗЕС как между собой, так и с Россией, да и со всем остальным миром стал вопрос о расширении НАТО. Североатлантический альянс был задуман прежде всего как военно-политический союз, составляющий военно-силовую опору одного из двух полюсов биполярного мира. Его осью были не только сила, но и идеология. В этом смысле НАТО охватывала весь так называемый свободный мир.

После Второй мировой войны сближение Западной Европы и Северной Америки произошло не только из-за угрозы советского вторжения, по и в силу более широкого комплекса проблем. По окончании войны руководители европейских стран очутились в ситуации, характеризующейся распадом империй и международной торговли, угрозой экономического и социального хаоса, крахом денежной системы, ростом влияния радикальных идеологий, нехваткой продуктов питания и т.д. В ответ на это было создано множество взаимно переплетающихся, противоречащих друг другу, дублирующих друг друга институтов, которые в совокупности составили нечто вроде институциональной версии гибкого реагирования на сложные и разнообразные проблемы. Именно в этом русле была создана НАТО.

С окончанием холодной войны она очутилась в совершенно иной стратегической ситуации. Так, до окончания холодной войны НАТО представляла собой единственный эффективный инструмент, способный противостоять военной мощи СССР. Теперь же эта задача потеряла свою актуальность. Как говорят, организации создаются, в сущности, не самими государствами — участниками этих организаций, а их врагами. В этом утверждении присутствует изрядная доля истины в том смысле, что союзы, блоки, организации возникают в силу наличия определенной угрозы или вызова их участникам. История представляет нам множество примеров, демонстрирующих, что коалиции, одержавшие победу в войне, распадаются чуть ли не на следующий день после победы. Почему эту участь должна избежать НАТО?

В разгар так называемых "бархатных" революций, но до распада Советского Союза авторы парижской Хартии для новой Европы 1990 г. видели свою задачу в том, чтобы обеспечить условия для объединения расколотого континента путем постепенного сближения Востока и Запада.

В ноябре 1991 г. на сессии Совета НАТО в Риме была принята "Новая стратегическая концепция НАТО", согласно которой был введен принцип меньшей зависимости от ядерных вооружений.

В 1993 г. обозначились новые тенденции и акценты в подходах к решению данной проблемы. Верх взяла точка зрения, предусматривавшая постепенную интеграцию стран Центральной и Восточной Европы в западные структуры, прежде всего структуры НАТО. Так, Копенгагенская сессия ЕС в июне 1993 г. приняла решение о вступлении этих стран в союз, когда они будут отвечать соответствующим критериям. 1993—1994 гг. стали переломными и в вопросе о расширении НАТО за счет стран — членов бывшего Варшавского пакта. На своей январской встрече в верхах в 1994 г. НАТО открыто декларирована эту цель, обнародовав одновременно программу "Партнерство ради мира". Во время своего визита в Варшаву в июле 1994 г. Б. Клинтон заявил, что отныне расширение НАТО — это не вопрос о том, состоится оно или нет, а о том, как и когда оно состоится.

В сентябре 1995 г. Совет НАТО по итогам внутренней дискуссии принял документ, в котором были определены условия и механизмы расширения блока. 28 сентября того же года документ был официально представлен странам Центральной и Восточной Европы, а также России. В соответствии с этими условиями новые государства предусматривалось допустить в альянс постепенно, а решения принимать по каждой стране в отдельности, исходя из оценки прочности демократических институтов в этой стране, а также ее желания и способности исполнять весьма серьезные обязательства, связанные с членством в НАТО. Документ предусматривал синхронизацию приема претендентов в альянс с их вступлением в ЕС и ЗЕС. Результатом такого радикального курса руководителей ведущих западных держав стало поглощение НАТО стран — бывших членов Варшавского блока и ее продвижение к границам Российской Федерации.

Существуют мощные силы, которые кровно заинтересованы в сохранении Североатлантического союза и будут предпринимать все меры для недопущения его роспуска. Сказывается действие некоего закона самосохранения и самовоспроизводства, определяющего сущность и деятельность любой организации. Одним из путей проявления этого закона является процесс расширения. В данном смысле не является исключением и НАТО.

Благоприятствующим этому обстоятельством явилось то, что восточноевропейские страны, приобретшие фактическую национальную независимость с распадом СССР и восточного блока, вступили на европейскую авансцену в качестве самостоятельных и активных субъектов международных отношений. В их глазах вхождение в НАТО — это, в сущности, вопрос об утверждении прежде всего в собственных глазах своей европейской идентичности, а также вопрос об интеграции в экономические и политические структуры ЕС.

Причинами, подталкивающими восточноевропейские страны в объятия НАТО, являются не только призрак СССР, но и призраки империй прошлого (Османской, Германской, Австро-Венгерской, Российской), для которых эти страны служили в качестве арены соперничества или же разменной монеты в большой геополитической игре, являлись объектом торга.

Здесь в действие вступает психологический фактор: империй уже нет, в том числе и Советской, но их тени и призраки остались.

Вместе с тем многие европейцы видят в Североатлантическом альянсе средство предотвращения ренационализации политики безопасности в Европе. Эта проблема особенно актуальна в свете кровавых событий в бывшей Югославии. НАТО рассматривается в качестве гаранта европейской, да и не только европейской, безопасности, сохранения американского политического и военного присутствия в Европе. США на сегодняшний день остается необходимым компонентом европейского баланса сил. А Североатлантический альянс представляет собой основу военно-стратегического партнерства США и Европы. США — это одна из двух главных опор НАТО, и очевидно, что в случае их ухода из Европы эта опора сама собой разрушится.

В глазах руководителей ряда европейских стран НАТО представляет собой идеальный инструмент контроля над объединенной Германией. По их мнению, Германия, предоставленная самой себе, может составлять большую опасность для соседей, нежели в рамках НАТО, под общим контролем. С этой точки зрения интерес представляет позиция Г. Киссинджера, который писал: "Никто не заинтересован в том, чтобы Германия и Россия воспринимали друг друга как своего главного партнера в политике. Если они слишком сблизятся, то возникнет угроза гегемонизма; если же они поссорятся, то вовлекут мир в эскалацию кризиса"1.

Одним из важных аргументов в пользу принятия новых членов в НАТО стал тезис о стремлении союзников расширить демократию па Восток Европы. Б. Клинтон, который сыграл ключевую роль в продвижении идеи расширения НАТО, считал, что альянс способен сделать для Восточной Европы то, что он ранее сделал для Западной Европы: предотвратить возврат к локальным конфликтам и укрепить демократию против будущих угроз.

Как утверждал бывший заместитель государственного секретаря США С. Тэлботт, расширение НАТО даст дополнительные стимулы для укрепления демократических институтов, либерализации экономических систем, уважения прав человека и обеспечения гражданского контроля над вооруженными силами в государствах Центральной Европы и бывшего Советского Союза.

Многие наблюдатели обращали внимание на тот факт, что первыми в списках претендентов на членство стояли как раз страны, для которых характерна стабильность, -Польша, Венгрия и Чехия, отнюдь не обремененные этнонациональными конфликтами и территориальными спорами. Это как раз те страны, которые традиционно ориентировались на Запад, и не было никаких оснований предполагать, что в случае непринятия в альянс они вдруг снова обратят свой взор к Востоку.

Среди причин, обусловливающих расширение альянса, немаловажную роль играет заинтересованность политических и бюрократических кругов в сохранении этой организации как работодателя и получении выгодных заказов.

Иначе говоря, в силу целого комплекса причин в обозримой перспективе НАТО сохранится в качестве существенного фактора мировой политики и, соответственно, Россия должна принять это как реальность, с которой нужно считаться.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >