Эффективность и справедливость распределения ресурсов

Правовые нормы влияют не только на эффективность, но и на распределение доходов в обществе. Как экономика права подходит к этим двум эффектам правовых норм, ведь между эффективностью и справедливостью распределения доходов может возникать конфликт?

Один из подходов к ответу на этот вопрос заключается в том, что экономика права должна, в первую очередь, интересоваться эффективностью размещения ресурсов, которое происходит в результате изменения правовых норм. Как указал С. Вельяновски: «Экономисты обычно отделяют эффективность от вопросов распределения доходов и затем игнорируют эти вопросы»[1]. Основная причина акцента на эффективности заключается в том, что экономисты считают принятие решений, касающихся распределения ресурсов, т.е. решение вопроса о том, какой доход получат разные индивиды, занятием для политиков, а не экономистов. Экономисты предлагают лишь оценку сравнительной эффективности различных правовых режимов.

Другой подход, предложенный американским экономистом Стивеном Шавелем, заключается не в отказе от обсуждения вопросов распределения доходов, к которым приводят изменения в правовых нормах, а в возложении заботы о распределительных последствиях на налоговую систему с тем, чтобы правовая система могла заниматься исключительно эффективностью.

Воспользуемся следующим простым примером при обсуждении вопроса о конфликте между эффективностью и справедливостью распределения дохода[2]. Предположим, что правительство должно принять решение о строительстве дамбы и два человека, А и В, будут затронуты этим решением. В настоящее время у А есть 65 долл., а у В — 35 долл. Общий доход составляет 100 долл. Строительство дамбы потребует 30 долл, (издержки строительства несет В). Дамба принесет выгоду 40 долл., и вся эта сумма перейдет к Л, так как строительство дамбы ведется на его земле. Возникает вопрос, стоит ли строить дамбу?

Если мы исходим из соображений эффективности, то на этот вопрос последует утвердительный ответ: издержки строительства равны 30 долл., а выгода — 40 долл., так что чистая выгода от строительства дамбы составит 10 долл. Но соображения справедливости также должны учитываться при принятии решения. До строительства дамбы у А было 65 долл., а стало 105 долл. У В до строительства было 35 долл., а стало 5 долл. Как оценить эти распределительные последствия? Оценка зависит от того, что в данном обществе считается справедливым распределением дохода.

Предположим, что наиболее справедливым будет следующее соотношение: у А — 60 долл., а у В — 40 долл. До строительства дамбы распределение дохода должно быть таким, а после строительства оно должно измениться на следующее: А — 66 долл., В — 44 долл. Если предположить, что перераспределение дохода невозможно, тогда ситуация будет более эффективной, но менее справедливой.

Каким образом можно разрешить этот конфликт между справедливостью и эффективностью? Это зависит от того, насколько справедливость важна по сравнению с эффективностью. Если важнее справедливость, то можно пожертвовать эффективностью и не строить дамбу.

Предположим, однако, что доход можно без издержек перераспределить между А и В. Тогда, если дамба не строится, то 5 долл, должны быть переданы от А к В, а если дамба строится, тогда 39 долл, должны быть перераспределены от А к В, и у А будет 66 долл., а у В — 44 долл. Конфликта между эффективностью и справедливостью не возникает. Итак, если возможно перераспределение дохода, то дамбу следует строить в любом случае, независимо от того, как выглядит справедливое распределение дохода в данном обществе.

Если желательным оказывается равное распределение доходов, тогда без дамбы у А и В будет по 50 долл., а после строительства дамбы — 55 долл. Если справедливость требует, чтобы все отошло к Л, тогда дамбу также следует строить, так как у А будет 110 долл., а не 100 долл.

Из этого примера можно сделать следующие выводы:

  • • если доход нельзя перераспределить без издержек, тогда между справедливостью и эффективностью может возникнуть конфликт. Возникновение конфликта зависит от того, к каким последствиям в распределении дохода приводит эффективное решение, а также от того, какое распределение дохода в данном обществе считается справедливым;
  • • если доход может быть перераспределен без издержек, тогда между справедливостью и эффективностью конфликта не возникнет;
  • • если доход может быть поделен любым образом, то всегда будет предпочтительней такое распределение дохода, которое приведет к максимизации размера «пирога».

Таким образом, между справедливостью и эффективностью может возникнуть конфликт, но он будет разрешен, если возможно перераспределение богатства между членами общества. Существует два основных способа перераспределения богатства:

  • • налогообложение и система социальных трансфертов;
  • • перераспределение с помощью правового регулирования условий договоров, которые стороны могут заключать друг с другом.

Таким образом, современную правовую систему в упрощенном виде можно представить состоящей из двух больших «отделов». Один из них отвечает за эффективность, к нему относится, например, право, регулирующее обмен товарами и оказание услуг. Другой «отдел», к которому относится налоговое право и социальное право, отвечает за распределительную справедливость.

Для того чтобы показать, как работает система налогообложения и социальных трансфертов, предположим, что каждый член общества получил свою справедливую долю ресурсов общества, а затем ему предоставляется право осуществлять сделки с другими членами общества на условиях, которые он сочтет приемлемыми.

Первоначальное распределение долей будет осуществляться на основе некоторых принципов, которые соответствуют принятой в данном обществе теории распределительной справедливости. Но со временем распределение ресурсов общества отклонится от первоначальной модели, которая соответствовала принятым в данном обществе принципам справедливого распределения. Это отклонение будет непреднамеренным результатом большого числа частных сделок, которые члены общества, преследующие собственные интересы, будут совершать друг с другом на законных основаниях.

Если конечный набор индивидуальных владений будет отклоняться от принятого в данном обществе принципа справедливого распределения, то он может быть скорректирован посредством перераспределения. Если в качестве метода перераспределения выбрано налогообложение, то те члены общества, которые обладают большими ресурсами, чем они заслуживают, должны будут внести платеж в фонды государства, и эти фонды будут переданы тем, кто располагает недостаточными с точки зрения справедливого распределения ресурсами. Таким образом, будет восстановлена первоначальная модель распределения богатства и будет обеспечена справедливость распределения богатства между членами общества.

Рассмотрим другой способ достижения справедливости распределения — прямое регулирование условий, на основе которых члены общества могут заключать сделки между собой.

Снова предположим, что все индивиды получили свою справедливую долю ресурсов общества. Но теперь, вместо свободы заключения договоров на любых условиях с последующим налогообложением в целях сохранения принятой в обществе модели справедливого распределения ресурсов, предпринимается попытка сохранить действующую модель распределения путем ограничения условий, на основе которых индивиды могут менять величину своих ресурсов, заключая добровольные сделки. Это регулирование договоров может запрещать одни типы договоров и, возможно, требовать заключения других типов договоров. Например, законы о минимальной заработной плате частично определяют условия, на основе которых могут заключаться договоры между работодателями и работниками, и пытаются тем самым обеспечить справедливое распределение богатства между ними.

Примеры из практики

Существуют нормы договорного права, которые нацелены на достижение определенных целей перераспределения. К этим нормам относятся законы, направленные против ростовщичества, ограничивающие процент, который может взиматься кредиторами; законы, устанавливающие минимальную заработную плату; законы, регулирующие арендную плату; законы, требующие гарантий качества товаров.

Цель этих законов — перераспределить богатство от одной группы лиц (заимодавцев, работодателей, арендодателей, производителей) к другой группе (заемщикам, работникам, квартиросъемщикам, потребителям). Перераспределение осуществляется в соответствии с некоторыми принципами распределительной справедливости и происходит посредством корректировки условий, на основе которых стороны могут заключать договоры.

Из этих двух возможных способов перераспределения доходов — налогообложения и прямого регулирования договорных условий, экономисты предпочитают налогообложение. Они считают, что решение конфликта между эффективностью и справедливостью распределения доходов должно возлагаться на тот «отдел» правовой системы, который ведает налогами и трансфертами.

Именно такой подход был предложен С. Шавелем, который в 1981 г. первым из специалистов в области экономики права затронул эту тему. В частности С. Шавель утверждал: «Несмотря на несовершенные возможности перераспределения дохода посредством налогообложения, каждый определенно предпочел бы, чтобы выбор правовых норм осуществлялся исключительно на основе их эффективности»[3].

В реальной жизни перераспределение всегда связано с издержками. Эти издержки включают не только затраты на административный аппарат системы перераспределения (измерение дохода, сбор налогов и т.д.), но и потери общества вследствие снижения стимулов к труду. Если мы забираем доход у людей, то каждый час работы или каждая единица сбережения приносит им меньшую отдачу. Если работник до введения налога зарабатывал 10 долл, в час, а после введения 40%-го налога его реальный доход составил лишь 6 долл, в час, то труд для него становится менее привлекательным, чем досуг. Люди станут меньше работать: зачем, к примеру, работать но совместительству за весьма незначительное вознаграждение? В результате сократится размер «пирога», который подлежит перераспределению, потому что люди стали меньше работать. В литературе часто используется метафора «дырявого ведра», означающая, что перераспределение дохода от одного лица к другому всегда связано с потерями, которые возрастают с ростом объема перераспределяемого дохода.

Существует мнение, что использование правовых норм в целях перераспределения дохода оказывает точно так же влияние на стимулы к труду, как и система подоходного налогообложения. Подобная точка зрения преобладает среди экономистов и служит традиционным оправданием того, что при анализе правовых норм основное внимание уделяется вопросам их эффективности, а не справедливого распределения доходов[4] [5].

Мнение специалистов[4]

Такая предпосылка экономической теории, в соответствии с которой перераспределение посредством системы налогообложения и социальных трансфертов обходится дешевле, чем перераспределение посредством правовых норм, регулирующих условия договоров, или правил ответственности за неумышленное причинение вреда подвергается сомнению американским специалистом в области экономики права Кристиной Джоллз.

Стандартный подход предполагает, что налогообложение и правовые нормы, которые перераспределяют богатство, в одинаковой степени меняют стимулы к труду. Однако К. Джоллз выделяет, по крайней мере, две причины неодинакового воздействия налогов и правовых норм на стимулы к труду:

  • • неопределенные события, такие как, например, ответственность за неумышленное причинение вреда и выплата компенсации жертве, воспринимаются людьми иначе, чем события, которые произойдут наверняка. Люди склонны недооценивать вероятность несчастного случая, причиной которого они могут стать. Поэтому и размер компенсации, ожидаемый потенциальным причинителем вреда, будет меньше, чем на самом деле, и соответственно ниже будут воспринимаемые человеком издержки, связанные с правовой нормой;
  • • уменьшение дохода вследствие использования различных форм перераспределения дохода может восприниматься человеком как затрагивающие разные «счета», существующие у него в уме (mental accounting). Издержки правовых норм, перераспределяющих богатство, могут рассматриваться как расходы, а не как налоги, поэтому уменьшение стимулов к труду будет не столь значительным, как при налогообложении.

Предположим, что влияние налогов и правовых норм, регулирующих контракты, на стимулы к труду одинаково. Что следует использовать для перераспределения дохода — правовые нормы или систему налогообложения? Рассмотрим правовую норму, которая перераспределяет доход, и отклоняется тем самым от правовой нормы, обеспечивающей достижение эффективного результата.

Для богатых ответчиков устанавливается более высокий размер возмещения ущерба, чем для бедных, богатые истцы получают при этом меньше возмещения, чем бедные истцы. Таким образом, это правило ответственности перераспределяет богатство в пользу бедных: богатые платят больше, чем бедные, а бедные получают больше, чем богатые.

Данная правовая норма приводит к неэффективности, во-первых, потому, что любое перераспределение связано с издержками, и, во-вторых, потому, что она отклоняется от эффективной правовой нормы, которая создает стимулы к поведению, способствующему максимизации богатства общества.

Это отклонение приводит к тому, что люди принимают слишком много или слишком мало мер предосторожности, осуществляют слишком большие или слишком низкие инвестиции в свою собственность, нарушают договоры, хотя с точки зрения общественного благосостояния это нарушение не будет эффективным и т.д. Таким образом, правовая норма влияет и на стимулы к труду, и на решения, связанные с данным правилом.

Кроме дополнительной неэффективности, возникающей при использовании правовых норм для перераспределения дохода, существует еще несколько аргументов против использования правовых норм в этих целях. Один из них заключается в том, что попытки перераспределения дохода посредством правовых норм не достигнут своей цели, поскольку вслед за ними произойдут изменения цен, которые нейтрализуют влияние правовых норм[7] [8]. Например, если требовать от арендодателей, чтобы они соблюдали установленные законом требования к пригодности для жилья сдаваемых в аренду помещений, и при этом не регулировать цены, то арендодатели просто повысят цены для того, чтобы покрыть свои затраты.

Правовая норма может изменить соответствующее благо. Например, обязательное предоставление гарантии меняет благо, которое из простого товара превращается в товар и гарантию. Ценность гарантии для покупателей будет различна. Для одних выгоды отданной правовой нормы будут выше, чем издержки (которые будут выражены повышением цены товара), для других выгода будут меньше, чем издержки. В результате вместо перераспределения от продавцов в пользу покупателей или от арендодателей в пользу арендаторов мы получим в основном перераспределение от одного класса покупателей к другому или от одного класса арендаторов к другому. Точно так же законы о труде, вероятно, помогают тем, кто имеет работу, но затрудняют получение работы для безработных.

Другой аргумент против использования правовых норм в целях перераспределения дохода заключается в том, что этот подход одновременно и слишком широк, и слишком узок. Возьмем, к примеру, правило ответственности за неумышленное причинение вреда, которое отдает предпочтение истцам, скажем, потому что, как правило, истцы беднее по сравнению с ответчиками. Многие бедные люди никогда не станут участниками судебного процесса по поводу неумышленного причинения вреда, поэтому не будут затронуты этим перераспределением, в то же время некоторые богатые истцы неизбежно смогут выиграть иски.

С помощью налогообложения перераспределение доходов будет более точным и вызовет меньшие потери. Налоговая система в большей степени

3

приспособлена к минимизации возможных неблагоприятных последствий, чем правовые нормы.

Институциональное сравнение обеих систем перераспределения доходов приводит экономистов к выводу, что правовые нормы не должны использоваться в целях перераспределения дохода.

  • [1] Veljanovski, C. Wealth Maximization, Law and Ethics ... P. 12.
  • [2] Этот пример Митчелл Полински использует в своем учебнике при обсуждениипроблемы эффективности и справедливости законодательных решений (Polinsky М. АпIntroduction to Law and Economics. 2nd ed. Boston ; Toronto : Little, Brown and Co, 1989.P. 8-9).
  • [3] Shavell, 5. A Note on Efficiency vs. Distributional Equity in Legal Rulemaking: ShouldDistributional Equity Matter Given Optimal Income Taxation? // American Economic Review.1981. №2 (71). P. 414.
  • [4] См., например: Kaplow L. Why the Legal System is Less Efficient Than the Income Tax inRedistributing Income / L. Kaplow, S. Shavell // Journal of Legal Studies. 1994. № 2 (23).
  • [5] Coct. no Jolts C. Behavioral Economic Analysis of Redistributive Legal Rules // BehavioralLaw and Economics. / ed. by C. Sunstein. Cambridge : Cambridge University Press, 2000.
  • [6] См., например: Kaplow L. Why the Legal System is Less Efficient Than the Income Tax inRedistributing Income / L. Kaplow, S. Shavell // Journal of Legal Studies. 1994. № 2 (23).
  • [7] Craswell R. Passing on the Costs of Legal Rules: Efficiency and Distribution in Buyer-SellerRelations // Stanford Law Review. 1991. № 1 (43). P. 361.
  • [8] Weisbach D. Should Legal Rules Be Used to Redistribute Income? // University of ChicagoLaw Review. 2003. № 1 (70). P. 449.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >