Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII — НАЧАЛА XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Культурный смысл церковного раскола

В правление царя Алексея Михайловича (1645—1676) произошло много событий: усилилась централизованная власть и оформилось крепостное право; Украина воссоединилась с русским государством и его границы расширились покорением Сибири и Дальнего Востока; была подавлена целая серия восстаний в Москве, Новгороде и произошла крестьянская война под предводительством Степана Разина. Но, пожалуй, главным событием все-таки стала реформа в русской церкви. Формально церковным расколом называется отделение значительной части русского православного общества от господствующей русской православной церкви. Однако смысл и последствия этого события были намного глубже. В результате произошло нравственно-культурное раздвоение общества, а потому раскол обрел черты социокультурного явления.

Нововведения Никона и их восприятие обществом.

Смутное время было моментом потерянного равновесия. Оно оказало воздействие не только на русскую государственность, но и на православие. Романовы воцарились не без помощи церкви. Михаил Романов был сыном патриарха Филарета, авторитет которого помог восстановлению пошатнувшегося во время смуты представления о священном характере власти царя. Светская власть долго помнила об услуге, которую ей оказала церковь. В свою очередь церковь рассчитывала на особые отношения с властью. Вот это наследство и получил Алексей Михайлович Романов.

В течение более чем 30-летнего правления (1645—1676) царь именовался «тишайшим». Это не комплиментарная характеристика российского государя, а почти официальный титул, своего рода подтверждение нерушимой легитимности власти, исключавшей возврат бурь Смутного времени. Именно при Алексее Михайловиче «тишайшем» (и при прямом его участии) произошли самые бурные и драматические события столетия и были одержаны самые значительные победы — над Швецией и Польшей. В то же время вся преобразовательная деятельность Алексея Михайловича была противоречивой: «одной ногой он еще крепко упирался в родную православную старину, а другую уже занес было за ее черту, да так и остался в этом положении». Далее В.О. Ключевский писал, что при всем добродушно-нерешительном отношении к актуальным вопросам времени царь Алексей помог успеху преобразовательного движения тем, что «создал преобразовательное настроение», окружив себя думающими людьми.

Церковная реформа резко изменила духовную жизнь общества и повлияла на формирование цивилизационных характеристик России в новое время и на ее судьбу.

На фоне последствий смуты и развивающегося процесса секуляризации и царь, и глава церкви увидели в «обмирщении» культуры угрозу для своей власти, что заставило их объединенить усилия для восстановления пошатнувшегося равновесия. Почву для союза церкви и государства составляла традиционная культура. Всякие светские новации ей были противопоказаны. Сохранение нации и государственности виделось в восстановлении нарушенной смутой традиции. Неудавшееся «оцерквление» еще раз подтвердило, что общество «повредилось» в своих нравственных основах.

Чтобы восстановить нарушенную традицию, следовало осознать все «заново», произведя своего рода ревизию духовного наследия, изъяв все, что может помешать обретению желаемого единства. Решающую роль в обновлении церкви сыграл патриарх Никои (в миру — Никита). Он родился в 1605 г. в крестьянской семье в Нижнем Новгороде. Уже в детстве Никита обнаружил необыкновенные способности, быстро выучился грамоте, прочитал много священных книг. Пройдя суровую школу послушничества в монастыре Макария Желтоводского, он постригся в монахи. С 1648 г. он митрополит Новгородский, а с 1652-го — патриарх.

Еще до избрания на высокий пост Никон пользовался расположением Алексея Михайловича. Он «печаловался царю за всех обиженных и утесненных и, таким образом, приобрел в народе славу доброго защитника и ходатая». После смерти в 1652 г. патриарха Иосифа Алексей Михайлович «призвал» на патриарший престол Никона, тот не сразу дал согласие. Переговоры продолжались несколько дней. Сам Алексей Михайлович, «простершись на земле и проливая слезы со всеми окружающими», умолил его взять в руки пастырский посох. Торжественное венчание на всероссийское патриаршество состоялось 25 июля 1652 г. в Успенском соборе Москвы.

Патриарх Никон претендовал на роль духовного царя русского народа. Чтобы выглядеть таковым в глазах власти и паствы, он потребовал у царя обещания, что и он, и бояре, и архиреи будут слушаться нового патриарха во всем. Царь дал согласие. Но чтобы придать царскому обету законную силу, патриарх ввел упоминание о нем в печатном Служебнике 1655 г. И на несколько лет в Москве установилось двоевластие — царя и «великого государя» Никона (этот титул он присвоил себе в 1653 г.). Но такое положение не могло продолжаться долго. Кто-то должен был уступить. И как показала история, уступить пришлось Никону.

Наследство Никону достал ось тяжелое. Русская церковь за долгое время обособленного существования приобрела множество обрядов, разобщившись с общеправославной традицией. Новый патриарх сначала не мыслил об исправлении богослужебной практики. Но уж слишком много «нестроений» оказалось в церкви, и в первую очередь беспорядочность и небрежность богослужения, что особенно бросалось в глаза. По словам публициста конца XVII в. И.Т. Посошкова, духовенство отправляло службу «с безстраши- ем», «уклоняясь в еретическое многогласие». Священник читал свое, дьячок — свое, при этом вся служба сопровождалась хоровым пением. Каждый старался быть услышанным. В результате в церкви стоял и «шум и козлогласование». Зато служба шла быстро, и при этом выполнялось все, что положено по уставу.

Никон начал свои реформы именно с преобразования церковной службы. Он поставил перед собой цель восстановить греческие обряды, очистить их от наслоений времени и формы наивного «простонародного воззрения». Вспомним, что христианская вера на Руси развивалась как синтез ценностей христианства и славянского язычества. В результате сложились свои особенности, традиции и обряды.

Об исправлении богослужебных книг и установлении единообразия в церковной службе говорилось еще на Стоглавом соборе в XVI в. Для этого из Афона был выписан Арсений Грек (Суханов). Время от времени предпринимались попытки сличения текстов с греческими, но и в XVII в. положение изменилось мало. Иностранцам не доверяли, как они ни старались. Считалось, что исправление книг — дело «домашнее». А собственные знатоки книжной «справы» с делом справлялись не очень хорошо.

Церковные новшества Никона, в частности исправление текстов, сначала не показались страшными. Ошибок в текстах действительно накопилось достаточно. На них указали приехавшие в 1649 г. в Москву иерусалимский патриарх Паисий и греческий ученый Арсений. В результате царь и патриарх отправили троицкого келаря Арсения Суханова на Восток для изучения греческих источников и обрядов.

Поскольку в Москве не было своих знатоков греческого языка, обратились за помощью в Киев, который поддерживал тесные связи с Грецией. Но в Киеве было сильно и западное влияние, а этого боялись. Для исправления книг в 1649 г. в Москву были посланы ученые монахи Епифаний Славинецкий и Арсений Сатановский. В следующем году к ним присоединился Дамаскин Птицкий. Киевляне нашли много ошибок в московских книгах и стали неблагосклонно отзываться о тех, кто их переписывал. В ответ их обвинили в ереси.

В 1651 г. митрополит назаретский Гавриил, а затем константинопольский патриарх Афанасий нашли, что книги, по которым ведутся службы, неисправны. Они сообщили, что сожгли книги, привезенные для них из Москвы, поскольку те содержали много ересей. Таким образом, Никон продолжил уже начатое дело.

В 1653 г. из Константинополя возвратился келарь Суханов. Он поведал о том, что «греческая вера несколько «испортилась» под турецким владычеством и что крестятся греки тремя перстами. (Двоепер- стие сменилось в Византии троеперстием еще в XII в.) Сообщил он и о некоторых отличиях в обряде. В 1654 г. на Соборе Никон указал на ошибки в книгах и попросил благословения на их исправление. Затем были приобретены греческие рукописи, а греческие патриархи прислали еще 200 книг. Никон написал письмо константинопольскому патриарху с просьбой о пояснениях по поводу обрядов и книг, что тот и сделал. Это письмо было оглашено на Соборе 1655 г.

А дальше все пошло не так, как предполагалось. Вскоре был издан новый служебник. Но исправлен он был не по старым греческим книгам, а по изданному в Венеции греческому оригиналу 1602 г., что вызвало недовольство: в книгах, изданных на Западе, подозревали ересь.

Собор 1656 г. по инициативе Никона провозгласил проклятие на двуперстное крестное знамение. И это вызвало настоящую бурю протестов со стороны сомневающихся в правоверии греческой церкви. Патриарх не очень церемонился с ними, особенно после того как сомневающиеся обратились к Алексею Михайловичу с челобитной по поводу нововведений. Вот тогда-то первый раз и пострадал протопоп Аввакум.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>