Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII — НАЧАЛА XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Книга как орудие государственного просветительства.

Один из сподвижников Петра I В.Н.Татищсв писал когда-то, что человечество пережило только три по- настоящему великих события: изобретение.букв, пришествие Христа и открытие книгопечатания. Новое время для европейской цивилизации — это время книги.

Изменение источников ответа на жизненные вопросы вызвало потребность в доступной системе информации. Учительная роль государства предполагала возможность мобильно общаться со своими подданными, доводя до их сведения указы, законы, распоряжения. Начиная с Петра I, власти формируют систему печатной информации. В 1703 г. появилась первая в России газета «Ведомости*. Она была размером всего с тетрадный лист и печатала почти исключительно официальные сообщения: о военных «викториях», очередных указах государя и т.п.

Но самым замечательным изобретением массовой печати XVIII в. стал жанр календарей, который не утратил своей популярности и в последующие века, при всех властях. Их массовый выпуск начался с 1708 г. Календари удачно соединяли информацию, полезные знания в популярной форме и развлечение. В них помещались сведения по агрономии, математике, истории, информация о погоде, печатались гороскопы и толкования снов, песни и стихи. Гражданские ежегодные календари пользовались огромным успехом. Они добирались до самых далеких уголков России, не теряя своей актуальности и информативности. Их тиражи для того времени были наибольшими — до 2 тыс. экземпляров.

Главную роль в государственном просветительстве взяла на себя светская книга. Утилитарный подход к знаниям («государственная надобность*), акцент на практическое, профессиональное образование заставляли наспех переводить или завозить из Европы учебники.

Поскольку главным педагогическим методом в школе XVIII в. было буквальное заучивание, облик и содержание учебников соответствовали этому назначению. «Вратами учености* называл их М.В. ЛохФносов. Учебников было не много, образование начиналось с популярных изданий, которыми пользовалось несколько поколений россиян: «Букварь* Ф.П. Поликарпова, «Первое учение отрокам» Ф. Прокоповича, «Арифметика* Л.Ф. Магницкого, «Грамматика* М. Смотрицкого. В профессиональной школе использовались практические руководства по механике, технике, архитектуре, многочисленные европейские словари и справочники. Не учитель, а учебник — главный герой светской школы

XVIII в.

Профессора и студенты Московского университета к концу XVIII—началу

XIX в. создали новое поколение учебников. «Российская грамматика* М.В. Ломоносова (1757) заменила «Грамматику* М. Смотрицкого, новый учебник по математике в 60-х гг. XVIII в. еще в студенческие годы написал профессор Д.С. Аничков, профессора университета Х.А. Чеботарев и П.И. Страхов создали учебники по географии (1776) и физике (1810). Появились отечественные учебники по горному делу, металлургии, кораблестроению, архитектуре. По инициативе Екатерины II в 1783 г. было создано руководство «О должностях человека и гражданина».

Момент отделения светского книжного дела четко был обозначен введением гражданской печати и гражданского шрифта еще при Петре I в 1708—1710 гг. Царь собственноручно правил начертание букв и предписал: «Сими литерами печатать художественные и мануфактурные книги*. Новое начертание букв было максимально приспособлено к типографскому способу печати, облегчало обучение чтению, соответствовало потребности в новом типе образованности. По выражению М.В. Ломоносова, «нс одни бояре и боярыни, но и буквы сбросили с себя широкие шубы и нарядились в летние одежды».

Реформа шрифта не затронула церковную книгу, тем самым положив начало отчуждению духовного, религиозного образования от светского, государственного. Религиозная литература по-прежнему ориентировалась на уникальность, свойственную рукописной книге. Два типа образованности в буквальном смысле стали говорить и писать словно на разных языках, все меньше понимая друг друга.

Именно учебники начали войну против церковной учености и церковной книги. Светская книга решительно отделилась от церковной по языку, типографскому шрифту, орфографии и даже по внешнему облику. Новая книга должна была быть легкой, прочной, легко читаемой, приспособленной к заучиванию. Ее ценность состояла нс во внешней внушительности, а в практической пользе. Уже в петровское время тиражи учебных книг становятся недостижимыми для религиозной литературы: до 11—14 тыс. экземпляров.

Религиозная старопечатная книга, безусловно, заняла свою нишу в просвещении, но уже никогда не была ведущей в книжной культуре. Рукописная старообрядческая книга, старопечатные книги сохранялись в церковной и в народной среде, питая традиционную культуру и традиционную образованность. Кроме того они послужили основой для такого вида книжного искусства, как русский рисованный лубок. Одной из первых в этом роде была лубочная картина-памфлет по поводу смерти великого императора «Как мыши кота хоронили*.

Усилиями молодого царя книжное дело быстро обрастало своими учреждениями. С 1714 г. в Петербурге началось собирание книг для первой в России библиотеки. С 1719 г. книжное собрание существовало при Кунсткамере, а позже составило материальную базу для учрежденной в России Академии наук. С 1728 г. эта библиотека стала доступной для общественного пользования. В 1714 г. открылась государственная книжная лавка в Петербургском гостином дворе. Здесь продавались печатные указы, учебники и азбуки, гравюры, календари. В Москве книги продавались в лавке Печатного двора, но в старой столице дольше держалось засилье старопечатных книг в ущерб распространению светских сочинений.

Однако настоящий прорыв в светском книгоиздании произошел, когда открылась типография при Московском университете (1756), надолго ставшая главной базой светского книгопечатания. Здесь издавались учебники, словари, научная и художественная литература, детские книги, большинство журналов и календари. Особенностью книжного дела на этом этапе было сохранявшееся лидерство государства в просвещении.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>