Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 29. ВОЙНЫ И КОНФЛИКТЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Конфликт и консенсус, война и сотрудничество составляют своего рода диалектические пары, интенсивность, глубина и направленность каждой из которых во многом определяют характер и жизнеспособность любого человеческого сообщества. Вся история человечества свидетельствует о том, что война — это неотъемлемая врожденная составляющая человеческого существования, точно так же как тяга к игре, пению, снятию стресса, потребности в сатурналиях, вальпургиевых ночах, маскарадах и т.д. Здесь апологию войны необходимо решительно отделить от признания самой реальности этого феномена. Вся жизнь человека построена на антиномиях: жизнь и смерть, добро и зло, свобода и рабство и др. Некоторые из антиномий неразрешимы. Возможно, к этой категории относится и антиномия между войной и миром.

29.1. Особенности войны в ядерную эпоху

Войны — результат политических решений для достижения политических целей с помощью множества находящихся в распоряжении государств средств (политических, дипломатических, экономических, идеологических, информационно-пропагандистских, технологических и т.д.), в которых главенствующую роль играют вооруженные силы. В прежние эпохи на войну смотрели как на вполне законное средство достижения политических целей. Как считал немецкий теоретик войны, генерал К. фон Клаузевиц, война есть продолжение политики другими средствами.

Ракетно-ядерное оружие в определенной степени внесло коррективы в связь между политикой и войной. Дело в том, что разумная политика, призванная реализовать на международной арене национальные интересы, не может допустить применение ядерного оружия, обладающего чудовищной силой разрушения.

Еще в 1943 г. в Лос-Аламосе Нильс Бор, принимавший участие в создании первой атомной бомбы, говорил: "Новое оружие не только изменит характер будущих войн, но и заставит человечество отказаться от вековой привычки воевать". В 1945 г. ему вторил венгро-американский физик Л. Сциллард, который, в частности, утверждал: "Как только у русских появится атомная бомба, установится длительный вооруженный мир".

После Второй мировой войны каждая из двух противоборствующих сверхдержав — США и СССР — стремилась к расширению и укреплению своей гегемонии. Для "ястребов", доминировавших на политической арене с обеих сторон, сама идея невозможности войны по логике вещей оказывалась неприемлемой. Они были убеждены в возможности выиграть и выжить в ядерной войне.

Тем не менее в данном контексте особо важное значение имел тот факт, что в период холодной войну)! ядерное оружие, выполняя роль эффективного инструмента взаимного сдерживания двух сверхдержав, продемонстрировало ограниченность своих возможностей при реализации множества других целей, традиционно решавшихся с помощью военной мощи. Так, сразу после Второй мировой войны, обладая монополией на атомное оружие, США не сумели вынудить Советский Союз изменить его политическую стратегию, в том числе и в сфере внешней политики.

Обладание ядерным оружием оказалось не способно внести какие бы то ни было серьезные коррективы в ход и результаты корейской и вьетнамской войн. В афганской войне СССР вел себя так, будто он вообще ничего не знает о ядерном оружии. Оно также не стало гарантией от распада Варшавского пакта и самого СССР. А в 1982 г. Аргентина начала войну против Великобритании, игнорируя тот факт, что эта страна обладает ядерным оружием.

Это стало результатом осознания факта, что, как и всякая другая историческая эпоха, ядерно-космический век также имеет специфические закономерности и тенденции. Как выше указывалось, научно-технический прогресс послевоенных десятилетий имел своим результатом качественное изменение географических факторов бытования большинства стран и народов планеты. Он внес существенные поправки в традиционное понимание национально-государственной безопасности.

В этом отношении особо важное значение имело осознание всеми заинтересованными сторонами того очевидного факта, что ядерная война представляет угрозу самому существованию человечества. Поэтому постепенно утверждалось своеобразное ядерное табу в отношениях между двумя сверхдержавами или военно-политическими блоками.

Уже в 1961 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о запрещении применения ядерного оружия на том основании, что оно чревато неоправданными жертвами среди мирного населения и тем самым противоречит международному праву и общепринятым нормам человечности. По-видимому, ракетный кризис, разразившийся осенью 1962 г. между СССР и США после размещения на Кубе нашей страной своих ракет, можно считать поворотным пунктом в истории современного мира. Действительно, этот кризис подействовал на обе сверхдержавы отрезвляюще. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что 20 июня 1963 г. между Москвой и Вашингтоном была установлена линия "горячей связи", которая в круглосуточном режиме позволяла лидерам обеих держав напрямую общаться друг с другом.

Именно этот кризис положил начало тем процессам, которые стали известны под названием "разрядки международной напряженности" и в конечном счете привели к окончанию холодной войны.

Не случайно бывший президент США Р. Никсон в своей книге "Реальный мир" вынужден был признать: "Две сверхдержавы не могут позволить себе начать войну друг против друга в какое бы то ни было время или же при каких бы то ни было обстоятельствах. Огромная военная мощь каждой из сторон делает войну устаревшей в качестве инструмента национальной политики"1. Не кто иной, как Р. Рейган в своем ежегодном послании Конгрессу "О положении страны" 25 января 1984 г. (т.е. еще до начала улучшения советско-американских отношений) заявил, что "войну нельзя выиграть и она никогда не должна быть развязана".

Что касается СССР, то с самого начала ядерного века (во всяком случае, в своих официальных декларациях) он выступа.'! за полное запрещение использования этого средства всемирного апокалипсиса. Ведь тот же Н. С. Хрущев, который предупреждал капиталистов, что "мы вас похороним", был однозначно и категорически против применения ядерного оружия, заявляя, что если ядерная война будет развязана, живые станут завидовать мертвым.

Верная мысль, поскольку после ядерной войны может создаться ситуация, при которой отпадет сама необходимость проведения каких бы то ни было различий между интересами государств, классов, идеологий и т.д. Если привести аналогию с теорией игр, то можно согласиться с Т. Шеллингом, который в 1983 г. показал, что современная война на самом деле представляет собой игру с ненулевой суммой (отрицательной суммой), поскольку по большому счету все участники войны в конечном итоге остаются в проигрыше.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>