Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII — НАЧАЛА XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

«Всемирность» истоков новой русской культуры.

В издательствах «Скорпион» и «Мусагет» было переведено и издано невиданное количество произведений мировой литературы: философия (от античных авторов и Упанишад до немецких мистиков), поэзия (от Вергилия и Петрарки до современных Бодлера, Шелли, Верлена, Верхарна, Новалиса и других представителей европейского символизма). С возникновения движения символистов началась настоящая «эпидемия всемирности» русской литературы.

К.Д. Бальмонт увлекался средневековой Англией, цивилизацией инков и испанской литературой, мистиками всех времен; переводил ассирийские псалмы, английских, французских, чешских, норвежских поэтов. Он шутя признавался, что не изучил, пожалуй, только язык «африканских зулу».

У В.Я. Брюсова — обилие римских, ассирийских и византийских тем. Его привлекало русское язычество и европейский оккультизм. Роман «Огненный океан» написан им с точным чувствованием средневековой Европы. Прекрасно зная французский язык и литературу, Брюсов стал тонким переводчиком французских поэтов- символистов, переписывался с Э. Верхарном. В 1907—1924 гг. он занимался составлением гигантского «каталога» незнакомых Европе культур Китая, Египта, американских индейцев. Современники отзывались о нем как об «ученом» поэте, которого легко было представить профессором астрономии или истории.

А. Белый увлекался Востоком. Его интересовали древнеиндийские рукописи, Упанишады, индийская антропософия.

А.А. Блок великолепно знал немецких лириков, средневековую поэзию, она так «по-европейски» звучит в его драме «Роза и крест». Его волновала языческая Русь, раннее христианство, он с увлечением изучал историю русского сектантства, увлекался антропософией, работал над «Историей становления самосознания».

Будучи профессиональным литератором по образованию (он закончил филологический факультет Санкт-Петербургского университета), Блок, наряду с этим, проявлял интерес к драматическому искусству, кинематографу.

Интеллектуальный багаж теоретика символизма Вяч. Иванова поражал современников. Как и многие, он увлекался средневековой философией, мистикой, эзотерикой. Сочинения Е.П. Блават- ской, книги о религии Египта и истории древних цивилизаций занимали почетное место в его обширной библиотеке. Он читал всю европейскую литературу на языках оригиналов, сам писал стихи на итальянском и французском, глубоко понимал живопись и музыку. Н.А. Бердяев называл его «наиболее культурным человеком», которого он когда-либо встречал: «редчайший представитель средиземноморского гуманизма».

Легендой стала необыкновенная начитанность Д.С. Мережковского. Друзья называли его «ходячей книжкой», а визитеры чаще всего заставали на стремянке под потолком, зачитавшегося книгой из своей обширной библиотеки.

Глубокое знание мировой культуры отличало большинство русских художников, музыкантов, театральных деятелей этого времени. Фактически не было исторического времени, национальной культуры, человеческой проблемы, которые бы так или иначе не вошли в культуру Серебряного века. Античность, европейское средневековье нашли своих горячих поклонников в В.А. Серове, М.А. Врубеле, Л.С. Баксте, В.Э. Борисове-Мусатове. И это придавало русской культуре начала XX в. черты энциклопедизма эпохи Возрождения.

Интерес к мировой культуре не обошел и традиционного для Ренессанса особого внимания к культуре античного мира. К тому же символисты были современниками сенсационных раскопок Шли- мана. Европа тогда была очарована обаянием открывающейся гомеровской Греции: золото Трои, Микены, могила Агамемнона... Выставки и переводы греческих авторов стали обычным делом и в России. Деятели рубежа веков ощущали себя на вершине пирамиды истории, наследниками всего культурного богатства человечества. В статье «Проблемы культуры» А. Белый писал: «Мы переживаем ныне в искусстве все века и все нации. Прошлая жизнь проносится мимо нас. Это потому, что мы стоим перед великим будущим». Под знаком «европеянства» и всемирности русская культура вступала в свой творчески самый богатый период 1900—1914 гг.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>