Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII — НАЧАЛА XX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Молодое поколение символистов.

Символизм стал отправной точкой для формирования новых культурных поисков 10—20-х гг. Формально многие из «молодых» объединений отрицали свою принадлежность к символизму. Немало историков культуры позже относили акмеистов, футуристов, кубофугуристов и прочие течения к противникам символизма. Но слишком многое в мировоззрении, в понимании задач культуры, оценке роли художника (и символисты и их продолжатели были прямо-таки фанатиками свободы творчества) роднит их. Различия фиксируются лишь в подходе к языку, формам выражения поэтической мысли и чувства. С точки зрения истории культуры, можно говорить о едином течении символизма.

«Гумилевская», а затем эмигрантская волна символизма меняли его язык, средства выражения, стремились преодолеть мистику, символизацию образов, элитарность, крайнюю изощренность языка, но оставались верны мировоззренческим основам символизма. В 1910 г. молодой поэт Н.С. Гумилев произносит «надгробную речь» символизму. Со своими друзьями (О.Э. Мандельштам, А.А. Ахматова, С.М. Городецкий) он создал в 1911 г. новое литературное объединение «Цех поэтов». «Деловое» название должно было подчеркнуть профессиональное отношение к поэзии как к ремеслу, цеховую солидарность литераторов.

Молодые поэты называли себя «акмеистами» («акме» — «высшая точка», «вершина перевала») и считали свое направление «преодолением символизма». Еще лучше соответствовало новому направлению его второе название — «адамисты» (от имени Адам).

Ведь молодые поэты хотели посмотреть на жизнь глазами Адама — первого человека, словно заново открывая явления бытия: смерть, любовь, дерево, ребенок. Редкие по лиричности и высоте чувств стихи А.А. Ахматовой из ее первого сборника «Вечер» (1909) часто начинались вполне житейской зарисовкой, например:

На рукомойнике моем позеленела медь,

Но так играет луч на нем, что весело глядеть.

Простота художественных средств молодого поколения символистов не имела ничего общего с простотой народной культуры или с примитивизмом. Это была простота высшего смысла, когда единомышленникам достаточно намека, что понять все остальное. Вещи и действия наполнены чувственной символикой:

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

Я на правую руку надела Перчатку с левой руки.

Читатель, знакомый с теорией 3. Фрейда, расшифрует глубинный смысл бессознательного ошибочного жеста, который передает сильнейшее внутреннее переживание. Вещный мир проступал в стихотворениях акмеистов, исполненный высшего смысла. Каждая подробность приобретала значимость символа. Как живописны строки молодого О.Э. Мандельштама, который словно рисует акварелью:

Немного красного вина,

Немного солнечного мая, —

И тоненький бисквит ломая,

Тончайших пальцев белизна.

«Преодолевая символизм», молодое поколение развивало его. По сути, продолжались эстетические поиски, начатые первыми символистами, ведь символизм не был эстетически завершенным течением. Распространяясь вширь, символизм как миропонимание и как эстетическая система исследовал границы художественного, вплоть до примитива. От новых поисковых объединений 10-х гг. начитаются творческие судьбы многих выдающихся поэтов первой половины XX в. Это А.А. Ахматова, М.А. Кузмин, Н.С. Гумилев, О.Э. Мандельштам, В.В. Хлебников, В. В. Маяковский, С.А. Есенин, М.А. Волошин, М.И. Цветаева и др. Их молодость прошла в атмосфере поэтико-философского «пиршества духа».

Творчество этих поэтов постепенно усложнялось, особенно у Ахматовой и Мандельштама. Среди последних произведений

А.А. Ахматовой до сих пор загадкой для исследователей является, по сути, постмодернистская «Поэма без героя». Она словно стеклянная матрешка, когда сквозь один текст видится другой, третий. Русский символизм был предвосхищением современной литературы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>