СМИ и суверенитет государства. Проблема информационной безопасности

СМИ есть важнейший механизм, с помощью которого государство поддерживает некоторый базовый национальный консенсус по поводу общих ценностей и идеологем, составляющих национальную идентичность. Тем самым в значительной степени обеспечивается стабильность общества.

Отмечая огромную роль СМИ в поддержании и укреплении национальной идентичности и национального суверенитета, современный исследователь Монро Прайс вводит понятие «рынка лояльностей» — особого рынка, субъекты которого используют регулирование информационных потоков, создавая своего рода «информационный картель».

Государство является важнейшим участником «рынка лояльностей». Каждое государство, как утверждает Прайс, «ведёт со своими гражданами разговор о законности своего существования. В этом разговоре государство занимается самооправданием, требуя от граждан лояльности»[1]. Подмостки для этого постоянного диалога и предоставляют СМИ. Отсюда — естественное стремление государства контролировать их.

«Те, кто управляет рынком лояльностей, — пишет Прайс, — создают совокупность идеологем и повествовательных схем, которые используются господствующей группой или коалицией для сохранения власти. Уже поэтому возможность такого управления стала для многих стран залогом стабильности. Этот рынок существовал везде и всегда. Отличие сегодняшнего рынка заключается в количестве его участников, его размерах и границах, а также характере регулирующих инстанций, способных определить и навязать правила участия в рынке и исключения из него»[2].

В современном глобализирующемся мире государства, поддерживающие национальные «рынки лояльностей», или, иными словами, стремящиеся сохранить национальную и культурную идентичность как залог социальной и политической стабильности, сталкиваются с проблемами информационной экспансии со стороны других государств и транснациональных СМИ. Распространение интернета, кабельного и спутникового телевидения усложняет контроль государства над информационными потоками. Прайс отмечает, что существует два возможных типа реагирования государства на данный вызов.

Во-первых, государство стремится защитить своё информационное пространство от нежелательного информационного воздействия с помощью разнообразных протекционистских мер, поддержки национальных вещателей и правовых ограничений деятельности внешних СМИ в пределах собственных государственных границ.

Во-вторых, государство стремится оказывать влияние на информационное пространство других государств. Эти цели достигаются разными способами: от выработки договорённостей и всё более эффективного использования новейших технологий до силовых методов воздействия.

После известных событий 11 сентября 2001 года проблема государственного контроля СМИ обострилась с новой силой, и государства активизировали свои усилия в этом направлении. В.В. Орлова отмечает в связи с этим:

«Сегодня государство становится всё более активным в информационной сфере... Политические стратегии правительств реализуются посредством вмешательства в медиасреду других государств, и целью стратегической информационной интервенции является изменение политического климата и общественных настроений в стране-мишени ...С другой стороны, как показывает практика, правительства развитых стран могут контролировать, ограничивать в доступе на территории других государств глобальные телесети новостей и Интернет. Так, CNN чуть было не сняли со спутниковых систем в Израиле в 2002 году: израильские власти были недовольны освещением ближневосточного кризиса американской телекомпанией, считая, что CNN активно поддерживает палестинцев. ВВС World в течение шести лет (с 1994 по 2000 год) оставалась практически закрытой для Китая, после того как допустила критику в адрес китайского правительства. В Китае закрыт доступ к некоторым онлайновым СМИ. В 2001 году посредством дипломатических переговоров с властями Катара правительство США пыталось «укротить» арабскую телесеть новостей AL-Jazeera. Война в Ираке 2003 года окончательно утвердила возможность силового решения в отношении неугодных СМИ: целями американских войск стали иракское телевидение и радио, а открытие англоязычного сайта AL-Jazeera, намеченное на март 2003 года, было приостановлено (по официальной версии, из-за ущерба, нанесённого хакерами).

Регулирование средств массовой информации отошло от внутренних форм контроля и перешло к внешним формам, региональным, многосторонним, сместилось от законодательных мер к переговорам и соглашениям. Сейчас правительства уделяют много внимания информации, поступающей из других стран, и вновь пытаются контролировать новостные потоки, действуя на глобальном рынке лояльностей»[3].

Необходимость защиты собственного информационного пространства становится, таким образом, одним из направлений государственной политики. Если обратиться к отечественным реалиям, то еще в 2000 году был выработан официальный документ — «Доктрина информационной безопасности Российской Федерации» (текст документа содержится в Приложении 7), который и должен был послужить основой для формирования отечественной государственной политики по данному направлению. Целью обеспечения информационной безопасности должна служить защита национальных интересов России. В «Доктрине...» выделяются четыре основные составляющие национальных интересов в информационной сфере:

  • ? Соблюдение прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею, обеспечение духовного обновления России, сохранение и укрепление нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны. (Для достижения этого требуется, в частности, повысить эффективность использования информационной инфраструктуры в интересах общественного развития, консолидации российского общества, духовного возрождения многонационального народа Российской Федерации.)
  • ? Информационное обеспечение государственной политики Российской Федерации, связанное с доведением до российской и международной общественности достоверной информации о государственной политике РФ, её официальной позиции по социально значимым событиям российской и международной жизни, с обеспечением доступа граждан к открытым государственным информационным ресурсам. (В плане решения этой задачи предполагается укреплять государственные средства массовой информации.)
  • ? Развитие современных информационных технологий, отечественной индустрии информации, ...обеспечение потребностей внутреннего рынка её продукцией и выход этой продукции на мировой рынок...
  • ? Защита информационных ресурсов от несанкционированного доступа, обеспечение безопасности информационных и телекоммуникационных систем, как уже развёрнутых, так и создаваемых на территории России.

Таким образом, задачи обеспечения информационной безопасности государства шире, чем только лишь поддержка и укрепление национальных СМИ и культивируемого ими образа национальной идентичности, но и данная задача — одна из важнейших.

Среди угроз информационной безопасности России, существующих на сегодняшний день, «Доктрина...» выделяет, в частности, «угрозу конституционным правам и свободам человека и гражданина в области духовной жизни и информационной деятельности, индивидуальному, групповому и общественному сознанию, духовному возрождению России», «угрозу информационному обеспечению государственной политики Российской Федерации», «нерациональное, чрезмерное ограничение доступа к общественно необходимой информации», «вытеснение российских информационных агентств, средств массовой информации с внутреннего информационного рынка и усиление зависимости духовной, экономической и политической сфер общественной жизни России от зарубежных информационных структур», «девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе».

Источником внешней угрозы информационной безопасности России является также «стремление ряда стран к доминированию и ущемлению интересов России в мировом информационном пространстве, вытеснению её с внешнего и внутреннего информационных рынков», «деятельность международных террористических организаций», «разработка рядом государств концепций информационных войн, предусматривающих создание средств опасного воздействия на информационные системы других стран мира».

В «Доктрине...» предложен комплекс методов по обеспечению информационной безопасности, среди которых и правовые, и организационно-технические, и экономические.

  • [1] Прайс М. Телевидение, телекоммуникации и переходный период: право, общество и национальная идентичность. — М.:Изд-во МГУ. 2000. — Электронная публикация — http://www.medialaw.ru/publications/books/mp/4.htm
  • [2] Прайс М. Средства массовой информации и суверенитет: реферат Ю. Кимелева // Отечественные записки. 2003. № 4.
  • [3] Орлова В. В. Глобальные телесети новостей на информационном рынке. — М.: Изд-во «РИП-Холдинг», 2003. — Электронная публикация — http://evartist.narod.ru/tcxt5/70.htrnl
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >