Общение как обмен информацией (коммуникативная сторона общения)

В ходе совместной деятельности люди обмениваются различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками и пр. Этот процесс в узком смысле можно считать обменом информацией. Человеческая коммуникация — это процесс, в котором вербальный язык неотделим от языка невербального. Последний служит дополнением к первому и усиливает его.

«По оценке Мехрабиаиа (Mehrabian, 1972), только 7% содержания сообщений передается смыслом слов, в то время как 38% информации определяется тем, как эти слова произносятся, и 55% — выражением лица. В любой момент времени стиль коммуникации уже сам по себе составляет сообщение, указывая на то, как следует понимать сообщаемое»1.

Специфика человеческой коммуникации заключается в том, что в условиях межличностного общения информация не только передается, но и формируется, уточняется, развивается. Коммуникация — это активный обмен информацией, направленный на выработку общего смысла коммуникации, единой точки зрения и согласия по поводу различных ситуаций и проблем. Другими словами, отличительной особенностью межличност- [1]

ной коммуникации является механизм «обратной связи». Суть его в том, что в межличностной коммуникации процесс обмена информацией удваивается, и помимо содержательных аспектов информация, поступающая от реципиента к коммуникатору, содержит сведения о том, как реципиент воспринимает поведение коммуникатора.

Второй отличительной особенностью процесса коммуникации является то, что обмен информацией предполагает воздействие на поведение партнера. Эффективность обмена информацией определяется степенью психологического воздействия одного субъекта (коммуникатора) на другого (реципиента) с целью изменения его поведения. Примечательно, что в соответствии с одной из аксиом теории коммуникации — не вступать в коммуникацию невозможно. П. Вацлавик, Дж. Бивин, Д. Джексон подчеркивают, что как бы человек ни старался, он не может не вступать в коммуникацию:

«Любое поведение в ситуации взаимодействия обладает информационной ценностью, т.е. является коммуникацией... Активность или пассивность, слова или молчание — все это передает информацию: влияет на других людей, которые, в свою очередь, не могут не ответить на эту коммуникацию и, следовательно, сами в нее вступают»1.

В данном вопросе интересно исследование особенностей коммуникации в ситуации «депривации социальных стимулов», которое было проведено Люфтом. Он посадил двух незнакомых людей в комнате друг напротив друга и велел им «не разговаривать и не общаться никаким другим способом». Последующие беседы выявили высокий стрессогенный характер такой ситуации[2] [3].

Еще одна особенность обмена информацией заключается в том, что коммуникативное влияние возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. Важно, что в процессе обмена информацией коммуникатор и реципиент все время меняются местами, а эго возможно только в том случае, если они понимают друг друга, иначе — «говорят на одном языке». Даже зная значения одних и тех же слов, люди могут понимать их по-разному. Л. С. Выготский отмечал, что мысль никогда не равна прямому значению слов. Важно понимание не только содержания, но и контекста, т.е. одинаковое понимание ситуации общения. По мнению Г. М. Андреевой, Дж. Миллер это хорошо проиллюстрировал на житейском примере, который позволяет провести некоторое различие между интерпретацией высказывания и пониманием его, так как пониманию обычно способствует нечто иное сверхлингвистического контекста, связанное с этим конкретным высказыванием. Муж, встреченный у двери словами жены: «Я купила сегодня несколько электрических лампочек», не должен ограничиться их буквальным истолкованием: он должен понять, что ему надо пойти на кухню и заменить перегоревшую лампочку1.

В данном примере речь идет о метакоммуникации, т.е. о «коммуникации над коммуникацией». Нередко бывает так, что разные аспекты сообщения противоречат друг другу. Так, например, объявление в ресторане: «Официантам грубить посетителям строго запрещено» можно наделить двумя совершенно противоположными смыслами. В противоречии также могут находиться вербальный и невербальный аспекты сообщения. С самого раннего детства ребенок учится распознавать двоякий смысл того, что ему говорят, заключенный, с одной стороны, в самих словах, а с другой - в том, как эти слова сказаны. Ж. Годфруа подчеркивает, что дети быстро осваивают «правила, позволяющие изменять правила», на которых основаны юмор и сарказм. Так, ребенок будет смеяться, слушая слова, произносимые грубым голосом. Он также глубже почувствует сделанное ему порицание, если оно будет сопровождаться улыбкой, а не нахмуриванием бровей[4] [5].

Г. Бэйтсон и его коллеги[6] заметили, что затруднения с противоречивыми сигналами особенно характерны для пациентов, страдающих шизофренией. Оказалось, что развитие этих пациентов часто сопровождалось включенностью в парадоксальные коммуникации, которые Бэйтсоном описал как «двойные послания» (англ, double bind) — эго взаимно противоречащие указания, принадлежащие разным уровням коммуникации. Так дело обстоит с ребенком, к которому на людях вербально мать демонстрирует пылкую любовь, а на самом деле испытывает к нему враждебность, демонстрируя это невербально. Таким образом, мать ставит ребенка в ситуацию двойного послания, когда он должен выбирать, вести ли себя с ней как с любящей матерью, но зная, что всякое его проявление нежности будет встречено безразличием, или вообще игнорировать любвеобильное поведение матери на людях, рискуя быть обвиненным в бесчувственности. Другой пример — ребенку предлагают говорить свободно, но критикуют или заставляют замолчать всякий раз, когда он это делает.

Парадоксальная коммуникация, лежащая в основе двойного послания, чаще всего принимает форму приказа, который нужно выполнить, по выполнение которого состоит в том, чтобы проявить неповиновение. При этом человек не может прояснить получаемые сообщения, чтобы уточнить, на какое из них реагировать, и не имеет возможности прекратить общение, выйти из ситуации, так как источник двойных посланий является чрезвычайно значимым для субъекта, а неспособность исполнять эти противоречивые предписания наказывается (например, демонстрацией ребенку отвержения и эмоциональной холодности). Таким образом, парадоксальная коммуникация ставит участвующего в ней человека в «невыносимое положение». Житейские примеры двойных посланий очень часто встречаются. Одна из самых распространенных формул двойных посланий: «Я хочу, чтобы ты...» Или такое обвинение: «Ну и о чем нам с тобой разговаривать?! Ты звонишь мне только потому, что вчера я жаловалась, что ты никогда не звонишь мне сам! Ты должен звонить мне добровольно, по собственному желанию!»

Специфику коммуникативного процесса также характеризует наличие коммуникативных барьеров. Коммуникативный барьер — это психологическое препятствие, возникающее на пути передачи адекватной информации. В современной социальной психологии выделяют различные типы коммуникативных барьеров. Прежде всего, это барьеры непонимания: фонетический (непонимание двух человек, говорящих на разных языках), семантический (филолог слышит узкопрофессиональный разговор двух математиков), стилистический (доминирование одного из полушарий может определять характерные трудности в восприятии и переработке информации, а несовпадение типов доминантности партнеров приводит к возникновению стилистического барьера в процессе общения), логический (несогласие коммуникаторов по поводу приводимых доводов) и др. Выделяют также барьеры социально-культурных различий:, социальные (принадлежность субъектов к разным слоям общества), политические (разная идеология и представления о структуре и смысле власти), религиозные (могут определяться толерантностью самой религии по отношению к представителям другой веры), профессиональные и др.1

Источником информации в межличностной коммуникации выступает не только речь, но и другие знаковые системы. Чувства, отношения, трудноуловимые личностные смыслы и ценности передаются и с помощью незнаковых, неречевых средств. В связи с этим в социальной психологии принято выделять два основных канала передачи информации: вербальный и невербальный.

  • [1] Годфруа Ж. Что такое психология : в 2 т. Т. 2 : пер. с франц. М.: Мир, 1992. С. 83.
  • [2] Вацпавик П., Бивин Дж., Джексон Д. Аксиомы теории коммуникации // Межличностное общение / сост. и общ. ред. Н. В. Казариновой, В. М. Погольши. СПб.: Питер, 2001. С. 12.
  • [3] См.: Там же.
  • [4] См.: Андреева Г. М. Социальная психология.
  • [5] Годфруа Ж. Что такое психология. С. 83.
  • [6] См.: Бэйтсон Г. Экология разума. Избранные статьи по антропологии, психиатриии эпистемологии / пер. с англ. М.: Смысл, 2000.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >