Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ОСНОВЫ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Феноменологическая традиция: коммуникация как проживание опыта другого.

В феноменологической традиции, относящейся в основном к XX веку, идущей от Гуссерля и феноменологов экзистенциального и герменевтического направления и включающей таких мыслителей, как М. Бубер, Г. Гадамер и К. Роджерс, коммуникация рассматривается как диалог, или проживание иного опыта. Коммуникация, понимаемая таким образом, объясняет взаимосвязь тождества и различий в доверительных человеческих отношениях и совершенствует коммуникативные практики, делающие возможными и сохраняющие такие отношения.

Согласно Пилотте и Микунасу, «феноменологическое понимание диалога — это не теория, навязанная сверху по каким-то автократическим соображениям, но демонстрация коммуникативного процесса, каким он предстает в жизненном опыте1.

Подлинная (аутентичная) коммуникация, или диалог, основана на опыте прямого, неопосредованного контакта с другими людьми при том, что коммуникативное понимание начинается в дорефлек- сивном опыте. Если оставить в стороне дуализм духа и тела, субъекта и объекта, как призывают феноменологи, то можно увидеть, что прямой, неопосредованный контакт с другими представляет собой самый реальный и крайне необходимый для субъекта опыт. Например, если я почувствовал на себе чей-то холодный или сердитый взгляд, вначале я переживаю этот взгляд как направленное на меня прямое выражение холодности или гнева другого человека, а не как внешний знак внутреннего душевного состояния этого другого, который может быть истолкован разными способами[1] [2]. Переживая таким образом отношение другого ко мне, я напрямую ощущаю наше сходство и наше различие, не только другого как другого для меня, но и себя самого как другого для него.

Следовательно, феноменология подвергает сомнению положение семиотики о том, что межсубъектное понимание может быть передано только с помощью знаков[3], так же как и положение риторики о том, что коммуникация предполагает искусное или стратегическое использование знаков. Хотя «диалог не является простой случайностью» (за исключением мимолетных опытов), он в то же время не может быть и «запланирован, объявлен или определен чьей-то волей»1.

Как пишет Крейг[4] [5], «...среди парадоксов коммуникации, которые выявляет феноменология, один связан с тем, что сознательное стремление к цели, какими бы благими не были чьи-то намерения, уничтожает диалог, поскольку личные цели и стратегии оказываются барьером на пути непосредственного ощущения себя и другого. Проблемы коммуникации, с точки зрения феноменологической традиции, возникают из необходимости и в то же время объективно существующей сложности (вероятно, даже практической невозможности) постоянно поддерживать доверительную коммуникацию между людьми».

  • [1] Pilotta J. J. & Mickunas А. (1990). Science of communication: Its phenomenologicalfoundation. Hillsdale, New Jersey : Erlbaum. P. 81.
  • [2] Pilotta J. J. & Mickunas A. (1990). Science of communication: Its phenomenologicalfoundation. Hillsdale, New Jersey : Erlbaum. P. Ill—114.
  • [3] Cm.: Stewart J. (1995). Language as articulate contact: Toward a post-semioticphilosophy of communication. Albany, New York: SUNY Press. Stewart, J. (ed.) (1996).Beyond the symbol model: Reflections on the representational nature of language. Albany,New York : SUNY Press.
  • [4] Anderson R., Cissna К. N. & Arnett R. С. (eds.). (1994). The reach of dialogue:Confirmation, voice and community. Cresskill, New Jersey : Hampton Press, p. xxi
  • [5] Крейг P. T. Теория коммуникации как область знания // Компаративистика-Ш:Альманах сравнительных социогуманитарных исследований. СПб. : Социологическоесообщество, 2003. С. 52.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>