Социально-психологическая модель Теодора Ньюкомба

Тогда как модель Шеннона—Уивера представляет процесс коммуникации с чисто технологической стороны, социально-психологическая модель Ньюкомба[1] (часто именуемая А—В—X моделью) рассматривает отношения между участниками и объектом коммуникации и описывает влияние этих отношений на характер и результат коммуникативного взаимодействия.

Модель Ньюкомба отвечает на следующие вопросы:

  • • что побуждает субъектов к вступлению в коммуникацию;
  • • каким образом влияют на коммуникацию отношения между субъектами;
  • • каковыми могут быть все возможные психологические эффекты коммуникации между двумя субъектами.

В качестве рабочей модели Ньюкомб предложил ситуацию элементарного коммуникативного взаимодействия, в которой два субъекта (А и В) вступают в коммуникацию по поводу некоторого внешнего по отношению к ним объекта X. При этом любой вариант сложного взаимодействия может быть сведен к совокупности элементарных взаимодействий. В качестве А и В могут выступать социальные субъекты любых типов — индивиды, социальные группы, социальные организации, массовые общности. Простейшая ситуация имеет место в случае межличностной коммуникации.

Автор модели предполагает, что в элементарной коммуникативной ситуации во взаимодействие должны вступить по крайней мере два индивида и его предметом будет выступать некоторый общий объект или тема. Главной задачей коммуникации будет обеспечение взаимодействующих субъектов одновременной относительно предмета коммуникации, а также ориентацией друг относительно друга.

Именно потребность в ориентации, как одна из ведущих психологических потребностей человека, побуждает его к вступлению в коммуникацию. Под ориентацией в данном контексте понимается эмоциональная оценка, опирающаяся на когнитивную осведомленность об объекте. Когнитивная осведомленность представляет собой освоенную субъектом информацию об объекте.

Согласно Ньюкомбу, понятие ориентации может быть описано в терминах позитивных (+) или негативных (-) аттитюдов. Позитивный аттитюд характеризуется симпатией к объекту и стремлением к взаимодействию с ним, негативный — антипатией и избеганием объекта.

Понятие аттитюда введено в социальную психологию Г. Олпортом. Он определял аттитюд как «состояние сознания и нервной системы индивида, выражающее готовность к действию и организованное на основе предшествующего опыта. При этом аттитюд оказывает направляющее и динамическое влияние на реакции индивида относительно всех объектов, к которым он имеет отношение»1.

По Дэвиду Майерсу, аттитюд — это благоприятная или неблагоприятная оценочная реакция, проявляемая в убеждениях, чувствах и преднамеренном поведении[2] [3].

Как полагает Ньюкомб, коммуникация в своем элементарном виде возможна в том случае, когда два субъекта — А и В — испытывают потребность в ориентации и выработке аттитюдов по отношению к внешнему объекту X и друг относительно друга.

Графическое изображение модели Ньюкомба имеет следующий вид:

Социально-психологическая модель Т. Ньюкомба

Рис. 4.5. Социально-психологическая модель Т. Ньюкомба

А - субъект А. В - субъект В. X - объект X. АВ - межсубъектный аттитюд АВ.

ВА - межсубъектный аттитюд ВА. АХ - субъектно-объектный аттитюд АХ. ВХ - субъектно объектный аттитюд ВХ

В данной модели субъекты А и В вступили в коммуникацию по поводу общего объекта, функционирующего в окружающей их среде, — X. Условием начала коммуникативного взаимодействия Ньюкомб полагает наличие некоторого предварительного знания субъектов друг о друге и об объекте X. На основании этого знания формируется система предварительных аттитюдов А к В (на схеме — АВ), В к А (на схеме — ВА), А к X и В к X (на схеме соответственно АХ и ВХ). Каждый из этих аттитюдов может быть позитивным или негативным.

В любой момент времени ориентации в этой коммуникационной системе могут быть симметричными и асимметричными. Симметрия имеет место, когда ориентации А и В относительно X конгруентны (то есть аттитюды АХ и ВХ совпадают по направленности). Асимметричная ситуация имеет место в случае противостояния аттитюдов по отношению к объекту.

Рассмотрим понятие симметрии на примере. Представим себе, что автор этой книги — субъект А, а читатель — субъект В. Мы обсуждаем проблему позитивных и негативных эффектов воздействия телевидения на детскую аудиторию. Телевидение, а точнее характер его воздействия на сознание и поведение детей и подростков представляет в нашем примере объект X. Аттитюды каждого из нас по отношению к данному объекту могут быть позитивными, в случае если мы считаем, что телевидение играет конструктивную, функциональную роль, помогая ребенку в его социализации и социальной интеграции. Могут они быть и негативными, в случае если мы полагаем телевидение деструктивным дисфункциональным агентом, разрушающим психику ребенка и провоцирующим асоциальные формы его поведения. Симметричная ситуация имеет место тогда, когда наши аттитюды по отношению к телевидению совпадают по направленности, вне зависимости от того, позитивные они или негативные, то есть когда наше отношение к нему сонаправлено.

У симметричной коммуникативной ситуации есть разные измерения. Можно говорить об общем понимании предмета, по поводу которого осуществляется коммуникация (когнитивная коориента- ция — совпадение рационального компонента аттитюда) и о сходстве в чувствах и эмоциях, испытываемых по его поводу (аффективная коо- риентация — совпадение эмоционального компонента аттитюда).

Симметрия — это центральное понятие модели Ньюкомба. Он полагает, что в своем развитии коммуникативная ситуация имеет устойчивую тенденцию к симметрии. Соответственно, участвующие в коммуникации субъекты являются мотивированными к формированию в результате взаимодействия сходных ориентаций относительно объекта X.

Ньюкомб описывает ряд социально-психологических факторов, которые детерминируют стремление коммуникативной ситуации к симметрии.

Во-первых, симметрия позволяет каждому участнику коммуникативного акта более надежно прогнозировать поведение другого участника. Соответственно симметричное взаимодействие между А и В будет более предсказуемым и потребует от каждого из них меньших усилий. Очевидно, проще взаимодействовать с другим субъектом в ситуации согласия, а не противостояния.

Во-вторых, симметрия усиливает и укрепляет исходную ориентацию субъекта относительно X, повышая его самооценку и создавая положительные эмоции. В симметричной ситуации каждый из субъектов подкрепляет свое убеждение в том, что его понимание и эмоции по поводу объекта X правильны, поскольку партнер по коммуникации с ним согласен. Это позитивное комфортное переживание для большинства людей.

Таким образом, симметрия порождает уверенность и комфортность. Она также облегчает продолжение взаимодействия между А и В, так как люди, которые согласны между собой, в целом приятны друг другу.

Сила движения в сторону симметрии, согласно Ньюкомбу, зависит от симпатии между коммуникаторами (А и В) и от интенсивности их отношения к объекту (X). Чем выше симпатия между А и В, тем в большей степени каждый из них мотивирован к достижению симметрии в их отношении к X.

Если Вы мне очень нравитесь, но у нас разные мнения по поводу телевидения, я буду стремиться изменить свое мнение с тем, чтобы приблизиться к вашему. Аналогично, чем более сильные чувства я испытываю по отношению к объекту, тем в большей степени я буду мотивирован достигнуть симметрии за счет того, чтобы переубедить вас в ходе коммуникативного взаимодействия.

Ньюкомб считает, что симметрия достигается в основном посредством коммуникации между А и В. Если предположить изначальное отсутствие симметрии, то чем выше симпатия между А и В и чем сильнее их аттитюды по отношению к X, тем выше вероятность того, что коммуникация между ними состоится.

Рассматриваемая модель позволяет построить исчерпывающий перечень возможных социально-психологических эффектов (результатов) коммуникации. Опишем этот перечень в ключе логических построений Нюкомба, расширив его до максимально возможных пределов.

В случае исходного совпадения аттитюдов АХ и ВХ коммуникация приведет к еще большему закреплению симметричной ситуации — каждый из субъектов получит подкрепление своего отношения к объекту. При этом следует ожидать и усиления позитивных межсубъектных аттитюдов АВ и ВА. В данном случае имеет место предельная симметричная ситуация.

Ее оборотной стороной является предельная асимметричная ситуация как возможный исход коммуникативного взаимодействия. Она имеет место в том случае, если вступлению в коммуникацию предшествует такая конфигурация аттитюдов, при которой имеет место как противостояние межличностных оценок (антипатия между субъектами А и В), так и противостояние аттитюдов субъектов по отношению к объекту (АХ и ВХ противоположны по направленности). Если коммуникация при этих условиях все же состоится, то ее итогом станет предельная асимметрия, которую можно условно обозначить как «симметричную асимметрию». В результате коммуникации каждый из аттитюдов, представленных в модели, получит свое подкрепление. С одной стороны, усилится антипатия субъектов друг к другу, поскольку каждый из них будет отставать противоположные точки зрения на объект. С другой стороны, получат свое подкрепление объектные аттитюды АХ и ВХ, поскольку настаивать на их изменении будут антипатичные партнеры по коммуникации.

Наиболее сложным и часто встречающимся случаем является такая исходная ситуация взаимодействия, при которой объектные аттитюды АХ и ВХ не совпадают, но субъекты относятся друг к другу с симпатией (межсубъектные аттитюды АВ и ВА имеют позитивный характер). Именно этой ситуации Теодор Ньюкомб и уделил свое главное внимание.

Эффект в данной коммуникационной системе (отношения между А, В и X) может иметь одну из следующих форм:

  • переубеждение и достижение симметрии через изменение аттитюдов одного из субъектов по отношению к объекту (АХ или ВХ) на про- юз тивоположный при сохранении и укреплении позитивных межсубъектных аттитюдов;
  • достижение псевдосимметрии I. Имеет место, когда для сохранения межсубъектных позитивных отношений кто-либо из субъектов убеждает себя, что он согласен с аргументами партнера по коммуникации, и готов показать, что он сменил свой аттитюд (АХ или ВХ) на противоположный. При этом реальной трансформации объектного аттитюда не происходит. В психологии такая ситуация называется когнитивным искажением;
  • достижение псевдосимметрии II. Имеет место, когда сохранения межсубъектных позитивных отношений кто-либо из субъектов убеждает себя, что ему удалось переубедить партнера и тот сменил свое отношение к объекту на противоположное. При этом на самом деле такого изменения не происходит. Это также случай когнитивного искажения;
  • достижение негативной симметрии. Данный исход наступает, когда в результате коммуникации каждый из субъектов сохраняет и укрепляет свое исходное отношение к объекту (АХ и ВХ), но при этом позитивные межсубъектные аттитюды (АВ и ВА) меняются на противоположные — негативные;
  • толерантное согласие с фактом асимметрии и противоречия оценок объекта без изменения аттитюдов.

Вернемся к нашему предыдущему примеру. Если мы с вами, уважаемый читатель, разошлись в оценках характера влияния телевидения на детей и подростков (моя оценка его роли — негативна, ваша — позитивна), но при этом фигура автора не вызывает неприязни, а скорее симпатична вам, что тем самым формирует ситуацию асимметрии.

Так как между нами существует симпатия, но в то же время предмет разговора важен для каждого из нас, согласно обсуждаемой модели будет наблюдаться стремление к достижению симметрии, что повлечет за собой коммуникацию (дискуссию по поводу телевидения).

В результате может быть получен один из нижеследующих эффектов нашей коммуникации.

  • (1) Вы убедите меня в том, что телевидение оказывает скорее позитивное влияние на массовую детскую аудиторию.
  • (2) Мне удастся убедить вас в негативной роли телевидения.
  • (3) Вы убедите себя в том, что уговорили меня встать на вашу позицию вне зависимости от того, произошло ли это на самом деле.
  • (4) Для сохранения взаимопонимания и доверия между нами вы убедите себя в том, что мои аргументы в какой-либо мере повлияли на вашу позицию, и покажете мне, что начали переоценивать свое отношение к телевидению.
  • (5) Вы останетесь при своем мнении, что телевидение — это благо, но смените свою ориентацию относительно меня с позитивной на негативную, я стану для вас неприятен.
  • (6) , (7), (8) — варианты аналогичные вариантам (3), (4), (5), но происходящие в моем, а не в вашем сознании.
  • (9) Мы оба совместно можем прийти к «соглашению о несогласии» и договориться о взаимном уважительном признании разницы во взглядах и, соответственно, асимметрии.

Модель Ньюкомба является полезной для понимания социальнопсихологического содержания коммуникации, поскольку она объясняет, когда коммуникация возможна и раскрывает ее потенциальные эффекты. И хотя она была разработана, прежде всего, для интерпретации взаимодействия двух индивидов, включенных в коммуникацию «лицом к лицу», ее основополагающие принципы оказались вполне приложимыми для объяснения процессов убеждения через средства массовой коммуникации.

Главное слабое место рассматриваемой модели обнаруживает себя в том, что она не объясняет, как происходит сам процесс коммуникации, каков его механизм. Ньюкомб рассматривает информационный обмен как заданную переменную — у него этот процесс просто существует.

  • [1] Social psychology: the study of human interaction / Theodore M. Newcomb, RalphH. Turner and Philip E. Converse (2nd ed., rev.). London : Routledge and K. Paul, 1969.P. 174—188.
  • [2] Allport G. V. Personality: A psychological interpretation. New York : Holt, Rinehart andWinston, 1937. P. 87
  • [3] Myers David G. Exploring Social Psychology. Second Edition. Boston, New York, SanFrancisco : McGraw Hill, 1999. P. 36.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >