Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ОСНОВЫ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

б.З. Трансакционная модель коммуникативной личности

Одной из наиболее важных проблем теории коммуникативной личности является проблема построения структурной модели этого феномена. Данная модель необходима не только для понимания того, каким образом функционирует «homo communicatus» («человек общающийся»), но и для прикладных, практических целей. Адекватная структурная модель коммуникативной личности позволит перейти к более точному и строгому решению таких важных практических задач, как аттестация коммуникативной компетентности руководителей и специалистов, аудит коммуникаций в организациях, тренинги коммуникативной компетентности.

В современной теории коммуникации представлен ряд моделей коммуникативной личности. Наиболее разработанной является модель, предложенная В. Конецкой. Эту модель в той или иной степени воспроизводят большинство авторов отечественных учебных пособий. Согласно подходу В. Конецкой, коммуникативную личность образуют три параметра — мотивационный когнитивный и функциональный. «Мотивационный параметр определяется коммуникативными потребностями и занимает центральное место в структуре коммуникативной личности». Когнитивный параметр в данном подходе включает в себя «множество характеристик, формирующих в процессе познавательного опыта индивида, его внутренний мир в интеллектуальном и эмоциональном планах». В состав функционального параметра В. Конецкая включает такие характеристики личности, как практическое владение индивидуальным запасом вербальных и невербальных средств для актуализации функций коммуникации; умение варьировать коммуникативные средства в связи с изменением условий общения; построение дискурсов в соответствии с нормами избранного коммуникативного кода и правилами речевого этикета.

Р. Димблби и Г. Бертон предлагают иные структурные компоненты коммуникативной личности:

  • • потребности;
  • • комплекс знания — верования — стереотипы — предположения — ценности — (предшествующий) опыт;
  • • обратная связь в процессе коммуникации (восприятие собеседника и его сообщений);
  • • самопрезентация;
  • • выбор и взаимооценка ролей;
  • • эмоциональное состояние[1].

С нашей точки зрения, ни одна из рассмотренных моделей не отвечает задаче адекватного и полноценного описания структуры коммуникативной личности. Такой вывод обусловлен следующими обстоятельствами.

Во-первых, представленные подходы не согласуются со структурными представлениями, признанными в наиболее авторитетных в настоящее время парадигмах социологии и психологии личности.

Во-вторых, предложенные В. Конецкой, Р. Димблби и Г. Бертоном наборы структурных параметров не являются логически и содержательно согласованными. Кроме того, они не могут считаться исчерпывающими.

В-третьих, коммуникативная личность является сложным комплексным образованием. Из этого вытекает вывод о принципиальной полиструктурности коммуникативной личности и нецелесообразности поиска ее единой универсальной структуры. Вместо этого следует предложить набор структурных представлений о внутреннем строении и композиции элементов коммуникативной личности, создающий в совокупности искомую релевантную ее модель.

Кроме того, В. Конецкая фактически не приводит ни одной строгой или операциональной дефиниции предложенных ею параметров коммуникативной личности. Данная структурная концепция вызывает и дополнительные вопросы. Так, неясно, почему для характеристик составляющих этой системы избран такой термин, как параметр? Параметр, как известно, это — «величина, характеризующая какое-нибудь свойство устройства, системы»1. Структурный элемент системы более уместно описывать терминами компонент или элемент.

С нашей точки зрения, для адекватного отражения внутреннего строения коммуникативной личности нужно воспользоваться структурными и функциональными подходами, опирающимися как на модель личности, как таковой, так и на модель процесса коммуникации. К числу таких подходов отнесем:

  • • социально-психологический подход, задающий базовую структуру личности «могу»—«хочу»—«знаю»—«умею»—«действую»;
  • • процессно-информационный подход к социальной коммуникации, имеющий в своей основе трансакционную модель А.Тэна.

На базе комбинации этих подходов можно выстроить модель коммуникативной личности, которую мы предлагаем обозначить как трансакционную модель. Выбор данного названия обусловлен следующими обстоятельствами. Во-первых, это принципиально трансакционный характер функционирования личности в коммуникативном процессе, когда она попеременно способна выступать ролях коммуникатора и реципиента (источника и получателя сообщения). Во-вторых, это выбор трансакционной модели коммуникации А. Тэна[2] [3] в качестве базовой для анализа структуры действия коммуникативного актора. Важнейшими элементами этой модели, напомним, являются параметры коммуникативной ситуации, цели субъектов коммуникации, их культура, определяющая характер кодирования и декодирования, коммуникативные шумы различной природы.

Коммуникативная личность, как и личность в целом, складывается из двух подсистем — внутренней (мира подсознания и сознания) и внешней — мира коммуникативного поведения.

Ядром коммуникативной личности является ее внутренняя подсистема, детерминирующая коммуникативное поведение, способное реализовываться как через выполнение функций коммуникатора, так и реципиента.

Внутренняя подсистема коммуникативной личности складывается из следующих составляющих:

  • • целемотивационный компонент — цели и мотивы личности как субъекта коммуникации («коммуникативное хочу»);
  • • абилитационный компонент — коммуникационные возможности индивида и коммуникативные способности личности, определяемые ее физическим и психическим состоянием («коммуникативное могу»);
  • • когнитивный компонент (или ресурсно-когнитивный компонент) — знания, освоенная информация (освоенный информационный ресурс), обеспечивающие потенциальные характеристики качества функционирования личности как коммуникативного актора («коммуникативное знаю»);
  • • операциональный (или инструментальный; от английского «operational» — «практический, действующий, готовый к работе») компонент — коммуникативные навыки личности и ее умения пользоваться когнитивными и прагматическими ресурсами для осуществления коммуникации («коммуникативное умею»). В целом внутренняя структура коммуникативной личности может быть представлена как некоторая многослойная сфера, каждый из последующих слоев которой надстраивается над внутренними глубинными слоями. Ядро этой сферы составляет целемотивационный компонент, определяющий сам статус коммуникативной личности.

Каждый из компонентов является необходимым, а их совокупность достаточной. Отсутствие либо полная неразвитость любого из них делает личность неспособной к коммуникации.

Рассмотрим каждый из обозначенных компонентов детально, тем более что каждый имеет собственную внутреннюю структуру.

Целемотивационный компонент коммуникативной личности составляют цели и мотивы личности как субъекта коммуникации. Данный компонент отражает характеристики наличия, интенсивности и обусловленности установок личности на вступление в коммуникацию и ее поддержание. Он составляет ядро коммуникативной личности, поскольку превращение личности в коммуникативного актора начинается с появления соответствующей потребности, цели и далее мотива. Если целемотивационный компонент отсутствует или неразвит, коммуникация с участием данного субъекта не состоится, он не обретет статуса коммуникативной личности. И напротив, если он состоялся как коммуникативная личность (не важно, развитая или неразвитая, эффективная или не очень), значит он в прошлом вступал в коммуникацию. И в ядре этого социального действия лежал целемотивационный компонент.

Рассматривая выше типологию коммуникативных взаимодействий, мы показали, что действия субъектов коммуникации могут быть как интенциональными, так и неинтенциональными (для коммуникатора), как сознательными, так и неосознанными (для реципиента). Это означает, что коммуникативная личность в реальном коммуникативном взаимодействии может реализовываться как интенционально, так и неинтенционально. Но любое сознательное вступление в коммуникацию носит целенаправленный характер и опирается на осознаваемую систему целей и мотиваций личности. Если имеет место неинтенцио- нальное взаимодействие, налицо неосознанная мотивация к вступлению в коммуникацию.

Именно цели и мотивы субъектов коммуникации в первую очередь задают направленность их взаимодействия. Таким образом, целемотивационный компонент является важнейшей составляющей личности, определяющей характер ее коммуникативного действия.

Обратимся к понятиям коммуникативной цели и коммуникативной потребности. Вслед за Е. В. Клюевым и В. Кашкиным определим коммуникативную цель как стратегический результат, на который направлен коммуникативный акт. Это тот результат, который субъекту необходимо достичь посредством коммуникативного взаимодействия. Коммуникативная цель, как правило, носит обеспечивающий, вспомогательный характер по отношению к целям личности, связанным с осуществлением ее жизнедеятельности. Хотя возможны случаи фати- ческой коммуникации, когда коммуникативная цель выступает в качестве основной и единственной.

Наиболее общие цели социального субъекта — удовлетворение потребностей, получение удовольствия и избежание боли. Ключевой категорией здесь является категория потребности. Потребность есть источник и побуждающий фактор любой деятельности субъекта, между ними существует жесткая причинно-следственная связь. Потребность есть производное от нужды — чувства отсутствия у человека чего-либо важного для его жизнедеятельности. При этом потребность есть некоторая особая, социализированная форма нужды, адекватная «статусу, образованию, культурному уровню и даже менталитету человека»1. Согласно определению А. Соколова, «потребность — это функциональное свойство живых систем активно реагировать на рассогласование между наличными и нормальными внешними и внутренними условиями их жизнедеятельности»[4] [5].

А. Маслоу обосновывает иерархическую структуру потребностей индивида, определяющих характер мотивации его поведения. Согласно его теории, получившей широкое признание в социальной психологии, человеческие потребности образуют своеобразную пирамиду — от низших физиологических (жажда, голод, сон, половое влечение, убежище), через потребность в безопасности (защищенности) и социальные потребности (в дружбе, любви, причастности) к высшим потребностям в уважении и самореализации[6]. Человек сначала имеет мотив к удовлетворению низших, наиболее важных потребностей. По мере удовлетворения они перестают быть побудительной силой для человека, и на смену им приходят новые потребности более высокого ранга, который становится новой движущей мотивацией.

Как видим, в пирамиде потребностей Маслоу коммуникативные потребности в явной форме отсутствуют, что обусловлено природой неразрывно связанных с ними коммуникативных целей как целей вторичных, обеспечивающих.

Наиболее общие цели личности, связанные с удовлетворением ее важнейших потребностей, называются терминальными (от «terminal» — «окончательный») целями. Для их реализации она вступает во взаимодействие с внешней средой, в том числе в коммуникацию с другими личностями и общностями. В этом взаимодействии терминальные цели личности преобразуются в цели иного, обеспечивающего характера. Эти цели называются инструментальными. К их числу относятся ориентация во внешней среде, адаптация к ней, контроль и управление средой. Через достижение этих целей индивид в данном взаимодействии удовлетворяет свои потребности.

Коммуникация как вид социального взаимодействия, таким образом, функционирует на уровне реализации инструментальных целей личности. В результате наиболее общими целями коммуникативной личности, определяющими мотивы вступления ее в коммуникацию, являются:

  • • ориентация во внешней среде;
  • • контроль среды;
  • • адаптация к среде;
  • • управление внешней средой.

Личность в конкретной ситуации становится коммуникативной личностью в том случае, когда имеющаяся у нее актуализированная потребность может быть удовлетворена не прямо, а опосредованно, через коммуникативное действие. Таким образом возникает коммуникативная потребность — потребность в коммуникативном действии как способе удовлетворения некоторой базовой потребности субъекта. Уточняя дефиницию А. Соколова, представляющуюся нечеткой из-за отождествления понятий «состояние» и «содержание» сознания[7], определим коммуникативную потребность как реакцию психики субъекта на несоответствие между своим наличным и комфортным состоянием, направленную на преодоление этого несоответствия через осмысленное информационное взаимодействие с психиками других субъектов.

Абилитационный компонент коммуникативной личности (от английского «ability» — «способность, возможность сделать что- либо») составляют коммуникативные возможности и способности личности. Здесь представлены психофизиологические и собственно психологические характеристики личности как субъекта коммуникации.

Структурно абилитационный компонент состоит из достаточно широкого круга элементов, наиболее важными из которых являются:

  • • перцептивность — способность перцепторной системы (органов чувств для индивидуального субъекта) субъекта воспринимать сигналы внешней среды;
  • • рефлективность — способность реагировать на стимулы внешней среды, в том числе на партнера по коммуникации;
  • • скорость реагирования на стимулы внешней среды, в том числе на партнера по коммуникации;
  • • внимательность, способность концентрировать внимание;
  • • кратковременная и долговременная память;
  • • способность к обработке массивов информации различного объема;
  • • способность к эмпатии;
  • • обаяние — способность вызывать позитивные эмоции у партнера по коммуникации;
  • • способность к интроспекции и коммуникативная рефлексивность — способность к наблюдению за своим коммуникативным поведением и к его анализу;
  • • транзмиттивность (от английского «transmission» — «передача, перенос») — способность субъекта передавать сообщение;
  • • врожденные и приобретенные психологические качества, связанные со способностью к коммуникации — темперамент, агрессивность, экстраверность/интравертность, локус контроля и др.

Ресурсно-когнитивный компонент коммуникативной личности («коммуникативное знаю») — это освоенный личностью информационный ресурс в области организации и осуществления коммуникации, ее знания, обеспечивающие диапазон возможностей функционирования как коммуникативного актора.

Данный компонент составляют знания, полученные субъектом в ходе обучения, образования и самообразования. В структуру ресурсно-когнитивной составляющей входят:

  • • знание правил кодирования, кодов и кодовых систем, обеспечивающих адекватное кодирование и декодирование информации в ходе коммуникативного взаимодействия (овладение семантическим измерением семиозиса используемых языковых систем);
  • • знание правил согласования знаков, ведущих к образованию текстов (овладение синтаксическим измерением семиозиса используемых языковых систем);
  • • знание норм и правил применения тех или иных знаков и знаковых систем в различных коммуникативных ситуациях (овладение прагматическим измерением семиозиса используемых языковых систем);
  • • знание основных элементов культуры/субкультуры социума или каких-либо его частей, в пределах которых осуществляется взаимодействие, в том числе норм, ценностей, верований, стереотипов, предрассудков и т.п. для определения характера и прагматических параметров коммуникативной ситуации;
  • • знание характеристик основных каналов коммуникации, по которым может передаваться сообщение;
  • • знание критериев и методов оценки собственной коммуникативной компетентности, коммуникативных характеристик и коммуникативной компетентности партнеров по коммуникации.

Следует понимать, что названные составляющие ресурсно-когнитивного компонента коммуникативной личности у конкретного субъекта коммуникации могут быть выражены по-разному, а некоторые, в силу пробелов в образовании или иных причин, отсутствовать вообще.

Операциональный (от английского «operational» — «практический, действующий, готовый к работе») компонент коммуникативной личности («коммуникативное умею») составляют ее практические коммуникативные навыки и умения, связанные с качеством воплощения абилитационного и когнитивного компонентов в реальных ситуациях субъект-субъектного информационного взаимодействия. По существу, «коммуникативное умею» означает умение субъекта пользоваться своими возможностями («коммуникативным могу») и знаниями («коммуникативным знаю») для осуществления эффективного взаимодействия с другими субъектами. Операциональный компонент опирается на практический опыт общения, формируется эмпирическим путем и обобщает совокупность коммуникативных практик личности.

Структура операциональной составляющей складывается из следующих элементов:

  • • умение определять характер и прагматические параметры коммуникативной ситуации для выбора релевантных ей коммуникативных средств;
  • • практическое владение кодовыми системами вербальной и невербальной коммуникации; умение кодировать и декодировать, пользоваться индивидуальным запасом вербальных и невербальных средств для обеспечения эффективной коммуникации;
  • • умение выстраивать дискурс в соответствии нормами и правилами, задаваемыми культурным контекстом коммуникации;
  • • умение варьировать коммуникативные средства в процессе взаимодействия в зависимости от динамики коммуникативной ситуации;
  • • умение выбирать каналы коммуникации, адекватные цели коммуникатора и релевантные ситуации взаимодействия;
  • • умение наблюдать за своим коммуникативным поведением и оценивать его (навыки коммуникативной интроспекции и рефлексии);
  • • умение оценивать коммуникативные практики и коммуникативную компетентность партнера по общению;
  • • умение идентифицировать коммуникативные шумы и барьеры коммуникации, выстраивать стратегии и тактики их преодоления либо уменьшения их влияния на качество взаимодействия.

В результате трансакционная модель коммуникативной личности может быть представлена в следующем виде:

В данной модели коммуникативная личность может выступать в любой коммуникативной функции — и как коммуникатор, и как реципиент. В зависимости от функции будут по-разному разворачиваться и компоненты коммуникативной личности.

Например, если речь идет о личности коммуникатора, то в составе его абилитационных характеристик будут представлены прежде всего способности к производству и передаче сообщения, а в составе операциональных характеристик такие умения, как умение правильно выбрать кодовую систему, закодировать, выстроить дискурс в соответствии с особенностями коммуникативной ситуации и культурными особенностями аудитории. Если же рассматривается личность реципиента, то на первый план выходят абилитационные возможности по восприятию сообщения, когнитивные характеристики, связанные со знанием кодовых систем и прагматических правил их использования в конкретной ситуации, наконец операциональные характеристики, замкнутые на умении определить характеристики ситуации общения, оценить коммуникативную компетентность коммуникатора, отселектировать шумы и адекватно декодировать сообщение.

Коммуникативная личность реализуется в коммуникативном поведении, которое представляет собой осмысленную последовательность коммуникативных действий субъекта как в качестве источника, так и получателя сообщений. С другой стороны, коммуникативное поведение — это сложная форма социальной активности субъекта, направленная на достижение его цели посредством коммуникации с другими субъектами. Коммуникативное поведение представляет собой единственную реальную форму бытия коммуникативной личности. Коммуникативная личность как вещь в себе, как система, замкнутая сама на себя, невозможна. Именно коммуникативное поведение и дает характеристику коммуникативной личности. Но характеристику неполную и непрямую. Следует понимать, что коммуникативное поведение личность является функцией не только ее внутреннего коммуникативного потенциала, но также и ситуации общения и поведения ее партнеров по коммуникации. Коммуникативное поведение может быть явным и латентным, прямо наблюдаемым и выявляемым лишь косвенными способами. Поэтому для оценки коммуникативной личности недостаточно только фиксации ее коммуникативных практик. Необходимы также специальные процедуры, входящие в эмпирический арсенал психологии и социологии.

Коммуникативное поведение личности можно представить как иерархическую систему, составленную из коммуникативных стратегий, коммуникативных тактик и коммуникативных действий.

Коммуникативная стратегия — это некоторая обобщенная согласованная схема коммуникативного поведения, в которой серия различных вербальных и невербальных средств используется для достижения цели субъекта коммуникации. Стратегия — общая схема, целеориентированная, системно выстроенная линия поведения, которая на тактическом уровне может даже включать и отступления от цели в отдельных шагах».

Коммуникативная тактика есть способ реализации стратегии, совокупность практических коммуникативных действий, направленных на воплощение в жизнь отдельного направления или отдельного компонента стратегии. На уровне коммуникативной тактики субъект может делать ходы, на первый взгляд не вписывающиеся в целевую ориентацию стратегического плана. Однако если мы имеем дело именно с тактикой, а не с коммуникативной ошибкой тактического плана, это отступление в конце концов должно привести к реализации стратегического коммуникативного замысла.

Представим себе продавца автомобилей в салоне известной автомобильной фирмы, например Mercedes. Стратегическая задача коммуникации для продавца — убедить посетителя салона принять решение приобрести автомобиль «здесь и сейчас». В более широком плане его стратегическая задача — убедить купить автомобиль, цена которого находится на верхней границе диапазона финансовых возможностей покупателя. Для реализации этой цели продавец может выбрать тактику критики более дешевой модели, той, за которой пришел клиент (например, D-classe), чтобы он обратил внимание на более дорогую (E-classe).

Таким образом, коммуникативная тактика — более мелкий масштаб реализации коммуникативного поведения по сравнению с коммуникативной стратегией. Она не прямо соотносится с коммуникативной целью, а взаимодействует с ней через одну из подцелей, входящих в дерево целей коммуникативной стратегии.

Рассматривая организацию коммуникативного поведения личности, следует согласиться с Е. В. Клюевым, который предлагает следующую схему: «Используя коммуникативную компетенцию, говорящий ставит перед собой коммуникативную цель (определяя или не определяя коммуникативную перспективу, то есть возможность вызвать желаемые последствия в реальности) и, следуя определенной коммуникативной интенции, вырабатывает коммуникативную стратегию, которая преобразуется в коммуникативную тактику (или не преобразуется, или преобразуется не успешно) как совокупность коммуникативных намерений (задач), пополняя коммуникативный опыт говорящего»1.

  • [1] Dimbleby R., Burton G. More Than Words: An Introduction to Communication. London;New York, 1998.
  • [2] Параметр // Крысин Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. М., 1998. С. 508.
  • [3] См.: Tan A. Tan Mass communication theories and research. New York : Macmillan;London: Collier Macmillan, 1986. P 14—22.
  • [4] Музыкант В. Л. Реклама и PR-технологии. М., 2001, С. 499—500.
  • [5] Соколов А. В. Общая теория социальной коммуникации. СПб., 2002. С. 359.
  • [6] Maslow A. Motivation and Personality. 2nd ed. New York : Harper & Row PublishersInc., 1970.
  • [7] А. Соколов пишет: «Коммуникационная потребность — функциональное свойствосубъектов активно реагировать на рассогласование между наличным и реальным состоянием их сознания. Под состоянием сознания понимается содержание сознания, которое образуют знания, умения, эмоции и стимулы, контролируемые сознанием». (Указ,соч. С. 359).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>