Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ОСНОВЫ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Постиндустриальное общество Даниела Белла

В работах, посвященных описанию устройства современного общества, широко распространены два термина, которые нередко воспринимаются как синонимы, хотя между ними есть существенные различия. Это «постиндустриальное общество» и «информационное общество».

Даниел Белл в своей книге «Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования» вдохнул в этот термин новую жизнь. Книга имела большой успех и воспринималась интеллектуалами как предвидение мира, который уже стоял на пороге. Белл первым из множества социологов, пытавшихся заглянуть в будущее и описать его, понял важность информации и значимость развития коммуникационных технологий и подробно проанализировал это в своем труде.

Перед тем как перейти к положениям теории постиндустриального общества, необходимо подчеркнуть, что сам Белл вовсе не утверждает, что такое ПИО действительно существует или обязательно появится в ближайшие годы. Белл всячески подчеркивает, что ПИО — это аналитическая конструкция, инструмент теоретического анализа: «Постиндустриальное общество является идеальным типом, построением, составленным социальным аналитиком на основе различных изменений в обществе, которые, сведенные воедино, становятся более или менее связанными между собой и могут быть противопоставлены другим концепциям»[1].

Уже в 90-е годы Белл предложил заменить термин «постиндустриализм» термином «информационное общество», однако он не привел аргументов в пользу подобной замены. Скорее всего, он констатировал тот факт, что как в научных кругах, так и в массовом сознании эти два термина слились воедино и употребляются через запятую.

В своем труде Белл делает методологическое допущение, что любое общество нельзя рассматривать как единое целое. Оно разделено на три сферы: социальную структуру, политику и культуру. Таким образом, Белл отрицает неизбежность того, что процессы в одной сфере влияют на события в другой. Сферы существуют независимо друг от друга, автономно.

Социальная структура общества состоит из экономических и технологических элементов. Это система социальных отношений, сформированная благодаря изменениям в структуре занятости населения, которая в свою очередь основана на экономическом превосходстве одних членов общества над другими. Политические институты разрешают конфликтные ситуации, которые возникают в обществе, прежде всего в ходе функционирования экономических механизмов. Наконец, культура содержит в себе стабилизирующее начало, обеспечивает преемственность поколений, непрерывность исторического развития.

Разделение на сферы позволяет Беллу в своем анализе социальной структуры общества оставить за скобками политику и культуру. Это значительно упрощает процессы, происходящие в обществе в целом, и дает исследователю возможность сделать довольно смелые выводы.

Белл полагает, что значительные изменения происходят только в социальной структуре общества, но тем не менее это является достаточным основанием для того, чтобы провозгласить наступление новой стадии общественного развития — постиндустриализма.

Теория постиндустриализма предполагает, что любое общество в своем развитии проходит три стадии: доиндустриальную (традиционную, аграрную), индустриальную (промышленную) и постиндустриальную.

В доиндустриальном обществе большая часть населения (около 90%) занята в сельском хозяйстве, а основные виды хозяйственной деятельности сосредоточены в добывающем секторе — земледелие, рыболовство, добыча полезных ископаемых. Все усилия аграрного общества направлены на то, чтобы прокормить население. Многие страны Африки и Латинской Америки по-прежнему находятся на этой стадии общественного развития. В доиндустриальном обществе «время понимается лишь как длительность, как долгие и короткие его промежутки, а темп работы зависит от времени года и погодных условий... производительность труда низка, хозяйство зависит от неустойчивых внешних процессов и капризов цен на сырьевые товары на международных рынках. Базовой ячейкой общественной жизни выступает большая семья»[2].

Индустриальное общество основано на промышленном производстве. Оно использует энергию и машинную технологию для производства товаров. Благодаря промышленному перевороту 10% населения, занятого в аграрном секторе, производили достаточно продовольствия, чтобы прокормить все население. Сущность индустриального общества, по мнению Белла, заключена в эффективности производства, которая достигается благодаря максимизации и оптимизации. На авансцену выдвигаются две основные фигуры индустриального общества — инженер и полуквалифицированный рабочий. Роль инженера заключается в организации работы на предприятии, в то время как полуквалифицированный рабочий — элемент промышленного производства, лишенный личностных качеств, одушевленная машина, выполняющая рутинную работу. Судьба этой трагической фигуры полуквалифицированного рабочего предопределена, потому что наступит день, когда инженер придумает технологию, которая позволит перейти к полностью автоматизированному производству. В результате полуквалифицированный рабочий окажется на «свалке истории».

В своем описании жизни рабочего индустриального общества Белл явно сгущает краски. Если бы американский социолог стремился доказать только то, что «постиндустриальное общество» — не футурологическая фантазия, а прогноз, основанный на результатах многочисленных социологических исследований, фрагменты описания жизни человека индустриального общества не были бы так пессимистически заострены. Но Белл ставит перед собой куда более глобальную цель: он доказывает, что «постиндустриальное общество» наконец-то позволит каждому человеку посвятить свою жизнь себе, реализовать свои многочисленные желания. За цифрами социологических исследований скрываются утопические описания будущей жизни. Отличие Белла от других авторов утопических произведений в том, что его «утопия» частично уже стала реальностью.

Постиндустриальное общество построено на обмене знаниями и информацией, который происходит при помощи информационных сетей и компьютеров. Большая часть населения занята в секторе услуг, число людей, занятых в промышленности, постоянно сокращается. Подобные изменения в структуре занятости населения происходят из-за роста производительности вплоть до полной автоматизации производства. Занятость перемещается в сектор услуг, машинная технология сменяется интеллектуальной и информационной.

Белл заявляет, что в постиндустриальном обществе возрастает престиж образования, и «белые воротнички» начинают управлять миром. Если в начале XX века численность работников физического труда была в десятки раз больше, чем численность «белых воротничков», то во второй половине века начался стремительный рост численности последних.

Для выживания человечество в большинстве своем уже не вынуждено заниматься тяжелым физическим трудом и получает возможность организовать свой досуг и следить за здоровьем. Рост богатства позволяет людям удовлетворять возникающие новые потребности.

Сектор услуг в постиндустриальном обществе включает в себя финансы, образование, научные исследования, здравоохранение, транспорт, бытовое обслуживание (магазины, рестораны, фитнесцен- тры и др.), недвижимость, страхование. Из повседневной жизни большинства людей исчезает машинное производство, оно остается за пределами их мира, население лишь потребляет произведенные товары. Белл подчеркивает, что именно в постиндустриальном обществе человек впервые в истории человечества свое рабочее время тратит не на взаимодействие с нетронутой природой, как это было в доинду- стриальном обществе, или с преобразованной природой, как это было в индустриальную эпоху. Гражданин постиндустриального общества взаимодействует с другими людьми и обеспечивает их необходимой информацией.

В переходе от индустриального к постиндустриальному обществу выделяются несколько этапов, или, как их называет сам Белл, стадий. На первом этапе происходит развитие общественных служб и транспорта, то есть тех услуг, которые позволяют доставлять товар, произведенный на предприятии, в нужное место в кратчайшие сроки. Пока незаметны системные изменения в общественной структуре, все подчинено интересам производства. Рост числа «белых воротничков» начинается на втором этапе, когда потребление благ становится массовым, и у населения появляются пока незначительные средства для повышения качества жизни. Динамично развиваются оптовая и розничная торговля, финансы, недвижимость и страхование. Наконец, третий этап наступает, когда «по мере роста национального дохода обнаруживается... что доля денег, расходуемая на питание, начинает снижаться, а остаток используется сначала на приобретение товаров длительного пользования (одежды, автомобилей и жилья), а затем предметов роскоши, на отдых и так далее, начинает расширяться третичный сектор, сфера личных услуг: сети ресторанов, отелей, автомобильных мастерских, индустрия путешествий, развлечений и спорта»1.

Условиями вхождения в постиндустриальное общество являются качественное образование и здравоохранение. Если в индустриальном обществе ключевой фигурой является полуквалифицированный рабочий, то в постиндустриальном обществе — профессионал, образование и опыт которого позволяют ему выполнять сложные операции в своем повседневном труде. Получение высшего образования — это обязательное требование к гражданину постиндустриального общества. В идеале же он должен учиться всю жизнь, постоянно обновляя накопленные знания и посещая программы повышения квалификации. В постиндустриальном обществе постоянно растет класс носителей знания, класс технических специалистов, и в какой-то момент они становятся самой многочисленной социальной группой.

Главный ресурс нарождающегося постиндустриального общества — это научные кадры, и «их распределение по секторам (промышленность, государство, университеты) и функциям (производство, исследования и преподавание) представляет собой основу любой продуманной политики в отношении использования ограниченных социальных ресурсов»[3] [3].

Рост здравоохранения обусловлен желанием людей увеличить продолжительность жизни. Если в доиндустриальном и индустриальном обществе человек, прежде всего, заботился о выживании, то в постиндустриальном обществе он стремится к достойной и продолжительной жизни. Самое главное, что у него появляется свободное время, чтобы следить за своим здоровьем, а услуги здравоохранения становятся доступными.

Итак, наступление постиндустриального общества сопровождается ростом сектора услуг и сокращением промышленного и сельскохозяйственного сектора. Такие критики Даниела Белла, как Гершуни, Майлз, Уэбстер, пытаясь опровергнуть данный тезис, выдвинули следующий аргумент: «Более половины роста занятости в сфере услуг является результатом внутрисекторного роста третичности, а не междусекторных сдвигов»[5]. Критика строится на том, что деление на сектора умозрительно и возможно только на страницах ученого труда. Применение же теории к действительности неизбежно сталкивается с трудностью, что относить к третичному сектору услуг, а что к вторичному промышленному сектору.

Сфера услуг далеко не всегда ограничена третичным сектором. Специалист по связям с общественностью, работающий в страховой компании, трудится в секторе услуг, а специалист по связям с общественностью, работающий на заводе, производящем атомные реакторы, может быть причислен к индустриальному сектору. Таким образом, скорее следует говорить о том, что владельцы промышленных предприятий осознали необходимость специалистов сферы услуг для продвижения своего товара на рынке, а вовсе не о наступлении постиндустриального общества, в котором растет сектор услуг. Именно владельцы промышленных предприятий увеличивают число «белых воротничков» в своем штате, а это свидетельствует о том, что интересы индустриального сектора по-прежнему определяют направление общественного развития.

На первый взгляд глубокая критика труда Белла в действительности имеет под собой шаткие основания. Действительно, рост занятости в сфере услуг является в том числе и результатом внутрисекторного роста третичности. Однако это доказывает правоту Белла. Владельцы заводов нанимают высококвалифицированных специалистов сферы услуг, потому что основным звеном технологической цепочки в наше время стал маркетинг, а не производство, и прибыльность предприятия обеспечивают именно представители сферы услуг. Таким образом, приглашение специалистов сферы услуг — единственно возможное поведение предприятия на конкурентном рынке.

Инвестировать в сектор услуг на данном этапе общественного развития гораздо выгоднее, чем в производство. Именно в секторе услуг при грамотном вложении средств инвесторы с большей вероятностью могут получить сверхприбыль. Предприятия промышленного сектора не в состоянии предоставить столь же приятную глазу статистику.

Изменения в занятости населения в постиндустриальном обществе связаны не только с перераспределением человеческих ресурсов между промышленным сектором и сектором услуг. Если в индустриальном секторе от рабочих требовалась мускульная сила, то квалификация работников сектора услуг определяется их знаниями, а не физическими возможностями. Таким образом, постиндустриальное общество предоставляет женщинам уникальную возможность самореализоваться в профессии и стать экономически независимыми от мужчин.

Помимо роста занятости в сфере услуг, Белл выделяет еще одну первостепенную качественную характеристику постиндустриального общества — ключевую роль теоретического знания в технологических инновациях, развитии экономики и общественной жизни. В результате научно-технической революции произошло превращение науки в непосредственную производительную силу, которая стала главным фактором как развития общества, так и его самосохранения. Белл утверждает, что если на предыдущих стадиях общественного развития предпосылкой технологических инноваций был эмпирический опыт и изобретатели зачастую не имели образования и были самоучками, то в постиндустриальном обществе все изобретения основываются на теоретических принципах, сформулированных учеными. Ярким примером влияния теоретических разработок на общественный прогресс является рост наукоемких отраслей промышленности (производство компьютеров, электронной техники).

Действия политиков и экономистов также обусловлены тем, каких концепций или моделей придерживается их окружение. Например, меры, которые предпринимает правительство для борьбы с инфляцией и безработицей, определяются тем, является ли министр финансов представителем кейнсианской или классической школы в макроэкономике. Если министр культуры считает, что главное в искусстве — это преемственность, он будет выделять деньги на постановку пьес Чехова и Гоголя. Если же он придерживается постмодернистских взглядов на искусство, государственные средства будут тратиться и на постановку пьес современных драматургов. Таким образом, теоретическое знание влияет на принятие решений во всех сферах постиндустриального общества. Применение новых интеллектуальных технологий, к которым Белл причисляет такие методы, как компьютерное линейное программирование, цепи Маркова, стохастические процессы, становится катализатором глубинных общественных изменений, потому что новые технологии позволяют находить эффективные решения экономических, политических и социальных проблем.

Белл — сторонник технологического детерминизма, научного течения, представители которого считают, что новые технологии трансформируют социальные отношения и мировоззрение человека. Он выделяет пять способов влияния технологий на общественную жизнь[2].

  • 1. Позволяя производить больше товаров с меньшими издержками, технические достижения являются главным средством повышения жизненного уровня.
  • 2. Развитие технологии создало новый класс, ранее неизвестный в обществе, — класс инженеров и техников, людей, непосредственно не участвующих в производительном труде, но представляющих собой «аппарат планирования» операций, образующих процесс производства.
  • 3. Технологический прогресс сформировал новое определение рациональности, новый способ мышления, делающие упор на функциональные отношения и на количественные показатели.
  • 4. Революции в области транспорта и передачи информации, явившиеся следствием развития техники, создали новые экономические взаимосвязи и новые социальные взаимодействия. Возникли новые комплексы социальных взаимоотношений (прежде всего произошел сдвиг от связей, основанных на родстве, к базирующимся на профессиональных признаках и роде занятий).
  • 5. Радикально изменились эстетические представления, особенно касающиеся пространства и времени. Древние не знали концепции скорости и движения в том понимании, в каком они существуют сейчас.

Как видно из представленного списка, с точки зрения Белла, влияние технологий на общественное развитие очень значительно. Собственно технологии являются двигателем общественного развития.

В социологических исследованиях индустриальной эпохи принято делить общество на горизонтальные единицы общества, то есть классы и страты. Например, в Советском Союзе было принято выделять в западном обществе два класса — пролетариат и буржуазию. Буржуазия эксплуатировала труд пролетариата, который фактически был в подчинении у буржуазии. Деление общества на горизонтальные единицы как раз предусматривает, что они вступают друг с другом в отношения превосходства-подчинения. Однако в постиндустриальном обществе личность становится куда более независимой, чем это было на предыдущих стадиях общественного развития. Поэтому в качестве единиц общества, которые следует анализировать, Белл предлагает ситусы — базовые типы профессиональных сфер деятельности. Ситусы — это вертикальные единицы общества, и они не вступают друг с другом в отношения превосходства-подчинения. Белл выделяет две группы ситусов: институциональные и функциональные. Институциональные ситусы выстраивают иерархию профессиональных занятий и видов профессиональных элит, функциональные ситусы определяют тип профессионализма личности. Белл выделяет четыре функциональных ситуса — научный, технический, в который входят все прикладные профессии, в том числе экономика и медицина, административный и культурный. Кроме того, существуют пять институциональных ситусов — экономические предприятия, государственные учреждения, университеты и научно-исследовательские центры, социальные комплексы и армия. Деление постиндустриального общества на ситусы необходимо Беллу, чтобы показать, что конфликты в современном обществе возникают между иными единицами общества, чем это было в обществе индустриальном.

Заканчивая разбор книги Белла, остановимся еще на двух чертах постиндустриального общества, которые мельком упоминаются в его работе. Во-первых, если в индустриальном обществе человек испытывал недостаток товаров, то сейчас имеет место дефицит времени и информации. Успеха добиваются те, кто умеют планировать свое время и имеют доступ к большему количеству источников информации. Во-вторых, в постиндустриальном обществе человек может подняться по общественной лестнице и пользоваться уважением окружающих, независимо от того, к какому классу он принадлежит по рождению. Его позиции в обществе определяются личными достижениями.

По прошествии четверти века с момента выхода «Грядущего постиндустриального общества» Белл остается авторитетным мыслителем, на которого по-прежнему ссылаются во всех исследованиях, описывающих постиндустриальное и информационное общество. Тот факт, что книга не устарела за столь длинный промежуток времени, подтверждает, что великий американский социолог Даниел Белл в своем опыте социального прогнозирования смог предугадать вектор общественного развития.

  • [1] Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования. М., 1999. С. 155.
  • [2] Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования. М., 1999.
  • [3] Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования. М., 1999.
  • [4] Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования. М., 1999.
  • [5] Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М., 2004.
  • [6] Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования. М., 1999.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>