Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ОСНОВЫ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Информационное общество

Автором термина «информационное общество» считается американский экономист Ф. Махлуп, впервые употребивший его в работе «Производство и применение знания в США»[1]. Независимо от него данное определение также предложил японский ученый Т. Умесао. В философских и социологических исследованиях понятие «информационное общество» использовалось для обозначения общества качественно нового типа, в котором преобладает деятельность, связанная с производством, потреблением, передачей и хранением информации. Информационное общество рассматривали в качестве одной из стадий постиндустриального либо как самостоятельный этап общественного развития, следующего за ним. В начале 90-х годов эти определения использовались в качестве синонимов.

В 1962 году Маршалл Маклюэн вводит понятие «электронное общество» как особую стадию развития современного общества, в рамках которой ведущую роль начинают играть электронные средства коммуникации. Коммуникационные технологии рассматриваются канадским исследователем в качестве ключевого фактора, детерминирующего возникновение социально-экономических систем. В известной работе «Галактика Гуттенберга»1 М. Маклюэн указывает на зависимость между созданием печатного пресса, результатом которого стало появление коммуникативных стратегий нового типа, необратимо повлиявших, в свою очередь, на развитие и становление политической, экономической, социальной структуры индустриального общества и его институтов. Поскольку именно в условиях массового распространения печатного слова появились возможности для развития предпринимательства (на основе частной собственности) и демократизации общества на основе избирательного права.

Внимание Маклюэна было сконцентрировано на аудиовизуальных средствах массовой информации, прежде всего телевидении, которое выступало представителем всей глобальной электронной реальности. Телевидение, согласно Маклюэну, постепенно уничтожает печатную культуру, подавляя таким образом предшествующие культурные формы. Будучи важнейшим элементом глобальной информационной сети, телевидение фактически превращает мир в «глобальную деревню». Маклюэн сформулировал две принципиальных характеристики телевидения. Первая из них связана с мозаичностью, раздробленностью структуры телевизионного информационного продукта, представляющего собой лишенный строгих внутренних логических связей набор визуальных и аудиальных сообщений. Так, события разного содержания, масштаба, дискурса, времени и места действия совмещаются в непродолжительной программе новостей. Вторая характеристика отражает кумулятивный эффект, взаимное усиление разрозненных сообщений в воспринимающем сознании реципиента, который объединяет отдельные сигналы в некое смысловое единство.

В зарубежной литературе конца 70—80-х годов XX века проблематика информационного общества активно обсуждалась. Т. Стоуньер утверждал, что информация представляет собой особый вид ресурса, подобный капиталу: способный накапливаться, передаваться, храниться для последующей реализации[2] [3]. В рамках постиндустриального общества национальные информационные ресурсы представляют собой крупнейший потенциальный источник богатства.

Параллельно исследованиям американских авторов свои концепции представляли японские ученые. В их числе работа И. Масуды «Информационное общество как постиндустриальное общество»[4], в которой он описал основные принципы и характеристики наступающего общества. Его фундаментом станет, по мнению Масуды, компьютерная технология, предназначенная для того, чтобы заместить либо значительно усилить умственный труд человека. В качестве новой производственной силы выступит информационно-технологическая революция, последствия которой будут выражаться в виде массового производства качественной когнитивной информации и новых технологий. Важнейшей отраслью экономики в новом обществе будет являться интеллектуальное производство, а новые телекоммуникационные технологии обеспечат надлежащее хранение и распространение новых продуктов.

В глобальном информационном обществе, с точки зрения И. Масуды, произойдет серьезная трансформация ценностей: исчезнут классы, к минимуму сведутся конфликты. В итоге появится общество согласия с небольшим правительством, которому не будет требоваться раздутый государственный аппарат. В отличие от нацеленного на производство и потребление товаров индустриального общества, по мысли Масуды, главной ценностью общества информационного станет время.

Свой вклад в развитие идей постиндустриализма и информационного общества внес известный футуролог Элвин Тоффлер. Автор «волновой» концепции общественного развития, изложенной в книге «Третья волна», предлагает свою схему эволюции форм общественного устройства, выделяя в истории цивилизации три «волны»: аграрную (до XVTII века), индустриальную (до 1950-х годов) и пост- или супериндустриальную (начиная со второй половины XX века). Тоффлер описывает процесс отмирания индустриальной цивилизации в терминах «техносферы», «социосферы», «информационной» и «властной сферы», указывая на кардинальные перемены, переживаемые в настоящий момент всеми сферами. В качестве информационного общества Тоффлер рассматривает общество третьей волны, где основным видом собственности становится информация, в то время как ранее им являлись земля (аграрная волна) и средства производства (индустриальная). Переход к информационной собственности представляет собой революционный взрыв, поскольку это первая собственность, которая нематериальна, неосязаема и потенциально бесконечна.

Социально-классовую основу информационного общества, по О. Тоффлеру, составит «когнитариат», представляющий собой социальную группу, активно использующую знания, а не физический труд. Развитие компьютерной техники и средств коммуникации приведет, по мнению Тоффлера, к изменению структуры занятости, а в сочетании с усиливающейся интеллектуализацией труда, к появлению так называемых «электронных коттеджей», которые позволят перенести работу из офиса в жилище работника. Помимо экономии времени и сокращении транспортных расходов, затрат на обеспечение централизованных рабочих мест, введение «электронных коттеджей» будет способствовать, по мнению Тоффлера, укреплению семьи и усилит тенденции к возрождению привлекательности малых городов и деревенской жизни.

В рамках стадийного подхода, предполагающего последовательное движение общества от одной фазы к другой, теоретики информационного общества выделяют ту или иную стадию общественного развития, используя в качестве базового критерия доминирующий сектор экономики. Таким образом, в аграрном обществе экономика основывалась на сельском хозяйстве, экономическая деятельность направлялась на производство продуктов питания, главным ресурсом являлась земля. Доминирующим экономическим сектором индустриального общества стала промышленность, производственная деятельность оказалась связана с производством товаров, наиболее значимым ресурсом считался капитал. Информационное общество основано на производстве и использовании информации для развития и эффективного существования других форм производства, в качестве ресурса выступает знание.

В концепции профессора Дж. Мартина под информационным обществом понимается, прежде всего, «развитое постиндустриальное общество», возникшее на Западе. Исследователь предпринял попытку выделить и сформулировать основные характеристики информационного общества по нескольким критериям.

  • • Технологический критерий предполагает, что ключевым фактором развития общества становится информационная технология, широко применяемая во всех социальных сферах, структурах, организациях, в деловой среде и в повседневности.
  • • Социальный критерий связан с тем, что новые стандарты производства и потребления информации провоцируют изменения качества жизни, приводят к формированию так называемого «информационного сознания», существование которого возможно только в случае наличия свободного и широкого доступа к информации.
  • • Экономический критерий отражает важнейшую роль информации в экономике современного типа. Информация становится ресурсом, товаром, услугой, увеличивает занятость и производит добавленную стоимость продуктов и услуг.
  • • Политический критерий указывает на специфику политического процесса, который в условиях информационного общества характеризуется всевозрастающим участием граждан в процессах управления государством, поскольку информационные технологии облегчают возможность коммуникации с представителями власти и общественного контроля над их деятельностью. Мартин полагает, что в информационном обществе в большей степени обеспечивается возникновение консенсуса между социальными группами, классами.
  • • Наконец, на основе культурного критерия Мартин характеризует информационное общество как общество, признающее культурную ценность информации, содействующее становлению информационных ценностей, обеспечивающих дальнейшее развитие как общества в целом, так и индивида в частности.

Дж. Мартин отмечает, что, говоря об информационном обществе, его следует принимать не в буквальном смысле, а рассматривать как ориентир, тенденцию изменений в современном западном обществе. С его точки зрения, в целом эта модель ориентирована на будущее, но в развитых капиталистических странах уже сейчас можно назвать целый ряд вызванных информационной технологией изменений, которые в определенной степени подтверждают концепцию информационного общества.

Среди этих изменений Мартин называет такие, как:

  • • структурные изменения в экономике, особенно в сфере распределения рабочей силы;
  • • возросшее осознание важности информации;
  • • растущее осознание необходимости компьютерной грамотности;
  • • широкое распространение информационной технологии;
  • • поддержка правительством развития компьютерной микроэлектронной технологии и телекоммуникаций.

В конечном итоге Мартин предлагает следующее понимание информационного общества: это общество, важнейшие показатели и перспективы которого напрямую связаны с эффективным использованием информации. Стандарты качества и уровня жизни, системы производства и потребления, образования и досуга, социального обеспечения, управление и взаимодействие основных компонентов социальной структуры в целом в обществе данного типа находятся в тесной зависимости от развития информационной и когнитивной компоненты.

В 1996 году вышла первая книга из трилогии Мануэля Кастельса «Информационная эпоха: экономика, общество и культура». В своей поистине масштабной работе ученый детально проанализировал процессы общественного развития на протяжении XX века и сформулировал концепцию информационального капитализма, раскрывающую основные особенности современного информационного общества (см. раздел «Информациональный капитализм Мануэля Кастельса»).

В 1999 году Дон Тапскотт опубликовал книгу «Электронно-цифровое общество: Плюсы и минусы сетевого интеллекта»[5], в которой представил свою попытку осмыслить глобальность происходящих с человечеством изменений. Тапскотт отмечает, что в настоящее время подверженной наиболее серьезной модернизации сферой является образование. Традиционная образовательная система уже не обеспечивает выпускникам долговременную гарантию занятости, поскольку стремительные темпы обновления знаний требуют постоянной переподготовки. В электронном обществе пересматривается само представление об обучении, связях обучения с трудовой деятельностью и повседневной жизнью: информационное общество основывается на умственном труде, следовательно, работа все теснее переплетается с учебой, которая превращается в пожизненное занятие. Тапскотт выделяет ключевые признаки нового общества: ориентация на знания, цифровая форма представления объектов, виртуализация производства, инновационная природа, интеграция, конвергенция, устранение посредников, трансформация отношений изготовитель-потребитель, динамизм, глобализация и ряд других.

Отечественные специалисты начали активно обращаться к проблематике постиндустриального/информационного общества только в последние десятилетия XX века. Советские исследователи с позиций формационного подхода подвергали критике концепции постиндустриального общества и не имели возможности соотносить западные наработки с реалиями жизни советского государства. Однако в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого столетия начинают появляться работы отечественных авторов, посвященные проблемам формирования глобального информационного общества и включению России в этот процесс.

А. И. Ракитов отмечал, что переход к новому информационному обществу становится возможным тогда, когда социальная деятельность направлена, в первую очередь, на производство услуг и знаний. Основная задача информационного общества связана с обеспечением права и возможности гражданина вне зависимости от времени и места его нахождения получить необходимую ему информацию.

Ракитов описывает информационное общество в соответствии со следующими характеристиками:

  • • наличие у любого гражданина, группы лиц, социальной организации реализуемой возможности в любое время и в любой точке страны получить доступ к информации, необходимой для решения индивидуально или социально значимых задач;
  • • производство и функционирование в режиме свободного доступа современных информационных технологий, пользование которыми может осуществляться любым индивидом, группой или организацией;
  • • наличие развитой инфраструктуры, позволяющей обеспечить создание и хранение национальных информационных ресурсов, которые, в свою очередь, эффективно используются для поддержания соответствующего уровня научного, технического, технологического и в целом общественного прогресса;
  • • ускорение процессов автоматизации и компьютеризации технологических и производственных процессов, системы управления в целом;
  • • трансформация базовых социальных структур, вследствие чего происходит развитие сферы услуг, расширение профилей информационной деятельности.

Известные отечественные специалисты по проблемам информационного общества Г. Л. Смолян и Д. С. Черешкин, анализируя сущность и специфику новой стадии общественного развития, в том числе применительно к российской действительности, выделили ряд признаков информационного общества. К важнейшим характеристикам исследователи причисляют: создание единого информационного пространства, интенсификация процессов информационной, а также экономической интеграции государств; появление и в перспективе преобладание в экономике стран новых технологических укладов, сущность которых заключается в обеспечении массового производства и использования сетевых информационных, коммуникационных, компьютерных технологий; повышение уровня образования путем использования в образовательных процессах систем информационного обмена, работающих на различных уровнях — от регионального до международного; увеличение требований к квалификации, профессионализму и творческому потенциалу работников.

Среди множества разнообразных подходов, концепций и теорий, описывающих феномен информационного общества, можно выделить некие универсальные характеристики, которые так или иначе признаются практически всеми исследователями. Итак, под глобальным информационным обществом чаще всего понимается общество нового типа, фундаментом которого является ускоренное и всеохватное развитие, распространение и конвергенция информационных и коммуникационных технологий. Это общество знания, предполагающее особую роль когнитивной компоненты, в котором главным конкурентным преимуществом и залогом успеха становятся знание и навыки, позволяющие получать и использовать информацию условиях обеспеченного и гарантированного беспрепятственного доступа к ней. Новое информационное общество имеет глобальный характер, при котором обмен информацией не ограничен временными, пространственными или политическими барьерами. Наконец, — ив этом ученые видят гуманистическую направленность информационного общества — оно способствует взаимопроникновению культур, а также предоставляет личности, группам, сообществам новые возможности самореализации.

В то же время необходимо заметить, что далеко не все аргументы сторонников концепций постиндустриального и информационного обществ встречали и встречают бесспорное одобрение. Скептическое отношение к информационному обществу как новой социальной реальности содержится в исследованиях Г. Шиллера, М. Альетта, Д. Харви,

Э. Гидденса, Ю. Хабермаса1. Представители этой группы согласны с тем, что информация играет ключевую роль в современном обществе, но ее формы и функции хорошо известны, подчиняются установившимся принципам и не приводят к качественным изменениям в общественных отношениях. Серьезный критический разбор идей, подходов и концепций, описывающих новый тип общества, осуществил Ф. Уэбстер, обозначивший концептуальные и методологические недостатки наиболее признанных теорий информационного общества (см. раздел «Фрэнк Уэбстер: критический анализ теорий информационного общества»).

  • [1] См.: Махлуп Ф. Производство и распространение знаний в США. М., 1966.
  • [2] McLuhan М. The Gutenberg Galaxy. New York, 1962.
  • [3] См.: Стоуньер T. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики, М., 1993.
  • [4] См.: Masuda Y. The Information Society as Post-Industrial Society. Wash., 1981.
  • [5] Тапскотт Д. Электронно-цифровое общество: Плюсы и минусы эпохи сетевогоинтеллекта. М.: Релф-бук, 1999.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>