Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 14. ОСНОВНЫЕ КОНТУРЫ ПОЛИЦЕНТРИЧЕСКОГО МИРОПОРЯДКА

При двухполюсном миропорядке по аналогии с земным шаром были два полюса. В отношении земного шара мы говорим о двух полюсах — Северном и Южном. Есть Восток и Запал, Восточное и Западное полушария, но нет Восточного и Западного полюсов. Поэтому нельзя говорить о трех- или четырехполюсном земном шаре. В мировом сообществе отношения между государствами складываются по принципу, согласно которому действие рождает противодействие, сила — контрсилу и, соответственно, центр находится в качестве противовеса другому центру.

В течение всей истории этот принцип составляет один из стержневых принципов самоорганизации человеческих сообществ, в том числе и миропорядка. Два полюса в двухполюсном миропорядке и образовались именно в соответствии с этим принципом. Однако при создавшемся после распада двухполюсного миропорядка положении вещей на мировую авансцену, как уже отмечалось, вступили новые могущественные акторы в лице новых государств, регионов, народов, транснациональных корпораций, так называемых анонимных акторов. Поэтому корректнее говорить не о полюсах, а о множестве центров силы.

14.1. Почему центры, а не полюса силы?

Как уже отмечалось, с окончанием евроцентристского мира европейский и североамериканский экономико-политические центры не канули в историю, не оттеснены в прошлое. Просто рядом с ними постепенно появились и утверждаются новые центры, с которыми они призваны разделить власть и влияние, нести бремя совместного сосуществования со всеми вытекающими отсюда последствиями для всех членов мирового сообщества. В их числе, помимо Японии, следует выделить новые индустриальные страны.

Наиболее далеко идущие изменения в расклад геополитических сил вносит восхождение Китая и Индии, сохраняющих за собой статус демографических гигантов. Постепенно, но неотвратимо они превращаются в экономических и военно-политических тяжеловесов, обладающих ядерным оружием. Стремительными темпами приближается к разряду великих держав Бразилия. В области стратегических ресурсов сохраняет свои позиции Ближний Восток.

Одним из проявлений новых тенденций в мировой политике является возвращение России в большую мировую политику. Особо важное значение имеет гот факт, что у России пока что имеется достаточный потенциал для сохранения за собой статуса великой державы. Тем более в сфере ядерно-стратегических вооружений она располагает возможностями для сохранения паритета с США и даже со всем западным альянсом.

До тех пор, пока одна из сторон обладает способностью нанести удар возмездия после первого удара противника или же обладает видимостью такой способности, ее ядерные силы, во всяком случае в политическом плане, нельзя нивелировать. В этом смысле силы для второго удара могут и не быть слишком большими. Но они должны быть достаточными, чтобы после первого удара противника сохранить способность нанести удар возмездия хотя бы несколькими десятками боеголовок.

Дело в том, что государство, способное нанести второй ракетно-ядерный удар и причинить ущерб хотя бы одной великой державе, независимо от его географической удаленности, как бы обладает паритетом со всеми остальными ядерными государствами, вместе взятыми. В этом контексте уместно отметить, что в настоящее время в сфере сокращения вооружений пока что речь идет прежде всего именно о вооружениях США и России. Ни по количеству, ни по качеству они не сопоставимы с мощью всех других стран, в том числе Великобритании, Франции и Китая.

При благоприятном стечении обстоятельств Россия совместно с СНГ со временем может составить самостоятельный центр силы, способный на равных конкурировать и сотрудничать с остальными центрами. Наличие колоссальных запасов энергетических ресурсов и амбициозные планы их освоения создают предпосылки для превращения Центральной Азии и Прикаспия в важнейший с геополитической точки зрения регион.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>