Системы референции в разных языках

Возникает вопрос, какая система отражает универсальные особенности человеческого мышления. Часто считается, что в основе мышления лежит антропоцентризм, следовательно, первоначальными являются относительные системы. Однако, как пишут Ю. Вассман и П. Дазен, эгоцентрическая концепция пространства представлялась общей для всех, поскольку она полагалась «более естественной» и «более примитивной»; между тем «все чаще возникают сомнения относительно этих базовых допущений, поскольку они, очень может быть, оказываются этноцентричными и во многом отражают лингвистические предубеждения индоевропейских языков»[1].

Возможно, абсолютная система референции более древняя; по крайней мере, дети овладевают ею легче, чем иными системами (относительной или встроенной). По данным исследовательской группы С. Левинсона, дети, усваивающие английский, итальянский, сербо-хорватский или турецкий языки, используют термины относительной ориентации ‘перед/позади’ (например, ‘мячик за деревом’) не раньше возраста пяти лет. Усвоение терминов ‘слева’ и ‘справа’ для указания расположения одного предмета относительно другого происходит позже: примерно в 11-12 лет. Абсолютные системы ориентации дети усваивают приблизительно в то же время, а возможно, и раньше. Так, дети, говорящие на языке тцелталь, употребляют отдельные термины абсолютной референциальной системы уже в двухлетнем возрасте, а в три с половиной года свободно пользуются ими для указания местоположения предметов. К восьми годам дети полностью овладевают абсолютной системой референции1.

Эту гипотезу подтверждает тот факт, что во всех сообществах, где распространены относительная или встроенная системы референции, используется также и абсолютная система. Как уже отмечалось, она более характерна для языковых сообществ, живущих в сельской местности. Можно сказать, что абсолютная, относительная и встроенная системы сосуществуют в таких языках, как русский или английский, но употребляются по отношению к разным предметам и в разных условиях.

Остановимся подробнее на абсолютных системах референции. В Европе принято ориентироваться по сторонам света. Первоначально это было связано с ориентацией по небесным светилам, прежде всего по солнцу, а также по луне и звездам. Восток — это сторона света, где восходит солнце; запад — сторона, где солнце исчезает за горизонтом. В течение дня солнце в наших широтах движется к югу, находясь в самой южной точке в полдень, г.е. положение солнца в полдень соответствует югу.

Об этом подробнее

Слова, обозначающие стороны света, в европейских языках оказываются весьма древними. По своей внутренней форме они часто указывают на связь с движением Солнца. Например, английское West родственно в русском языке не слову восток, а слову вечер (ср. лит. vakaras, лат. vesper, греч. hespera ‘вечер’). Английское слово East связывают с древне-верхне-немецким ostar, древненорвежским austr ‘восток’, которые, в свою очередь, указывают на знакомые нам латинское aurora и греческое eds 'утренняя заря’. В древности стороны света, возможно, осмысливались также как «ветры четырех сторон света». Слово восток (по-древнерусски веток) имеет также значение ‘восточный ветер’, которое сохранилось в диалектах. В индоевропейской традиции все четыре ветра имели собственные названия и даже обожествлялись, например греческие Борей ‘северный ветер’, Зефир ‘западный ветер’, Нот ‘южный ветер’ и Эвр ‘восточный ветер’[2] [3].

Во многих языках абсолютная референция связана со сторонами света и в конечном счете с ориентацией по движению солнца. Однако так происходит не всегда. В определенных культурах распространено использование ориентиров и направлений, не связанных прямо со сторонами света. Так, у древних египтян основная пространственная ось задавалась направлением течения Пила, источника жизни в стране; поэтому, скажем, Евфрат, текущий в противоположном направлении — с севера на юг, древний египтянин называл «перевернутой водой». Пространственный ориентир может задаваться и сохранившимся в коллективной народной памяти направлением миграции. Так, В. Б. Касевич указывает, что протобирманские племена двигались к территории нынешнего проживания, вероятно, из района сегодняшней провинции Ганьсу в Китае, поэтому в бирманском языке слова со значением ‘(в)перед’ и ‘восток’, ‘(на)зад’ и ‘запад’ совпадают.

В удэгейском языке, в котором развита ориентация и референция в первую очередь относительно реки, даже нет слов, обозначающих стороны света: север, юг, запад, восток.

  • [1] См.: WassmannJ., Dasen Р. R. Balinese spatial orientation: some empirical evidence of moderatelinguistic relativity //Journal of the Royal Anthropological Institute. Vol. 4. 1998. P. 689—711.
  • [2] Can language restructure cognition? The case for space / A. Majid, M. Bowerman,S. Kira, D. В. M. Haun, S. C. Levinson //Trends in Cognitive Sciences. Vol. 8.2004. № 3. P. 108— 114.
  • [3] См.: Иванов Вяч. Вс., Гамкрелидзе Т. В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Т. 2.С. 678.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >