Критический рационализм Карла Поппера

Прежде всего следует сказать, что к аналитической философии учение Поппера отнести впрямую нельзя (впрочем, его учение вообще трудно отнести к какому-либо традиционному направлению). Очевидно, по этой причине в литературе эпистемологию Поппера обозначают термином, придуманным специально для нее, - "критический рационализм".

В чем же суть претензий Поппера к эмпиризму? Укажем на два основных пункта - верификацию и индукцию. Как полагает Поппер, верифицировать в принципе можно все что угодно - было бы желание (сколько существует "доказательств" истинности астрологических, теологических, хиромантических и тому подобных высказываний!). А если это так, то верификация - не лучший или, по крайней мере, не единственный методологический ориентир научного исследования.

Что касается индукции, то здесь проблема следующая. Индукция - это обобщение, которое осуществляется путем перехода от единичных ("сингулярных") высказываний к высказываниям общим ("универсальным"). Но такой переход (и логика на этом настаивает) отнюдь не гарантирует истинности выводов. Из того обстоятельства, что мы на протяжении всей жизни видели восходы солнца, совсем не следует, что оно взойдет завтра.

Хотя указанные проблемы не очень друг с другом связаны, Поппер полагает, что решить их можно единым способом. А именно так. Прежде всего нужно четко уяснить в общем-то очевиднейшее: нет и не может быть никакого логического перехода от фактов к теории - факт внелогичен. Логично лишь наше мышление. Поппер полагает, что акт замысла и создания теории не может быть проанализирован средствами логики. Что же, кроме фактов, может быть источником теории? Любой факт как-то интерпретируется и осмысливается. Вот эти интерпретация и осмысление, созданные практически независимо от фактов, вполне пригодны для формулирования теории. То есть теория строится мышлением, черпающим материал в самом себе. Однако в таком случае существует опасность неконтролируемого роста числа вариантов теорий по какому-либо одному набору фактов. Поппер это прекрасно понимает и предлагает оригинальное решение возникшего затруднения. Он полагает, что выдвигать нужно только такие теории, которые заранее предполагают возможность своего опровержения. Научной в таком случае будет теория, отвечающая двум требованиям:

  • 1) она должна быть логически непротиворечивой;
  • 2) она должна быть в состоянии предположить факты, которые, если обнаружатся при дальнейших исследованиях, ее опровергнут, а также указать научно приемлемый способ фиксации этих фактов ("Я признаю некоторую систему научной только в том случае, если имеется возможность опытной ее проверки. Исходя из этих соображений, можно предположить, что не верифицируемость, а фальсифицируемость системы следует рассматривать в качестве критерия демаркации"1).

Вот мы и встретились с одним из фундаментальных терминов попперовского наукоучения - фальсификация. Фальсификацируемость - это способность теории быть опровергнутой. Чем "способная" теория отличается от "неспособной"? Если теория сформулирована так, что она в принципе не может столкнуться с противоречащими ей фактами, то где гарантия, что она хоть что-то говорит о мире? Нетрудно понять, что система высказываний, которая при любых обстоятельствах остается истинной, ничего не исключает из того фрагмента реальности, который описывает, и тогда этот фрагмент наделяется бесконечностью качеств. А бесконечность не может содержать какой-либо конкретной информации, т.е. той самой конкретной информации, "добыча" которой - главная задача науки.

Рассмотрим основные этапы процесса познания. Начинается он, как легко догадаться, не с наблюдения, а с выдвижения догадок, объясняющих мир. На следующем этапе догадки соотносятся с результатами эмпирических исследований. Пока эти результаты более или менее соответствуют догадкам, теорией, построенной на их основе, можно пользоваться на практике. Но вот находятся факты, не соответствующие нашим догадкам и теории, на них построенной. Что тогда? Считаем теорию сфальсифицированной и отказываемся от нее навсегда. А потом все начинается заново - догадки, проверка, фальсификация, и так до конца человеческой истории. Смену теорий можно продемонстрировать с помощью следующей схемы (рис. 2.1).

Процесс смены научных теорий

Рис. 2.1. Процесс смены научных теорий:

Р, - первоначальная проблема; Т,, Т2> Тп - теории, предложенные для решения данной проблемы; ЕЕ - эмпирическая проверка, фальсификация и устранение выдвинутых теорий; Р2 - новая проблема

Метод, который Поппер считает наиболее эффективным, - это метод проб и ошибок: "Для познания мира нет более рациональной процедуры, чем метод проб и ошибок - предположений и опровержений, смелое выдвижение теорий; попытки наилучшим образом показать ошибочность этих теорий и временное их признание, если критика оказывается безуспешной".

В чем достоинства идеи фальсификации, предложенной К. Поппером?

  • 1. Применение идеи фальсификации помогает преодолеть те трудности, которые обычно возникают на пути перехода от эмпирии к теории. Такого перехода, по сути, вообще нет: есть теория, из которой строго логически выведено описание фактов, способных ее опровергнуть.
  • 2. Стремление к фальсификации, если оно закрепится в научном сообществе, может существенно ускорить научный прогресс: чем быстрее происходит смена теорий, тем больше в распоряжении человечества оказывается эффективных способов приспособления к окружающему миру.
  • 3. Фальсификация очень строго отделяет знание научное от знания ненаучного: если теория вообще неопровержима ни при каких обстоятельствах, значит, она ничего не говорит о мире и не может быть принята ни для какого вида применения (таковы "теории" в парапсихологии, экстрасенсорике, спиритизме и пр.).

Наше предельно краткое изложение некоторых положений учения Карла Поппера не дает, разумеется, полного представления обо всем многообразии его идей. К счастью, большинство основных работ этого мыслителя издано на русском языке, и любой желающий (особенно профессиональный ученый) может с ними ознакомиться.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >