Полная версия

Главная arrow Психология arrow Детская психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

18.4. Нормативная ситуация

Для изучения регуляторных и коммуникативных способностей, помимо традиционных способов и средств психической деятельности, вводится еще одна, новая единица анализа – нормативная ситуация. Данная категория, с одной стороны, позволяет задать культурное пространство психического развития ребенка и отслеживать шаги этого развития, а с другой – предметно оформить ту тенденцию интерпретации познавательных способностей, о которой говорил Л. А. Венгер, подчеркивая, что последние не только являются результатом культурно-исторического развития человека, но и позволяют ребенку самостоятельно взаимодействовать с культурой.

Под нормативной ситуацией мы понимаем стандартную ситуацию социокультурного взаимодействия, в которой достаточно точно определены правила социального поведения.

Однако даже такое относительно очевидное понимание нормативной ситуации все же требует известного уточнения. Прежде всего необходимо ввести определение ситуации. Как говорилось ранее, в гештальтпсихологии использовалось понятие проблемной ситуации, которая возникала при появлении у субъекта какой-либо цели. Отсюда следует, что понятие ситуации, видимо, предполагает, во-первых, самого субъекта и, во-вторых, известную избирательность к тем обстоятельствам, в которых этот субъект оказался. Другими словами, можно сказать, что ситуация есть не только набор различных обстоятельств, но еще и отношение между субъектом и этими обстоятельствами. Именно отношение между субъектом и обстоятельствами, выраженное в виде цели субъекта, придаст ситуации известную целостность.

Если взять обстоятельства сами по себе, как некоторые объективные свойства какой-либо точки пространства-времени, к которой можно привязать чисто внешним образом понятие ситуации, то сразу обнаружится принципиальная невозможность такого подхода в силу как полной неопределенности самих свойств, так и их числа. Только благодаря поставленной перед субъектом цели неопределенность снимается, одни свойства и обстоятельства становятся главными, существенными, а другие, наоборот, второстепенными. Таким образом, можно определить ситуацию как сочетание факторов, условий, обстоятельств и т.п., в которых оказался конкретный субъект и относительно которых он определил цель. Тем самым набор факторов, условий и т.п. теряет свою неопределенность и, наоборот, приобретает целостность, единство, что и характеризует ситуацию как специфическое пространство активности субъекта.

Тогда под нормативной ситуацией мы понимаем сочетание факторов, условий и обстоятельств, относительно которых социум предписывает субъекту определенные действия. Здесь необходимо остановиться на двух моментах. Во-первых, видно, что такое определение нормативной ситуации связано с приписыванием нормативно заданных действий не самому субъекту, а объективным условиям, в которые субъект может попасть. Таким образом, нормативная ситуация относительно независима от субъекта. В этом случае система нормативных предписаний может быть отделена от него и выступает как система знаний или культура. Во-вторых, нормативная ситуация, привязывая правила к атрибутам ситуации, все-таки обращает эти правила к субъекту, вынуждая его действовать нормированным способом. Необходимо подчеркнуть, что в нормативной ситуации нельзя быть пассивным. Именно поэтому нормативная ситуация есть пространство активности субъекта. Тем самым пространство активности личности выступает как совокупность типичных ситуаций с набором стандартных, предписанных нормами способов активности, т.е. как культура.

Итак, нормативная ситуация выступает в качестве единицы жизненного пространства ребенка. В соответствии с проделанным анализом всякая нормативная ситуация включает в себя следующие структурные компоненты: материальные свойства (или признаки) ситуации и правила (или предписанные способы действия), т.е. идеальные свойства. Материальные и идеальные свойства нормативной ситуации представляют собой фактически ее внешние и внутренние свойства. Эти свойства можно назвать объективными свойствами ситуации.

Отнесение правил к атрибутам ситуации (т.е. к ее объективным сторонам, как, например, к какой-либо вещи, входящей в ситуацию) раскрывает ее одну чрезвычайно важную особенность. Если посмотреть на нормативную ситуацию и идти не от правила, а, наоборот, от вещи, то для того, чтобы быть культурным человеком, нужно уметь видеть не только вещь саму но себе, но и знать те правила, которые предписаны этой вещи в данной культуре. Таким образом, в культуре как системе нормативных ситуаций всякая вещь теряет свою непосредственность: она становится не только вещью (и не столько вещью), но и предметом человеческой культуры.

Следовательно, всякая вещь в культуре обретает два типа свойств: натуральные и культурные. Культурные (или предметные) свойства вещи и есть предписанные способы действия, фактически характеризующие ее функциональные свойства. Естественно, что они не выводятся из природных свойств вещей. Однако это не означает, что природные свойства не могут быть "проинтерпретированы" именно как свойства, привязанные к конкретным культурным свойствам (или правилам). Таким образом, любая ситуация (любая вещь) в человеческой культуре имеет две группы свойств: внешние (натуральные, видимые) и внутренние (культурные, предметные, невидимые).

Встречаясь с любой вещью, человек так или иначе (адекватно или неадекватно) интерпретирует ее культурные свойства и в зависимости от этой интерпретации обращается с вещью. Значит, главная структурная особенность любой нормативной (а точнее сказать, культурной) ситуации состоит в том, что всякий раз, оказываясь в других зрительно воспринимаемых натуральных обстоятельствах, человек обязан интерпретировать их с точки зрения тех правил, которые привязаны к этим обстоятельствам в культуре. Говоря иначе, в зависимости от наличествующих правил человек как существо культуры должен уметь различать (интерпретировать) сами обстоятельства. Это и означает фактически, что чело век должен постоянно давать ответы на вопросы: что и как в данных внешних обстоятельствах делать можно, а что делать нельзя, т.е. он должен постоянно заниматься рефлексией. Рефлексивность есть главное свойство нормативного (культурного) поведения.

Естественным было бы допустить, что одни и те же внешние обстоятельства (например, какая-либо конкретная вещь) могут быть проинтерпретированы разными субъектами как несущие различные правила (или функции). В этом заключена одна из структурных особенностей нормативной ситуации. Тем самым мы подчеркиваем, что хотя правила и привязаны к вещным свойствам, но связь эта неоднозначная.

Неоднозначность обусловлена тем, что помимо объективных (внешних и внутренних) свойств в структуре нормативной ситуации можно выявить и еще одну группу свойств – субъективных (или смысловых). Эта группа свойств имеет отношение к тому человеку (или группе лиц), которые вводят данную нормативную ситуацию в систему существующих норм. Они несут в себе те цели (смыслы), ради которых нормативная ситуация вводится в культуру.

Смысловая сторона вводимой нормы связана с переживанием ее выполнения. Понятно, что переживание правила не является нормируемой стороной нормативной ситуации, но оно обязательно ей сопутствует. Остановимся подробнее на этом моменте. Переживание есть субъективное явление в том смысле, что оно присуще самому человеку, оказавшемуся в нормативной ситуации. Поведение также присуще самому человеку. Однако нормативная ситуация предписывает не то, как надо переживать, а как надо себя вести, именно потому, что в поведении есть внешний момент, т.е. момент объективности, что и может быть отслежено, зарегистрировано объективно. Само же переживание есть весьма субъективная, скрытая от наблюдателя сторона. Именно поэтому в одной и той же ситуации люди могут переживать (и переживают) по-разному. Если же пытаться нормировать переживания, т.е. заставлять людей в одной и той же ситуации переживать одинаково, то здесь возникает ситуация несоответствия внешних проявлений и внутренней стороны переживания.

В структуре нормативной ситуации можно выделить еще одну группу свойств, которая связана с различиями между ситуациями. Эти свойства отражают новизну ситуации. Под новым понимается продукт, являющийся результатом преобразования старого. Соответственно, всякая нормативная ситуация когда-то выступала в качестве новой, т.е. она была получена преобразованием исходной ситуации. Эта сторона нормативной ситуации, например, характерна для рекламы. Действительно, когда рекламируется товар, а соответственно, и способ его употребления, обычно подчеркивается его новизна. В профессиональных нормах новизна внедряемой нормы является также одним из главных ее достоинств.

Итак, в любой нормативной ситуации выделяем следующие стороны: внешнюю, внутреннюю, объективную, субъективную (смысловую), эмоциональную (переживание), рефлексивную, преобразование. В нормативной ситуации оказываются представлены все отмеченные выше группы способностей: познавательные, регулятивные и коммуникативные.

Действительно, нормативная ситуация предполагает усвоение некоторого стандартного способа действия, который воспроизводится всякий раз, когда ребенок или взрослый попадает в эту ситуацию. За счет этого стандарта достигается известная стабильность социального (культурного) взаимодействия в нормативной ситуации, что прямо влияет на развитие нормативно-стабилизирующих способностей. Однако кроме этого в нормативной ситуации субъекту фактически задаются цели, сам субъект должен постоянно соотносить свое поведение с предписаниями и т.д., что ведет к развитию регуляторных способностей. Присвоение культурного правила в нормативной ситуации ребенком невозможно без общения, взаимодействия со взрослым. Следовательно, нормативная ситуация предполагает развитие коммуникативных способностей у ребенка. Кроме того, как уже было отмечено, проживание нормативной ситуации активизирует развитие способностей к символизации и преобразованию.

Введение в категориальный аппарат понятия нормативной ситуации как единицы анализа детского развития позволяет подойти к постановке и разворачиванию новых направлений исследования. Прежде всего, необходимо отдать отчет о внутренней напряженности нормативной ситуации. Говоря иными словами, важно понять, что нормативная ситуация в культуре вводится в тех внешних обстоятельствах, когда необходимо регулировать активность индивида. Такая необходимость возникает только в том случае, если человек, всякий раз попадая в данные обстоятельства, действует социально неприемлемо. Именно эту нежелательную тенденцию и ограничивает, преобразует, нормирует нормативная ситуация. Естественно предполагать, что эта тенденция идет от субъекта, т.е. натуральна по своей природе. Значит, в нормативной ситуации зафиксированы два противостоящих и в этом смысле напряженных уровня активности: натуральный и культурный. Натуральный уровень активности выступает как инициативное поведение ребенка в заданной нормативной ситуации.

Особенно продуктивным такой подход оказывается в области изучения детской одаренности. Так, в исследованиях Η. Е. Вераксы было показано, что образовательная нормативная система включает три типа нормативных ситуаций: запрещающие, предписывающие (позитивно нормирующие) и поддерживающие инициативу. Причем для одаренных детей последние оказываются чрезвычайно важными. Именно в этих ситуациях может быть реализована их инициатива. Кроме того, сама нормативная образовательная ситуация оказывается источником трудностей. Дело в том, что нормативная ситуация, как отмечалось, характеризуется определенной внешностью. Но она также имеет начало и конец. В этом смысле весь образовательный процесс в дошкольном учреждении может быть представлен как переход от одной нормативной ситуации к другой. Однако большинство педагогов, создавая нормативные ситуации, не только не всегда и не полностью регулируют поведение детей, но и сами не отслеживают создаваемые ими нормативные ситуации, часто наслаивая их друг на друга и разрушая.

Выводы

Таким образом, в результате исследований, проведенных в рамках теории способностей, была выделена следующая структура общих способностей, которая включает познавательные способности (нормативно-стабилизирующие, символические и преобразующие), коммуникативные и регуляторные. Данная теория способностей возникла в результате соединения культурно-исторического и деятельностного подходов. Культурно-исторический подход представлен принципами дискретности, целостности и опосредствования, которые проявляются в рассмотрении способностей как определенной системы, включающей в себя средства и действия, организованные структурно и направленные на решение трех типов задач – познавательных, коммуникативных и регуляторных. Деятельностный подход проявляется в первую очередь в реализации принципа деятельности, поскольку в систему способностей входят не только средства, но и способы оперирования этими средствами, т.е. действия, выступающие как единицы деятельности. Поэтому теория способностей выступает как теория второго порядка, фактически построенная в рамках теории деятельности.

Данная теория не только объясняет особенности тех или иных психических качеств ребенка, но и позволяет организовать целенаправленный процесс их развития. При этом развитие понимается и как саморазвитие, и как внешне обусловленный процесс, поскольку в ходе деятельности, которую выполняет ребенок, он учитывает и собственные возможности, и возможности, предоставляемые взрослым.

Ключевые понятия

Наглядно-действенное мышление – мышление, опирающееся на манипулирование реальными предметами в процессе решения задачи.

Наглядно-образное мышление – мышление, оперирующее образами предметов.

Нормативная ситуация – ситуация стандартного взаимодействия, в которой достаточно четко определены правила поведения.

Познавательные способности – система ориентировочных действий и средств, обеспечивающих анализ ситуаций в ходе познавательной деятельности.

Сенсорное воспитание – процесс направленного освоения системы сенсорных эталонов и действий с ними.

Сенсорные эталоны – средства восприятия, обеспечивающие ребенку отражение культурных свойств различных объектов.

Способности – универсальные действия ориентировки в окружающем мире, осуществляющиеся с помощью специальных средств психической деятельности.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>