Полная версия

Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ СТРОЙ ГОМЕРОВСКОГО ОБЩЕСТВА

Сколь ни патриархальным и самодовлеющим кажется быт феакийского царя Алкиноя, однако и он не обходится без привозных предметов. Феаки пользовались славой знаменитых гостей морей, то же самое относится и к некоторым другим басилеям...

Наступало время, когда продукты собственных полей, стад, садов и огородов уже переставали удовлетворять богатых басилеев. Собственное хозяйство и собственный быт становились узкими, и потому приходилось восполнять пробелы предметами, привезенными из других стран. Греческая аристократия охотно приобретала привлекавшие ее внимание дорогие предметы восточной роскоши, природы и искусства восточных мастеров от финикийцев, игравших после упадка эгейских обществ роль торговых посредников между Востоком и Западом. Обычным эпитетом для финикийских купцов в эпосе служат такие слова, как коварный обманщик, злой купец, плут и т. п.

На этом, однако, дело не остановилось. Отважные и предприимчивые басилеи совершали далекие поездки, знакомились с жизнью других басилеев и народов, привозили им подарки (вина, оружие, рабынь и т. д.) и в обмен на них сами получали таковые.

«Встарь богоравный Эней угощал в своих царских чертогах.

На двадцать дней удержав беспорочного Беллерофонта.

Оба друг другу они знаменитые дали гостинцы:

Пояс Эней подарил, разукрашенный пурпуром ярким.

Беллерофоит подарил двусторонний из золота кубок...»[1] [2]

Своими путешествиями особенно прославился брат Агамемнона Менелай, великим умом одаренный. Менелай побывал во многих странах, в том числе и в Египте.

«Там Менелай, собирая сокровищ и золота много, Странствовал между народов иного языка»2.

Меновой единицей служил скот, в особенности быки. Наряду с быками употреблялись и другие ценности, например, определенного веса куски бронзы и железа, топоры, треножники и золотые таланты. Мерой длины служил локоть (плетр), емкости— хойникс, равнявшийся ежедневному рациону зерна, необходимому для взрослого человека.

Некоторые из басилеев уже начинали терять интерес к сельскому хозяйству, военной и жреческой деятельности и превращались в профессиональных купцов и предпринимателей. Таковым, например, был Эней, сын Язона, упоминаемый в «Одиссее».

«Тою порою пристало к ним много судов из Лемноса,

Черным вином нагруженных. Прислал их Эней, сын Язона,

Тот, кто рожден Гипсилой от пастыря войска Язона.

Детям Атрея, басилею Агамемнону и Менелаю,

Чистого тысячу мер подарил он вина дорогого,

Л остальное вино пышнокудрыо дети ахейцев

Все покупали, платя кто железом, кто яркою медью,

Кто же бычачьими шкурами, кто и самими быками Или рабами—людьми...»[3]

Хорошо известны торговые спекуляции и самому хитроумному Одиссею. Рассказывая в одном месте свою вымышленную бногра-

К о раб ль Одиссея. Деталь греческой амфоры. Британский .музей. Одиссей, привязанный к мачте корабля, избегает опасности быть вовлеченным

песней сирен.

фию, Одиссей выдает себя за сына богатого критского купца, родившегося от рабыни, но «сильно почтенного в семействе».

«Смелый в бою, полевого труда не любил я, ни тихой Жизни домашней, где милым мы детям даем воспитанье; Островесельные мне корабли привлекательней были»...

«Целый месяц провел я с детьми и с женою в семейном Доме, великим богатством моим веселясь; напоследок Сильно в Египет меня устремило желание; выбрав Смелых товарищей, я корабли изготовил; их девять Там мы оснастили новых...» [4]

По прибытии в Египет спутники Одиссея бросились грабить плодоносные поля жителей Египта, захватывая в плен их жен и детей. Правда, на этот раз расчеты купцов-пиратов не оправдались. Поехав за добычей п рабами, спутники критского купца попали в рабство.

В результате торговлп, которая не отделилась еще от пиратства, росли богатства басилеев, разлагались натуральное хозяйство и патриархальный быт.

Сопоставляя «Илиаду» и «Одиссею», можно видеть, как менялся и самый тип басилея. Герои «Илиады»—Ахилл и Гектор— выступают в эпосе как военные вожди-богатыри, отличающиеся физической силой, ловкостью и вместе с тем жестокостью. Ахилл сравнивается с быстрошумящим, несущимся с гор потоком, разрушающим все встречающееся на его пути. В своей силе и ловкости Ахилл подобен орлу, сильнейшему и быстрейшему из всех птиц, черноперому ловцу поднебесному. Вооруженный тяжелым мечом, в сверкающем шлеме, Ахилл кажется грозным и страшным, как распылавшийся огонь или восходящее солнце.

Не менее дик, свиреп и жесток и троянский герой Гектор, сын царя Приама. Гектор первым врывается в ахейскую рать, первым влезает на ворота, пробивая толщу ахейских воинов, и обращает их в бегство.

Совершенно другая картина в «Одиссее». Главным героем «Одиссеи» является хитроумный и многоопытный Одиссей, одинаково искусный как в войне, так в сельском хозяйстве и торговле.

Басилеи и знатные составляли верхний, тонкий слой гомеровского общества. Большую же часть населения представлял «демос», народ, состоящий из средних и мелких землевладельцев, ремесленников и рабов. Товарно-денежное хозяйство порождало земельную мобилизацию, скопление земель в руках аристократии. Участки средних и мелких землевладельцев, клеры, переходили в руки аристократии, а их владельцы обе земеливались и беднели. Однородная масса демоса рассл.явалась, и земельная община разлагалась. Одна часть демоса превращалась в средних и мелких землевладельцев, другая разорялась, а третья становилась ремесленниками и купцами.

Свободные землевладельцы довольно часто упоминаются в эпосе. Они чрезвычайно привязаны к своим клерам, заботятся об их орошении, устраивают ирригации, унаваживают их и обрабатывают землю силами собственной семьи с помощью немногих рабов. К такому типу людей принадлежал, например, «почтенный старец» Лаэрт, отец Одиссея.

«...он, говорят, уж не ходит Более в город, но в поле далеко живет, удрученный Горем, с старушкой служанкой, которая, старца покоя,

Пищей его подкрепляет, когда устает он, влачася По полю взад и вперед посреди своего винограда» К

Часть свободного населения, обремененная военными походами и поборами, беднела, разорялась и попадала в разряд фетое.

Фетами в гомеровской Греции назывались бедные люди, потерявшие связь с родом. Феты не шмели собственных очагов, не [5]

принадлежали к роду и фратрии и вследствие этого были совершенно беззащитны. В разряд фетов попадали обедневшие члены рода, покинувшие род или изгнанные из него, потомки покоренного населения, чужестранцы и т. д.

На ухудшение социально-экономического положения свободного населения указывало между прочим развитие нищенства, очень распространённого в эпоху «Одиссеи)', отображающей быт более позднего, чем «Илиада», периода. Изможденные, оборванные, с палкой в руках и с сумой за плечами нищие бродили по селам и городам, от одного лома к другому, прося подаяния. Нищие не имели своего угла. Летом они жили и ночевали под открытым небом, зимой же ютились в «медном доме» (кузнице), служившем одновременно постоялым двором и клубом для простого народа.

«Ты, очевидно, совсем рассудок потерял, бродяга. Итти на ночлег в кузницу или на постоялый двор ты не хочешь, а тебе больше правится вот тут громко и дерзко болтать при большом народе».

Часть фетов опустилась до положения бродяг, ютившихся в кузницах или проживавших под открытым небом. Другая же часть становилась поденщиками, работавшими в ойкосах басилеев п получавших плату натурой.

«Странник, ты, верно, поденщиком будешь согласен наняться В службу мою, чтоб работать за плату хорошую в иоле,

Рвать для забора терновник, деревья сажать молодые;

Круглый бы год получал от меня ты обильную пищу,

Всякое нужное платье, для ног надлежащую обувь»[6].

Как видим из другого места «Одиссеи», положение поденщиков в гомеровской Греции считалось очень низким, почти безвыходным. На эту работу люди шли уже в самом крайнем случае. Только смерть считалась хуже наемной работы.

«Лучше б хотел я живой, как поденщик работая в поле,

Службой у бедного пахаря хлеб добывать свой насущный,

Нежели здесь над бездушными мертвыми царствовать мертвый» [7],

говорит в царстве теней умерший Ахилл Одиссею,

Вызванная экономическим ростом Греции социальная диферен- цнация создавала условия, благоприятные для развития ремесла, отделявшегося от сельского хозяйства. Раньше всего отделилось от сельского хозяйства кузнечное дело—«старинная металлургия»: изготовление металлического оружия, панцирей, железных мечей, копий, наконечников к ним, стрел, боевых колесниц и т. п.—все это требовало опыта и искусства.

В XVIII песне «Илиады» описана оружейная мастерская бога Гефеста, в которой изготовлен знаменитый ахиллов щит. Пылающие горны раздуваются мехами, позволяющими божественному кузнецу ковать то с большей, то с меньшей силой. В горнах обрабатывается медь, олово, серебро, золото и железо. В отношении употребления железа гомеровская эпоха представляет прогресс по сравнению с эгейской, не знавшей железа. В различных частях «Илиады» и «Одиссеи» железо играет неодинаковую роль. Иногда оно выступает в качестве дорогого «благородного» маталла, а иногда из него приготовляют домашние орудия.

Орзгдиями работы, кроме кузнечных мехов, служили тяжелый молот и клещи. В оружейной мастерской изготовлялись щиты, панцыри, шлемы, латы и доспехи, т. е. полное вооружение греческого воина.

Иногда ремесленников приглашали на дом, куда они приходили со своими инструментами и работали из материала заказчика.

«Приглашает ли кто человека чужого В дом свой без нужды? Лишь тех приглашают, кто нужен на дело;

Или гадателей, или врачей, или искусииков-зодчих,

Или певцов, утешающих душу божественным словом...»1 «Затем явился златоискуснин [золотых дел мастер],

Нужный для ковки металлов принесший снаряд: наковальню,

Молот, клещи драгоценной отделки и все, чем обычно Дело свое совершал он...»[8] [9]

Из ремесленников (демиургов) Гомер упоминает: кузнецов, плотников, кожевников, горшечников, ткачей, золотых и серебряных дел мастеров (золотоискусников) и многих других. К демиургам же причислялись певцы, лекаря, глашатаи и прорицатели.

Строгого разделения труда и специализации профессий в гомеровском обществе все же еще не существовало. Плотник мог поочередно выступать в роли столяра и судостроителя, а также и изготовителя повозок и мебели. Кожевник изготовлял кожаные одежды, щиты и мячи для игры. Кузнец делал из бронзы копья, железные инструменты и выполнял некоторые ювелирные работы и т. д.

  • [1] 1 Илиада, VI, 216—220.
  • [2] Одиссея, III, 301—302.
  • [3] 2 Илиада, VII, 4G8—475.
  • [4] Одиссея, XIV, 222—224; 244—240.
  • [5] Одиссея, I, 185—189.
  • [6] 2 Одиссея, XVIII, 327—329, 357—361.
  • [7] Там же, XI, 489—491.
  • [8] Одиссея, XVII, 382—385.
  • [9] Там же, III, 432—435.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>