Полная версия

Главная arrow Психология arrow Детская психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

12.3. Развитие детского рисунка

Нельзя не упомянуть, что Ж. Пиаже специально рассматривал развитие детского рисунка как одно из направлений интеллектуального развития. Он полагал, что детский рисунок является формой символического отражения реальности ребенком. В развитии рисунка Ж. Пиаже выделял несколько стадий. Первую стадию (продолжающуюся от года до двух лет) можно называть доизобразителъной (или стадией каракуль), когда ребенок фактически еще ничего не изображает, а просто оставляет следы, выполняя предметные действия. К концу этой стадии ребенок начинает зрительно контролировать процесс рисования. Затем ребенок случайно узнает в каракулях знакомые ему объекты, т.е. придает своему рисунку символическое значение.

На второй стадии (от двух с половиной – трех лет до пятишести лет) ребенок переходит к имитирующему рисунку. Теперь дошкольник хочет изобразить какой-либо конкретный предмет. Сначала появляются рисунки, насыщенные кругами (напоминающими человеческое лицо), затем – прямые линии, другие геометрические формы (отражающие объекты вокруг ребенка). В рисунке разворачиваются динамические отношения ("он скачет, а она идет"). Хотя рисунок по технике еще также несовершенен, он обладает совсем другим смыслом для художника. Эта стадия развития завершается примерно в пять-шесть лет, когда ребенок переходит к так называемым "правдоподобным изображениям". Этот период характеризуется "интеллектуальным реализмом": изображаются основные признаки модели, но не учитывается визуальная перспектива. Например, лицо, видимое в профиль, будет иметь второй глаз, потому что человек имеет два глаза, или всадник в дополнение к его видимой ноге будет иметь ногу, проглядываемую через лошадь. Аналогично можно увидеть картофель в земле, где он находится, или еду в желудке человека. Кроме того, на данной стадии изображения носят непропорциональный характер (например, машина может быть нарисована выше дома и т.д.).

Если на предшествующей стадии ребенок в большей степени старался изобразить то, что он знает об объекте, то в восемь-девять лет изображение приобретает бо́льшую реалистичность и пластичность. Происходит переход к "визуальному (зрительному) реализму". Теперь изображается только то, что видно наблюдателю с одной перспективы. Профиль теперь имеет один глаз, как видно со стороны, и скрытые части объекта теперь не представляются. Также объекты на заднем плане изображаются меньшими по размеру (как бы уходящими к линии горизонта) по отношению к объектам на переднем плане. Объекты на рисунке организованы в соответствии с общим планом (оси координат) и с геометрическими пропорциями. Однако подобные изменения сопровождаются наличием контурности изображения (отсутствием передачи светотени).

Если с позиции Ж. Пиаже детский рисунок несовершенен, поскольку подчинен несовершенной логике, то в рамках гештальт-теории детский рисунок, как и рисунок зрелого художника, имеет в своей основе четкую структуру, а значит, может анализироваться наравне с ним. По мнению американского психолога Р. Арнхейма, рисунок ребенка должен оцениваться не по степени соответствия "принципу реализма", а по тому, насколько в нем выражена логика разворачивания репрезентации.

Карлу Густаву Юнгу принадлежит открытие того обстоятельства, что образы, возникающие в сознании людей, находящихся на самых разных континентах, одинаковы. Увлеченная этим открытием работник детского сада в Сан-Франциско Р. Келлог в течение нескольких десятилетий собрала более 200 тысяч детских рисунков из 14 стран мира и убедилась в правомерности суждений швейцарского психиатра. Анализ рисунков позволил ей с уверенностью утверждать наличие достаточно высокого уровня визуального развития у детей уже в возрасте двух лет. Интересна в связи с этим одна из гипотез такой общности. Как мы уже указывали, Р. Арнхейм считал, что развитие рисунка имеет в своей основе биологические причины. Когда М. Кнолл познакомился с коллекцией рисунков детей, собранных Р. Келлог, он был удивлен тем обстоятельством, что паттерны картин детей до трех лет соответствуют структуре фосфенов, наблюдаемых взрослыми людьми.

Современные исследования показывают, что при соответствующей инструкции дошкольники существенно улучшают свои изображения. Так, схематичность изображения, интерпретируемая в логике Ж. Пиаже как признак несовершенства интеллекта ребенка, истолковывается как попытка дошкольника изобразить существенное. Поэтому детские рисунки можно рассматривать как результат предпочтений в изображении детьми собственного знания особым образом, а также технического несовершенства выполнения задуманного (следует указать на недостаточную произвольность дошкольников, которая выражается в нехватке места для "несущественных" деталей). Необходимо заметить, что детализированность и реалистичность изображений, которая присутствует у умственно отсталых дошкольников, достигающих высот в рисовании, не всегда может свидетельствовать об общем высоком уровне интеллектуального развития.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>