РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПСИХОЛОГИИ КОРРУПЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ ГОССЛУЖАЩИХ

Профессиональная деформация государственных служащих как источник коррупционного поведения

Проблема искоренения коррупции сейчас усложняется существенным нарушением социально-экономического и морально-этического состояния общества, которое способствует возникновению условий постоянного повышения психоэмоциональной напряженности и профессиональной деформации практически всех причастных к этому делу. Проявления профессиональной деформации характеризуются негативными изменениями личности, ее профессионально необходимых качеств и отражаются на профессиональной направленности и профессиональном мышлении госслужащего. Профессиональная деформация является наиболее опасным «изменением личности» государственного служащего, ибо приводит к правовому нигилизму и умышленному нарушению требований закона. Причем речь идет о нарушении не только отдельных положений, но и определяющих требований действующего законодательства[1]. Определить такую деформацию можно как проявление правового нигилизма и противоправных приемов осуществления служебных действий и оценки их результатов, а также упрощение профессиональных стереотипов и ослабление морально-волевой надежности госслужащего. Главной причиной проявлений правового нигилизма и противоправных действий является безнаказанность нарушений и недостаточный общественный контроль за применением госслужащими властных полномочий. С накоплением профессионального опыта государственные служащие все лучше ориентируются в том, какие нормативные акты можно нарушать без особого риска для себя.

Одним из признаков профессиональной деформации является психологическая неустойчивость. Она проявляется в неспособности противостоять негативным влияниям в процессе профессиональной деятельности.

Профессиональная деформация заключается не в первичном отсутствии качества, профессиональной необученности, а в их трансформации или атрофии. Отсутствие необходимого качества или недостаточная профессиональная подготовка могут быть только благоприятной «почвой» для возникновения профессиональной деформации.

Все это позволяет государственному служащему сохранять уверенность в правильности своих действий и ошибки рассматривать как неизбежные, вызванные внешними обстоятельствами, а поэтому безопасные. К типичным приемам самооправдания можно отнести ссылки на несовершенство закона и формальность его требований; на предубежденность и необъективность окружения; ссылки на объективные обстоятельства и трудности — перегрузка, дефицит времени; пояснение незаконных решений интересами государства, указаниями руководства, сложностью выполнения своих обязанностей и др. Тотальное самооправдание при любых обстоятельствах — это главный признак профессиональной деформации госслужащих[2].

Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что взятка — это только один из признаков профессиональной деформации госслужащего. Поэтому нужен более квалифицированный и системный подход к борьбе с коррупцией, предусматривающий устранение причин и условий, которые обусловливают профессиональные отклонения, — прежде всего в такой социальной группе, как государственные служащие.

Результаты многих исследований профессиональной деятельности государственных служащих свидетельствуют о недостаточной психологической подготовленности многих специалистов к решению встающих перед ними задач. Огромные нагрузки не всегда, к сожалению, проходят бесследно. Далеко не каждый специалист способен их выдержать, не приобретя при этом определенные личностные изменения, которые принято называть профессиональной деформацией.

Цель эмпирического исследования — выявление индивидуальнопсихологических характеристик, способствующих профессиональной деформации госслужащих и являющихся источниками коррупционного поведения.

Объект: сотрудники отдела милиции № 73 г. Санкт-Петербурга, а также сотрудники аппарата правительства Ленинградской области.

Предмет: индивидуально-психологические характеристики антикоррупционной устойчивости, показатели профессиональной деформации личности и склонность к коррупции государственных служащих.

Гипотеза: существует взаимосвязь между характеристиками индивидуально-психологической антикоррупционной устойчивости и профессиональной деформацией личности, обусловливающими склонности к коррупции государственных служащих.

Деформация личности — это изменения, нарушающие ее целостность, снижающие уровень адаптации и эффективность профессионального функционирования. Освоение профессии неизбежно сопровождается изменениями в структуре личности, когда, с одной стороны, происходит усиление и интенсивное развитие качеств, которые способствуют успешному осуществлению деятельности, а с другой — изменение, подавление или даже разрушение структур, не участвующих в этом процессе. Если эти профессиональные изменения нарушают целостность личности, снижают ее адаптивность и устойчивость, то их следует рассматривать как профессиональные деформации.

Профессиональная деформация — явление, объективно сопутствующее развитию человека в его профессиональной деятельности, если он повседневно не работает над собой1.

Профессиональная деформация личности может проявляться в трех видах:

  • 1. Собственная профессиональная деформация, когда под воздействием постоянных эмоциональных и нервных нагрузок на психику человек подсознательно стремится отгородиться от них и избежать их, автоматически включающаяся психологическая защита от разного рода потрясений в определенной степени деформирует личность.
  • 2. Приобретенная профессиональная деформация, когда специалист в процессе своей профессиональной деятельности, направленной на преодоление отдельных проявлений отклоняющегося поведения (как душевного, так и физического), «набирается» негативного опыта у своего подопечного.
  • 3. Выработанная профессиональная деформация, когда приобретенная профессиональная деформация под воздействием продолжающейся профессиональной деятельности и специфических особенностей личности специалиста трансформируется в иную форму, существенно отличную от приобретенной[3] [4].

Профессиональная деформация личностных особенностей может возникнуть вследствие чрезмерного развития одной черты, необходимой для успешного выполнения профессиональных обязанностей и распространившей свое влияние на «непрофессиональную» сферу жизни субъекта[5].

Деформация одних личностных особенностей может компенсироваться развитием других. Так, у работников исправительно-трудовых учреждений под влиянием профессии формируются такие специфические личностные особенности, как ригидность поведения и познавательной сферы, сужение круга интересов и общения. Деформация указанных характеристик сопровождается высоким уровнем выраженности таких личностных черт, как аккуратность, пунктуальность, добросовестность. Кроме того, различные психологические структуры в разной степени подвержены деформации[6].

Все многообразие факторов, вызывающих профессиональные деформации, можно разделить на три группы:

  • 1) объективные, связанные с социально-профессиональной средой: социально-экономической ситуацией, имиджем и характером профессии, профессионально-пространственной средой;
  • 2) субъективные, обусловленные особенностями личности и характером профессиональных взаимоотношений;
  • 3) объективно-субъективные, порождаемые системой и организацией профессионального процесса, качеством управления, профессионализмом руководителей.

Однако это деление причин на объективные и субъективные относительно, так как они переходят друг в друга.

Профессиональная деформация личности может отличаться по степени проявления:

  • 1. Первичная профессиональная деформация проявляется в первые годы (и даже первые дни, недели), когда происходит профессиональная адаптация личности, обусловленная спецификой данного типа профессии. Вхождение в профессию не так сильно деформирует личность будущего специалиста, как установление взаимоотношений между специалистом и его подопечными, поскольку именно от качества этих взаимоотношений будет зависеть в целом степень профессиональной деформации личности специалиста. Так, если речь идет об одаренных детях, то воспитатель или учитель будет иметь некоторую профессиональную деформацию в сторону одаренности. А если речь идет о преступниках, с которыми постоянно общаются представители правоохранительных органов, то со временем у служителей порядка в будущем также могут возникнуть проблемы с законами, что будет результатом профессиональной деформации их личности.
  • 2. Частичная профессиональная деформация проявляется периодами практически у всех представителей данного типа профессии. Характерной чертой данного вида профессиональной деформации является то, что эта деформация как появляется, так и исчезает бесследно. В большей мере она зависит от эмоционального состояния личности: если человек подавлен и обременен проблемами профессиональной деятельности, то профессиональная деформация проявляется в его безразличии, если же, наоборот, человек испытывает подъем и его профессиональная деятельность успешна, то профессиональная деформация может проявляться в бесшабашности и повышенном настроении.
  • 3. Полная профессиональная деформация, которая проявляется стабильно с каждодневным усилением негативных последствий. Это наиболее сложная форма деформации, результатом которой может выступить профессиональное преступление1.

К психологическим детерминантам профессиональных деформаций относятся разные формы психологической защиты. Многие виды профессиональной деятельности характеризуются большой неопределенностью, вызывающей психическую напряженность, часто сопровождаются отрицательными эмоциями, деструкциями ожиданий. В этих случаях вступают в действие защитные механизмы психики. Из огромного многообразия видов психологической защиты на образование профессиональных деструкций влияют отрицание, рационализация, вытеснение, проекция, идентификация, отчуждение[4] [8].

Развитию профессиональных деформаций способствует эмоциональная напряженность профессионального труда. Часто повторяющиеся отрицательные эмоциональные состояния с ростом стажа работы снижают фрустрационную толерантность специалиста, что может привести к развитию профессиональной деструкции.

Таким образом, основные детерминанты профессиональных деструкций специалиста — стереотипы мышления и деятельности, социальные стереотипы поведения, отдельные формы психологической защиты: рационализация, проекция, отчуждение, замещение, идентификация. Образование деструкции инициируется профессиональной стагнацией специалиста, а также акцентуацией черт характера.

Но главным фактором, ключевой детерминантой развития деструкции является сама профессиональная деятельность. Каждая профессия имеет свой набор профессиональных деформаций.

Многоплановость проявления негативных факторов в профессиональной деятельности обусловливает нарушения норм нравственности и правонарушения, связанные с использованием властных полномочий в личных интересах или интересах отдельных групп. Совокупность отклонений негативного характера предстает как искажение характера и результатов профессиональной деятельности, поведения их на службе и во внеслужебных отношениях. Этические отклонения и правонарушения, связанные с исполнением профессиональных обязанностей, образующие коррупционные действия, самым непосредственным образом связаны с нравственно-профессиональной деформацией в структуре личности государственного служащего1.

Бюрократизация управления, наличие властных полномочий создают объективные предпосылки для явлений коррупции в сфере государственной службы. Концентрация власти в сфере охраны общественного порядка, обезличенность при принятии конкретных решений, множественность контролирующих инстанций, их многослой- ность во многом предопределяют нарушения законности в действиях сотрудников органов внутренних дел.

Помимо внешних факторов, проявляющихся на уровне общественного бытия и форм общественного сознания в целом, значительную роль в нравственно-профессиональной деформации сознания личности играют нормы и ценности, характерные для трудовых отношений. Нравственная составляющая социальной практики образует основание предметно-преобразующей деятельности человека. В трудовом коллективе каждый индивид вовлечен в доминирующие нравственные и профессиональные отношения[9] [10].

По данным многих исследователей, каждое третье должностное преступление в милиции совершается под влиянием сослуживцев и непосредственных руководителей[11].

Самые серьезные правонарушения, связанные с коррупцией, обычно совершают более зрелые сотрудники. Сотрудники начальствующего состава обладают значительным объемом полномочий, определенным опытом работы, знанием законодательства, что позволяет коррупционерам осуществлять свою противоправную деятельность на высоком интеллектуальном уровне и довольно длительный период времени.

Однако коррупция, правда более «мелкого» уровня, сильнее всего заметна в рядах молодых сотрудников. В научной литературе принято считать, что в большей степени элементы профессиональной деформации проявляются у сотрудников в течение первых 5 лет службы. Согласно исследованию А. А. Молчанова, правонарушения, совершенные сотрудниками милиции, имеющими стаж работы свыше 5 лет, составляют половину от общего количества правонарушений в органах внутренних дел[12].

Масштабная коррупция рядового состава является наиболее распространенной в системе органов внутренних дел России и поэтому очень опасна. Достаточно высокий уровень коррумпированности рядовых сотрудников органов внутренних дел формирует у населения устойчиво негативное восприятие государственных институтов и разрушает веру в справедливость, закон и порядок.

В. С. Медведев понимает профессиональную деформацию как комплекс своеобразных, взаимосвязанных изменений как отдельных качеств, так и личности в целом, которые возникают вследствие исполнения правоохранительной деятельности; при этом на личностном уровне профессиональная деформация представляет собой отклонение от определенного социального ориентира, профессионального требования. При этом наблюдаются различия в интенсивности влияния специфики деятельности на развитие профессиональной деформации в разных службах. В частности, наиболее интенсивное влияние выявляется в уголовном розыске, средняя степень интенсивности — в патрульно-постовой службе и следствии, а низкая степень интенсивности — в паспортной и кадровой службах1.

Исследователи данного феномена отмечают, что общая вероятность возникновения профессиональной деформации у сотрудников ОВД выглядит следующим образом: до 5 лет службы — незначительная, маловероятная, здесь наиболее распространен начальный уровень деформации; 6—10 лет — вероятность преимущественно средняя, начальный и средний уровни распространены одинаково; 11—15 лет — вероятность деформации высокая, очень высокая, возникает глубинный уровень; свыше 15 лет — деформация практически неизбежна[13] [14].

Опасность профессиональной деформации в том, что даже малая ее степень серьезно влияет на эффективность профессиональной деятельности, деловые и личностные качества сотрудников ОВД.

Сущность наиболее значимых изменений при профессиональной деформации заключается в следующем.

Во-первых, это гипертрофия профессионально важных качеств, их трансформация в противоположные: бдительность превращается в подозрительность, уверенность — в самоуверенность, требовательность — в придирчивость, пунктуальность — в педантизм и т. д.

Во-вторых, актуализация и развитие социально-негативных черт (например, таких как жестокость, мстительность, цинизм, вседозволенность, профессиональная корпоративность).

В-третьих, угнетение и дальнейшая атрофия качеств, которые субъективно оцениваются как второстепенные, затрагивают профессиональную самооценку, мотивацию, перцептивные средства общения. Некоторые характеристики приобретают искаженную форму. В наибольшей мере это касается такой важной сферы правосознания, как ценностные представления о целях, методах и приемах профессиональной деятельности.

В-четвертых, несоразмерное, дисгармоническое, а в дальнейшем — искаженное соотношение и взаимодействие отдельных качеств, их групп. Таких, в частности, как гибкости и шаблонности профессионального мышления, объективности и тенденциозности восприятия и понимания других людей, служебных и внеслужебных интересов, органических и культурно-эстетических потребностей. Главным принципом здесь становится не объединение и стимулирование развития личности под общим вектором, а подчинение, угнетение одного за счет абсолютизации другого1.

В последние годы прочно укоренилось мнение, что в направлении повышения эффективности деятельности сотрудников ОВД и профилактике профессиональной деформации их личности важную роль играют лишь экономические факторы, имея в виду, прежде всего, повышение денежного довольствия сотрудников. Это необходимый фактор, но одного его недостаточно. Простое увеличение денежного довольствия, например в 2—3 раза, приведет к повышению эффективности работы на 3—4 месяца, а затем она опять снизится[15] [13].

Все эти соображения были положены в основу собственного исследования автора.

Исследование проводилось с марта 2005 года по сентябрь 2012 года. Первая выборка была составлена из сотрудников милиции в количестве 100 человек. Сотрудники, принимавшие участие в исследовании, распределились на две группы по стажу работы в данной сфере деятельности: 57 человек со стажем работы более 5 лет и 43 сотрудника со стажем работы менее 5 лет. В исследовании участие принимали только мужчины.

В исследовании было использовано шесть методик:

• Тест «Исследование уровня субьективного контроля» (Е. Ф. Бажин,

A. М. Эткинд с соавторами).

  • • Опросник «Оценка профессиональной дезадаптации» О. Н. Родиной.
  • • Методика «Диагностика уровня эмоционального выгорания»

B. В. Бойко.

  • • Опросник «Самоотношения» В. В. Столина.
  • • Шкала оценки уровня реактивной и личностной тревожности

Ч. Д. Спилбергера.

• Тест смысло-жизненных ориентаций Д. А. Леонтьева.

Результаты исследования, полученные по методике «Оценка профессиональной дезадаптации» О. Н. Родиной (см. табл. 8).

Средние значения показателей по методике 0. Н. Родиной «Оценка профессиональной

дезадаптации»

Наименование признака

Группа со стажем более 5 лет

Группа со стажем менее 5 лет

t-критерий (р ^ 0,05)

Сред-

нее

значение

Стандартное

отклонение

Сред-

нее

значение

Стандартное

отклонение

Эмоциональные сдвиги

3,40

2,75

0,60

2,44

0,01*

Особенности отдельных психических процессов

0,60

0,69

0,50

0,60

0,72

Снижение общей активности

2,80

2,09

0,60

1,89

0,01*

Ощущение усталости

3,10

2,33

0,70

2,14

0,01*

Соматовегетативные

нарушения

4,00

3,12

1,20

2,90

0,03*

Нарушение цикла «сон — бодрствование»

5,70

3,52

1,40

3,36

0,00*

Особенности социального взаимодействия

5,10

2,84

1,20

2,97

0,00*

Снижение мотивации к деятельности

3,90

2,42

1,20

2,35

0,01*

Примечание: выделены достоверно различающиеся параметры между группами * — р < 0,05.

Согласно полученным данным, представленным в таблице 8, можно сделать выводы, что у сотрудников со стажем работы более 5 лет более выражена дезадаптация, чем у сотрудников со стажем работы менее 5 лет. Это выражается в эмоциональных сдвигах, которые могут проявляться в перепадах настроения; также снижение общей активности, ощущение усталости, снижение мотивации к деятельности, нарушение цикла «сна-бодрствования», особенностях социального взаимодействия. Такие изменения могут возникнуть вследствие кратковременных и сильных воздействий среды на человека или под влиянием менее интенсивных, но продолжительных воздействий.

Полученные данные в результате использования методики

В. В. Бойко «Диагностика эмоционального выгорания» представлены в табл. 9.

Средние значения показателей по методике В. В. Бойко «Диагностика эмоционального выгорания»

Наименование признака

Группа со стажем более 5 лет

Группа со стажем менее 5 лет

Т-критерий (р < 0,05)

Сред-

нее

значение

Стандартное

отклонение

Сред-

нее

значение

Стандартное

отклонение

Переживание психотравмирующих обстоятельств

2,60

2,45

0,40

2,11

0,02*

Неудовлетворенность

собой

1,60

1,26

0,40

1,16

0,02*

«Загнанность в клетку»

2,40

2,11

0,50

1,79

0,01*

Тревожность и депрессивность

1,50

1,08

1,00

1,06

0,31

Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование

3,30

1,88

2,10

1,62

0,10

Эмоциональнонравственная дезорганизация

3,00

1,49

2,10

1,31

0,13

Расширение сферы экономии эмоций

2,50

2,27

0,70

1,84

0,02*

Редукция профессиональных обязанностей

3,40

1,95

2,00

1,86

0,09

Эмоциональный дефицит

2,70

2,49

1,20

2,08

0,11

Эмоциональная отстраненность

4,10

1,52

2,20

1,49

0,00*

Личностная отстраненность

1,40

0,96

0,30

0,93

0,00*

Психосоматические и психовегетативные нарушения

1,30

1,25

0,40

1,13

0,08

Примечание: выделены достоверно различающиеся параметры между группами * — р < 0,05.

В результате исследования (табл. 9.) были выявлены достоверные различия между показателями, где средние значения первой группы — сотрудников милиции со стажем более 5 лет, статистически достоверно превышают средние значения второй группы — сотрудников милиции со стажем менее 5 лет, по следующим признакам: переживание психотравмирующих обстоятельств, неудовлетворенность собой, «загнанность в клетку», расширение сферы экономии эмоций, эмоциональная отстраненность, личностная отстраненность.

По полученным данным, представленным в таблицах, можно сделать выводы, что у сотрудников со стажем работы более 5 лет более выражено эмоциональное выгорание, чем у сотрудников со стажем работы менее 5 лет. Это проявляется в выраженной тревожности; напряжении; усиливающимся осознанием психотравмирующих факторов профессиональной деятельности, которые трудно или вовсе не устранимы; раздражительности, отчаянии и негодовании. В результате неудач или неспособности повлиять на психотравмирующие обстоятельства человек обычно испытывает недовольство собой, избранной профессией, занимаемой должностью, конкретными обязанностями. Действует механизм «эмоционального переноса» — энергетика направляется не только и не столько вовне, сколько на себя. По крайней мере, возникает замкнутый энергетический контур «Я и обстоятельства», впечатления от внешних факторов деятельности постоянно травмируют личность и побуждают ее вновь и вновь переживать психотравмирую- шие элементы профессиональной деятельности.

В этой схеме особое значение имеют известные нам внутренние факторы, способствующие появлению эмоционального выгорания: интенсивная интериоризация обязанностей, роли, обстоятельства деятельности, повышенная совестливость и чувство ответственности. На начальных этапах «выгорания» они нагнетают напряжение, а на последующих провоцируют психологическую защиту.

Полученные данные в результате использования тест-опросника

В. В. Столина «Самоотношения» представлены на рис. 6.

Шкалы признаков с достоверными различиями по средним показателям по тест-опроснику В. В. Столина «Самоотношения»

Рис. 6. Шкалы признаков с достоверными различиями по средним показателям по тест-опроснику В. В. Столина «Самоотношения»

Из приведенного графика видно, что у группы сотрудников со стажем менее 5 лет уровень аутосимпатии выше, чем у сотрудников со стажем более 5 лет, это говорит о том, что сотрудники со стажем менее 5 лет менее раздражительные, более самоуверенные, не склонны к самообвинению. Группа со стажем более 5 лет более склонна к самообвинению. Исходя из этого можно предположить, что на повышение этих показателей у сотрудников, работавших более 5 лет, повлиял такой фактор, как профессиональная деформация. Повышенный уровень самообвинения возможен из-за большего совершения ошибок за время работы, не оправдания надежд в этой сфере деятельности. Сотрудники со стажем до 5 лет еще полны надежд, малая практика проб ошибок и разочарований в этой структуре.

Полученные данные в результате использования Теста «Смысло-жизненных ориентаций» представлены в табл. 10.

Таблица 10

Средние значения показателей по тесту «ОКО»

Наименование

признака

Группа со стажем более 5 лет

Группа со стажем менее 5 лет

Т-критерий (Р — 0,05)

Среднее

значение

Стандартное

отклонение

Среднее

значение

Стандартное отклонение

Цели

31,40

5,10

33,90

4,35

0,21

Процесс

30,90

6,82

30,90

5,98

0,1

Результат

23,60

5,62

27,20

5,01

0,11

Локус контроля Я

21,10

5,32

23,80

4,32

0,17

Локус контроля жизни

27,90

5,38

33,30

5,70

0,03*

Осмысление жизни

102,70

19,13

109,60

15,69

0,34

Примечание: выделены достоверно различающиеся параметры между группами * — р < 0,05.

В результате исследования были выявлены достоверные различия между показателями, где средние значения первой группы — сотрудников милиции со стажем более 5 лет отличаются от второй группы — сотрудников милиции со стажем менее 5 лет по следующему признаку: локус контроля жизни.

Из приведенной таблицы (табл. 10) можно сделать выводы о том, что сотрудники со стажем менее 5 лет убеждены в том, что им подвластно контролировать все ситуации в жизни и деятельности, причиной этому может быть малая практика в этой сфере деятельности. Также им присуща убежденность в свободном принятии решения и быстрого воплощения его в жизнь. Сотрудники со стажем более 5 лет подвержены более сознательному контролю, что свобода выбора иллюзорна, и бессмысленно что-либо загадывать на будущее.

Полученные данные в результате использования теста «Исследования субъективного контроля» представлены в табл. 11.

Средние значения исследуемых показателей по тесту «УСК»

Наименование признака

Группа со стажем более 5 лет

Группа со стажем менее 5 лет

Т-критерий (р < < 0,05)

Среднее значение

Среднее значение

ио

5,70

4,60

0,08

ИД

5,70

5,20

0,34

ИН

5,20

3,40

0,01*

ИС

5,50

2,80

0,01*

ип

7,60

6,90

0,48

им

5,50

4,90

0,16

из

4,60

4,50

0,90

Примечание: выделены достоверно различающиеся параметры между группами * — р < 0,05.

Из всех шкал опросника по шкалам интернальности в области неудач (ИН) и интернальности в сфере семейных отношений (ИС) выявлены достоверные различия между показателями, где средние значения группы 1 (со стажем работы более 5 лет) превышают средние значения группы 2 (со стажем менее 5 лет). Примечание: значение 5,5 является нормой, отклонение от этой нормы вверх свидетельствует об интер- нальном типе контроля (УСК) в соответствующих ситуациях. Отклонение от нормы вниз свидетельствует об экстернальном типе УСК.

Можно утверждать, что люди со стажем работы более 5 лет имеют более выраженный внутренний контроль над отрицательными событиями, действуют в зависимости от ситуации; в семье они ответственны за значимые события, не винят членов семьи в собственных неудачах, ошибках, связанных с трудовой деятельностью. У групп сотрудников со стажем менее 5 лет преобладает внешний контроль, что проявляется в приписывании ответственности другим людям, им проще считать неудачу за невезение.

В соответствии с задачами исследования был проведен корреляционный анализ исследуемых показателей для выборки сотрудников отделения милиции. При описании результатов корреляционного анализа, было решено рассмотреть корреляционные связи параметров методики В. В. Бойко «Диагностика эмоционального выгорания», О. Н. Родиной «Оценка профессиональной дезадаптации», В. В. Столина «Самоотноше- ния», Д. А. Леонтьева «Смысло-жизненные ориентации».

Из психологического профиля коррупциогенной личности были выбраны две характеристики: экстернальный локус контроля и негативное самоотношение. Негативное самоотношение измерялось по шкалам аутосимпатии и самообвинения, а экстернальный локус контроля по шкале локус контроля жизни.

В результате исследования было получено достаточно большое количество достоверно значимых корреляционных связей. Далее они будут представлены в виде таблиц.

В табл. 12 представлены результаты корреляционного анализа по параметру «локус контроля жизни».

Таблица 12

Корреляционные связи параметра «локус контроля жизни» с исследуемыми показателями

Параметры

rs

Р

Снижение активности

- 0,450*

0,047

Неудовлетворенность собой

- 0,583*

0,007

«Загнанность в клетку»

- 0,502*

0,024

Ощущение усталости

- 0,583**

0,007

Психосоматические и психовегетативные нарушения

- 0,482*

0,031

Нарушение цикла «сон — бодрствование»

-0,514*

0,020

Особенности социального взаимодействия

-0,591**

0,006

Снижение мотивации к трудовой деятельности

- 0,524*

0,018

Тревога и депрессия

- 0,448*

0,047

Самоуверенность

0,447*

0,048

* — р < 0,05; ** — р < 0,01

Параметр «локус контроля жизни» имеет 10 достоверно значимых корреляционных связей. Данный параметр имеет обратную корреляционную связь с такими параметрами, как снижение активности, неудовлетворенность собой, ощущение усталости, снижение мотивации к деятельности, особенности социального взаимодействия, психосоматические и психовегетативные нарушения. Из чего мы можем предположить, что при повышении уровня вышеперечисленных показателей снижается показатель «локус контроля жизни», который проявляется в убеждении о неподвластности контроля жизни, свободы выбора в принятии решения и бессмысленности планов на будущее.

Таблица 13

Корреляционные связи параметра «самообвинение» с исследуемыми показателями

Параметры

rS

Р

Эмоциональный сдвиг

0,563**

0,010

Ощущение усталости

0462*

0,040

Особенности социального взаимодействия

0,453*

0,045

Психосоматические и психовегетативные нарушения

0,510*

0,021

* — р < 0,05; ** — р < 0,01

Параметр «самообвинение» имеет 4 достоверно значимых связи. Прямые связи наблюдаются со всеми параметрами: эмоциональный сдвиг, ощущение усталости, особенности социального взаимодействия, психосоматические и психовегетативные нарушения. На основе полученных данных мы можем предположить, что повышение уровня вышеперечисленных параметров повышает показатель уровня самообвинения, который проявляется в направленности установки внутреннего действия в отношении собственного «Я».

Таблица 14

Корреляционные связи параметра «Аутосимпатия» с исследуемыми показателями

Параметры

rs

Р

Снижение активности

- 0,561*

0,010

Психосоматические и психовегетативные нарушения

- 0,513*

0,021

* — р < 0,05; ** — р < 0,01

Параметр «Аутосимпатия» имеет 2 корреляционные связи. Обе связи отрицательные, на основе чего можно предположить, что при повышении уровня показателя «снижение активности» и «психосоматические и психовегетативные нарушения» понижается уровень показателя аутосимпатии, которая выражается в склонности к самообвинению, видение в себе недостатков и низкой самооценке.

Таким образом, в результате сравнительного анализа, когда сравнивались две группы сотрудников ОВД с разным стажем работы, мы можем сделать вывод о том, что у сотрудников со стажем более 5 лет выявились достоверные различия на уровне значимости при р < < 0,05. Среди них такие показатели, как неудовлетворенность собой, аутосимпатия, эмоционально-нравственная дезориентация, локус контроля жизни, самообвинение, неадекватная избирательная реакция, эмоциональный дефицит, саморуководство и т. д., которые свидетельствуют о профессиональной деформации служащих.

В результате корреляционного анализа выявлены взаимосвязи между показателями профессиональной деформации и такими характеристиками коррупциогенной личности, как негативное само- отношение и экстернальный локус контроля. Где негативное само- отношение измерялось по шкалам аутосимпатия и самообвинения по методике В. В. Столина, а экстернальный локус контроля по шкале локус контроля жизни по методике Д. А. Леонтьева. По результатам выявлено что, уровень аутосимпатии снижается, а уровень самообвинения увеличивается. Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что показатель самообвинения коррелирует с показателями профессиональной деформации.

  • [1] Бинецкий А. Коррупция. — М.: Известия, 2005. — 344 с.
  • [2] Степнов П. П. Этические нормы государственных служащих. — М., 2000. — 144 с.
  • [3] Полякова О. Б. Психогигиена и профилактика профессиональных деформацийличности. — М.: МПСИ, 2008. — 304 с.
  • [4] Анцыферова Л. И. Развитие личности специалиста как субъекта своей профессиональной жизни. Психологические исследования проблемы формирования личностипрофессионала / под ред. В. А. Бодрова. — М: Ин-т психологии АН СССР, 1991. — 287 с.
  • [5] Грановская Р. М. Элементы практической психологии. — 2-е изд. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1988. — 283 с.
  • [6] Орёл В. Е. Исследование феномена психического выгорания в отечественнойи зарубежной психологии // Проблемы общей и организационной психологии. — Ярославль, 1999. — 178 с.
  • [7] Анцыферова Л. И. Развитие личности специалиста как субъекта своей профессиональной жизни. Психологические исследования проблемы формирования личностипрофессионала / под ред. В. А. Бодрова. — М: Ин-т психологии АН СССР, 1991. — 287 с.
  • [8] Кильмашкина Т. Н. Психологическая защита сотрудников ОВД // Психопедагогика в правоохранительных органах. — 1997. — № 1. — С. 17—22.
  • [9] Бикмухаметов А., Газимзянов Р., Кабанов П. Коррупция и антикоррупционнаяполитика. — М.: Медиа-Пресс, 2008. — 144 с.
  • [10] Чашин А. Коррупция в России. — М.: Дело и сервис, 2009. — 208 с.
  • [11] Гуров А. И. Профессиональная преступность: Прошлое и настоящее. — М., 1990. —320 с.
  • [12] Молчанов А. А. Профессиональная деформация в органах внутренних дел и правовая культура // Методологические проблемы воспитательной и кадровой работы в органах внутренних дел и внутренних войск: сборник научных трудов. — СПб., 1991. — 148 с.
  • [13] Медведев В. С. Профессиональная деформация личности как проблема ОВД //Психопедагогика в правоохранительных органах. — 1996. — № 1 (3). — С. 15—17.
  • [14] Профилактика самоубийств в органах и подразделениях внутренних дел: метод,пособие / под общ. ред. В. М. Бурыкина. — М., 2004. — 88 с.
  • [15] Кукушин В. М. Организация профессионально-нравственного воспитанияи работы по укреплению морального состояния личного состава ОВД. — М., 1991. —С. 21—22.
  • [16] Медведев В. С. Профессиональная деформация личности как проблема ОВД //Психопедагогика в правоохранительных органах. — 1996. — № 1 (3). — С. 15—17.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >