Эстетическое сознание как феномен культуры (1989)

Изучение эстетического сознания осуществлялось до сих пор эстетикой в пределах ее предмета и свойственного ей метода познания. Такое рассмотрение можно было бы назвать «крупнопланным», поскольку эстетика вычленяет эстетическое из общего культурного контекста и изучает его как таковое в его особенностях, специфичности, уникальности. Однако трудность заключается в том, что в реальной жизни и деятельности человека эстетическое сознание не выделено как особое, самостоятельное явление, оно растворено в повседневной работе человеческой психики, оно проявляется в поведении и действии людей, вплетенное в самые разнообразные неэстетические ситуации. Эту трудность увидел уже И.Кант, различив «чистое» и «эмпирическое» эстетические суждения; он отметил, что, как правило, они являются именно эмпирическими, вплетенными в суждения познавательные, практические и т.п.

Современный уровень развития обществознания открывает новый путь изучения эстетического сознания. Поскольку одним из предметов философско-социологического исследования стала культура, понимаемая как целостный континуум человеческой деятельности, постольку возникла и потребность, и возможность изучать все конкретные социокультурные явления — и эстетические, и нравственные, и научные, и технические — в контексте целостного бытия культуры. При этом оказалось, что основы такого — культурологического — взгляда на эстетическое сознание содержатся в «Экономически-философских рукописях» К. Маркса, датируемых 1844 годом, в которых впервые была эскизно изложена марксистская философская концепция.

Правда, разработка культурологического подхода к изучению эстетического сознания наталкивается пока что на крайне разноречивую трактовку самой культуры в нашей философской литературе. В последние годы было сделано несколько попыток описать все толкования сущности культуры, которые предложены в работах советских ученых в последние два десятилетия, сопоставить их, выделить сильные стороны каждого и даже найти способ их интегрирования в единой и глобальной концепции культуры; однако работа эта еще далека от завершения и серьезные расхождения самих подходов к определению сущности культуры остаются непреодолимыми. Поэтому рассмотрение эстетического сознания как феномена культуры, выявление его места в культуре и его функций требуют предварительного формулирования исходных культурологических позиций исследования.

Автор этих строк уже не раз излагал свое понимание культуры, сейчас можно лишь напомнить о нем вкратце: понятие «культура» вошло в теоретический обиход как антитеза понятию «натура», т.е. «природа». Философский анализ подтверждает продуктивность такого, самого широкого, понимания культуры, охватывающего все способы человеческой деятельности — материальной, духовной и художественной, с помощью которых человек осваивает мир и создает, по образному выражению М. Горького, «вторую природу», воплощающую его цели, интересы и потребности. Культура является, следовательно, производной от деятельности человека — специфически человеческой, сверхбиологической и потому ненаследуемой формой этой деятельности, а затем и ее продуктом. Культура имеет две главные функции — удовлетворять потребности людей, выходящие далеко за пределы прямого потребления природы, и передавать каждому новому поколению те умения, знания и ценности, которые не транслируются генетически (в этом смысле культуру иногда называют «механизмом социального наследования»). Это значит, что культура в ее реальном историческом существовании складывается из трех подсистем:

  • — из процесса человеческой деятельности, в котором «опредмечиваются» (К. Маркс) сущностные силы человека;
  • — из самой этой «предметности», т.е. материальных, духовных, художественных продуктов человеческой деятельности, приобретающих независимое существование и потому сохраняющихся в ходе развития человечества, оказываясь доступными каждому новому поколению людей;
  • — из процесса «распредмечивания» (К. Маркс) ими данных продуктов, которое позволяет перенимать опыт, накопленный предшествующими поколениями и, опираясь на него, двигаться дальше, обогащая культуру все новыми и новыми знаниями, умениями и ценностями.

При таком понимании культуры ее масштабы непосредственно зависят от масштаба субъекта деятельности. Поскольку таким субъектом могут стать и человечество в целом, когда оно рассматривается в отношении к природе, и различные его части, социальные макрогруппы — сословия, классы, нации и конкретно-исторические социумы, скажем, античное общество или советское общество, наконец, отдельный индивид, поскольку анализ может выделить культуру человечества, культуру дворянскую или пролетарскую, культуру русскую или китайскую, культуру античную или советскую, наконец, культуру той или иной личности.

Эстетическое сознание является одной из форм индивидуального и общественного сознания; мы говорим поэтому и об эстетическом сознании В. Белинского, и об эстетическом сознании русской аристократии пушкинской поры, и об эстетическом сознании социалистического общества, и об эстетическом сознании человечества, т.е. эстетическом сознании как таковом, как особой психологической реалии.

Вопрос состоит в том, чтобы выявить необходимость эстетического сознания в культуре и специфические функции, выполняемые им в ней.

В уже упоминавшихся «Экономически-философских рукописях» 1844 г. К. Маркс показал, что эстетическое сознание не дано человеку от природы, что оно не унаследовано им от животных-предков, но сформировано в ходе истории, в процессе антропо-культурогенеза. Не будем приводить общеизвестных цитат, а выделим теоретические опорные пункты марксовой концепции:

  • 1) эстетическое сознание человека имеет эмоциональную природу, оно выступает реально как человеческое чувство природы, как ее специфическое эмоциональное восприятие, как ощущение и особого рода переживание, и лишь затем может осознаваться, подыматься на рациональный уровень и формулироваться;
  • 2) эстетическое отношение к миру рождается, формируется и развивается в процессе практического преобразования человеком природы, в трудовой деятельности; только в ней переживание цвета, формы, звука могло стать бескорыстным, духовным, а не чисто физиологическим, каким оно является у животных и остается у человека в ситуациях неэстетического характера;
  • 3) бескорыстно-духовное переживание природа является формой ценностного сознания, т.е. особых свойств материальных предметов и явлений — ценностных свойств, позволяющих человеку воспринимать их как носителей эстетической ценности (красоты, изящества, величия и т.п.);
  • 4) эстетическое отношение есть универсальное свойство человеческой деятельности, способное проникать во все без исключения ее формы — во все виды трудовой практики, спорта, бытового общения, игры, художественного и научного творчества; во всех сферах и формах деятельности оно является выражением высокого уровня мастерства, виртуозности, искусности и свободы самого действия человека;
  • 5) из сказанного выше становится понятным, что в обществе, основанном на порабощении труда, возможности развития эстетического сознания ограничены и в конечном счете сферой его исключительного проявления становится художественное творчество; так, понятия «красота» и «искусство» становятся синонимами, художественное творчество начинает именоваться «изящным искусством». Между тем К. Маркс показал, что формообразование «и по законам красоты» может быть универсальным законом всей деятельности человека и что коммунизм должен создать для этого необходимые условия, сделав труд свободным для всех членов общества и сделав высшей ценностью совершенное и непрерывно совершенствующееся творчество.

Из этой концепции логически вытекает понимание места и значения эстетического сознания в культуре. Во-первых, оно возвышает каждую форму деятельности до уровня одухотворенной, совершаемой свободно и бескорыстно, превращающей труд в «игру физических и интеллектуальных сил человека» (К. Маркс). Тем самым эстетическая ориентация деятельности придает ей характер истинно культурной деятельности.

Во-вторых, эстетическое сознание определяет позицию человека по отношению к природе, т.е. регулирует и совершенствует связь культуры с природой. Это особенно важно в современную эпоху, когда утилитарно-прагматическое, деляческое, эгоистическое отношение к природе поставило человечество на грань экономического кризиса. Развитое эстетическое сознание, видящее в природе предмет любования и восхищения, делаем невозможными подобные варварскиистребительные действия и служит источником гармонического взаимодействия общества и природы, а оно есть высшее проявление культуры, идеал коммунистического будущего человечества, каким провидел его К. Маркс.

Вместе с тем эстетическое сознание превращает в продукт развитой культуры отношение человека к своему собственному телу, которое является природным феноменом по своему происхождению, но культурным творением по своему развитию, обработке трудом, спортом, физической культурой. Эстетическая ориентация физической культуры возвышает ее, ибо красота тела, изящество движений соединяют материальную культуру с культурой духовной и создают почву для все более частого в наше время синтеза спорта и искусства.

В-третьих, эстетическое сознание регулирует отношение человека к человеку. Культура делает это отношение из чисто биологического одухотворенным — нравственным, политическим, религиозным, но полноты своей эта духовность достигает тогда, когда она включает и эстетический уровень, т.е. когда человек способен бескорыстно наслаждаться красотой другого человека, преклоняться перед его величием, переживать трагизм его судьбы и комизм его поведения. Напомним, сколь показательно в этом отношении распространенное представление о значении развитого чувства юмора как признака подлинной культуры личности.

В-четвертых, эстетическое сознание является решающим признаком культуры в отношении человека к окружающим его вещам. Оно противостоит и мистическому поклонению вещи, и примитивному утилитаризму, и мещанскому «вещизму», заставляя ценить вещь по тому, как удовлетворяет она не только материальные, но и духовные потребности человека, воплощая его творческие способности, его искусность, его способность доставлять людям радость созерцания созидаемых для них вещей.

В-пятых, эстетическое сознание способно совершенствовать познавательную активность человека — ив сфере научного познания, и в педагогическом процессе, и в ходе усвоения знаний молодыми людьми. В начале XX века великий французский математик А. Пуанкаре обратил внимание на то, какую роль красота играет в этой науке, и с тех пор многие математики, а вслед за ними физики, биологи и представители других областей знаний, стали отмечать удивительную связь между истиной и красотой — оказывалось, что красота полученного знания может служить критерием его истинности. Вместе с тем педагогическая практика все более явственно показывает, что эстетическое отношение учителя, преподавателя, лектора и к своему предмету, и к методам его изучения, и к способам передачи знаний существенно повышает эффективность его деятельности, воспитывает соответствующее отношение у учеников, студентов, слушателей, а оно делает для них процесс учения радостным, увлекательным, соединяющим пользу с удовольствием от самого узнавания неизвестного.

В-шестых, эстетическое сознание активно участвует в художественной жизни общества, определяя отношение людей к произведениям искусства: если религиозная культура феодализма, стоя перед альтернативой — либо мистико-экзальтирующее, либо эстетически-гедони- стическое воздействие искусства, готова была жертвовать ради первого вторым, если капитализм либо жертвует эстетической ценностью искусства за ради идеологических, реакционно-поэтических или финансово- экономических интересов в так называемой «массовой культуре», либо в элитарно-эстетической культуре готов пожертвовать всеми анэстети- ческими ценностями ради «чистого» в эстетическом смысле искусства, то социалистическая культура стремится к такому художественному творчеству, в котором анэстетические ценности (нравственные и политические) органично и гармонично соединялись бы с ценностями эстетическими. Именно такое представление о художественной культуре социализма, отвергающей как дидактизм, так и эстетизм, как серость, так и политическую конъюнктурщину, сформулировано в Программе КПСС и реализуется политикой партии в процессе исправления ряда ошибок предшествующих этапов истории нашей художественной культуры.

На всех этих шести направлениях деятельности эстетическое сознание выступает, однако, не только как регулятор практически-созида- тельной активности человека, но и как сила, возвышающая восприятие человеком мира, совершенствующая его способность видеть, слышать, переживать, представлять, осмысливать. Эстетическая способность человеческого духа реализуется в чисто рецептивных процессах — в созерцании природы, людей, вещей, произведений искусства. Следовательно, эстетическая культура определяется и тем, каков уровень развития и каково конкретное содержание эстетического сознания общества, господствующих в нем вкусов и принципов. В социалистической культуре этот ее духовно-рецептивный аспект характеризуется и количественно, и качественно: количественно, поскольку цель социализма состоит в постоянном возвышении эстетического сознания всех членов общества, а не одной его элитарной части; качественно, поскольку социализм заинтересован в том, чтобы эстетическое сознание всех членов общества, как бы индивидуально и своеобразно оно ни было у каждого, обладало общим для нашего общественного строя, его психологии и идеологии, его устремлений и идеалов содержанием — тонким пониманием красоты и величия, трагизма и комизма, которое соответствует социалистическому гуманизму, этой высшей форме гуманистического сознания человечества.

Из всего сказанного следует важный в практическом отношении вывод — необходимость эффективного эстетического воспитания народа, которое формировало бы эстетическое сознание каждого советского человека как фактор совершенствования социалистической культуры. При этом следует возможно более последовательно преодолевать распространенное отождествление эстетического воспитания с художественным, выражающееся, например, в том, что в средней школе эстетическое воспитание сводится, как правило, к преподаванию литературы, рисования и пения. Между тем преподавание каждого предмета школьной программы является полноценным только тогда, когда оно включает в себя момент эстетического воспитания, ибо оно должно формировать эстетическое отношение учеников и к предмету данной науки — к природе, человеку, обществу, и к самой науке, к познавательной деятельности, к способам и средствам постижения мира. Эстетическое воспитание должно насквозь пронизывать весь педагогический процесс, без каких-либо исключений, от уроков математики до уроков физкультуры, от преподавания искусств до производственной практики, включая всю внеурочную жизнь школы: от работы пионерской и комсомольской организаций до организации предметной среды, окружающей учеников, — внешний вид классов и коридоров, мебели, приборов, наглядных пособий, одежды учителей, школьного двора, сада, спортивной площадки. Только тогда мы добьемся необходимого для совершенствования социализма перелома в эстетическом воспитании подрастающих поколений, когда поймем, что оно является не профессиональным достоянием специалистов, подобно художественному воспитанию, но делом каждого человека: родителей, учителей, руководителей на всех участках производственной жизни и культпросвет работников, друзей и коллег, поскольку каждое дело, совершаемое в обществе, и каждый предмет, функционирующий в культурной жизни людей, оказывают то или иное эстетическое воздействие, формируют (или деформируют) эстетическое сознание человека, развивают или развращают его в эстетическом отношении точно так же, как и в нравственном. Эта-то неспециализированность, тотальность, всепроникающая сила эстетического воспитания делает его необходимым звеном культуры.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >