Литература эпохи Реставрации

В 1815 г., после окончательного разгрома Наполеона, представители стран-победителей: России, Пруссии и Австрии — собираются в Вене для определения государственных границ и принципов существования посленаполеоновской Европы. Венский конгресс и его исторически важные решения знаменовали начало новой эпохи в развитии общественной и культурной жизни немецкоязычных земель — эпохи Реставрации. Окончанием эпохи считают мартовскую революцию 1848 г., ставшую, в свою очередь, реакцией на революционные события во Франции.

В соответствии с постановлением Венского конгресса создается новое государственное образование, так называемый Немецкий союз. Союз состоит из 38 практически независимых территорий и лишь закрепляет в Германии вековую традицию раздробленности. Делая ставку на монархическое государственное устройство, официальная политика 1815—1848 гг. упрочивает сословное превосходство дворянства и духовенства — двух главных столпов монархии. При этом ограничиваются права остальных слоев населения: становящейся буржуазии, интеллигенции, чиновничества, ремесленников, крестьян и растущего слоя промышленного пролетариата. Силы, оппозиционные режиму Реставрации, продолжают борьбу за идеалы «единства» и «свободы».

Противоречие между консервативной направленностью официальной идеологии и политики и все более отчетливой потребностью в новых формах общественного бытия определяет духовную культуру эпохи Реставрации и первого десятилетия после ее окончания. Это противоречие характеризует и немецкоязычную художественную словесность второй трети XIX в. Одна из причин сближения литературы с «духом времени» - демократизация литературного рынка, расширение читательской аудитории и изменение самого статуса писателя: все большее количество авторов переходит в разряд профессиональных литераторов.

Продолжая и трансформируя традицию веймарского классицизма и романтизма и предвосхищая многие установки реализма, словесная художественная культура Реставрации обладает и рядом специфических черт, несводимых к эстетике предшествующего или последующего литературных направлений.

Одна из ключевых особенностей литературы 1815—1848 гг. — обращение к культурным ценностям XVIII в. Многие важные качества художественной словесности Просвещения, интенсивно опровергавшиеся романтиками на рубеже XVIII—XIX вв., теперь вновь становятся актуальными, «реставрируются», будь то в виде откровенной публицистичности и дидактичное™, каковой не чуждались подчас и самые выдающиеся представители постромантической литературы (Гейне, Штифтер, Гриль- парцер-прозаик), будь то в виде сентиментально-идиллических утопий (Готхсльф, Мёрике), либо в виде стернианской иронии, которая воспринималась и усваивалась через творчество Жан-Поля (Иммерманн, Гейне, ранний Штифтер). Возвращается, во многом благодаря деятельности Гейне и «Молодой Германии», уважение к документальным и «околоху- дожественным» формам путевых заметок, переписки, литературно-критических эссе.

Известная «двойственность», «двунаправленность» политической и культурной атмосферы в эпоху Реставрации с неизбежностью порождала поляризацию литературного контекста в зависимости от положительного (или всего лишь лояльного) или критически-оппозиционного отношения к официально провозглашаемым общественным ценностям. «Нашу новейшую немецкую литературу невозможно обсуждать, не опустившись в глубины политики», — писал Г. Гейне в 1832 г., имея в виду первое постромантическое поколение писателей.

Группа консервативно (в политическом и эстетическом отношениях) ориентированных немецкоязычных авторов эпохи Реставрации тяготеет к обозначению «бидермейер». Противостоящее ей по общественно-политической направленности и политической программе либерально-демократическое течение 1815—1848 гг. в немецкой научной литературе называют литературой предмартовского периода (т.е. предшествующей мартовской революции 1848 г.) или «иредмартовской литературой». Нередко один из этих двух терминов используют в качестве генерального обозначения всей литературы периода Реставрации. Логичным представляется все же провести разделительную линию между двумя важными понятиями литературной истории, каждому из которых соответствовало свое мироощущение, своя эстетика и отдельное направление в литературе.

Кроме двух выделенных групп «консервативно» и «либерально-демократически» ориентированных авторов — бидермейера и иредмартовского течения в литературе — в контексте поэзии, драматургии и прозы эпохи Реставрации присутствуют и одинокие писательские фигуры, не вписывающиеся вполне ни в одно из обозначенных течений. Так, писателя К. Л. Иммермана (1796—1840), создателя двух объемных романов-эпопей «Эпигоны. Семейные воспоминания в 9 книгах» (1825—1836) и «Мюнхгаузен. История в арабесках» (1838—1839) называют в немецких источниках теоретиком и практиком литературного «эпигонства», включая в означенное течение также и поэта А. фон Платена (1796—1835), автора знаменитых сборников «Газели» (1823), «Сонеты из Венеции» (1825) и «Польские песни» (1831 — 1832, опубл. 1839). Того же Платена вместе с Н. Ленау по доминирующей тематике их лирики объединяют иногда в группу «поэтов мировой скорби». (Иногда эту группу неправомерно расширяют, дополняя ее Бюхнером, Гейне и Граббе.) За «младогегельянскую» линию в литературе эпохи представительствует драматург, прозаик и поэт Ф. Геббель.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >