Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

АНГЛИЯ

Основные тенденции литературного развития

В XIX столетии английская литература играла все возраставшую роль в мировой культуре, оставаясь гуманистическим искусством, в центре которого стоят проблемы человека и его места в этом мире. Основные художественные системы XIX в. по-разному интерпретировали человеческую личность. Романтики подчеркивали исключительность своих героев, восставая против классицистической концепции единообразия человеческой природы и стремясь подчеркнуть индивидуальные черты его характера. Титанизм романтического героя как личности служил неизменной причиной его конфликта с окружающей средой, от чего не спасало порой и перенесение действия произведений из современного мира в минувшие исторические эпохи, из реальности — в экзотическую, фантастическую обстановку. Как реакцию на романтическую свободную игру воображения можно рассматривать упрочение в конце 1830 — начале 1840-х гг. позиций реалистического искусства, нацеленного на осмысление проблем обыкновенного, взятого из жизни человека, лишенного и традиционных героических качеств, и возможности эти качества проявить. Однако следует помнить, что романтическое и реалистическое искусство XIX столетия развивались параллельно, только в начале века главенствующее положение занимал романтизм, а в 1830-е гг. большую актуатьность приобрело реалистическое искусство. Так, в эпоху безусловного господства романтизма творила Джейн Остин, а современниками Диккенса, Теккерея и Дж. Элиот были романтики А. Теннисон и Р. Браунинг.

Особенности английского романтизма, условной датой рождения которого считается публикация предисловия У. Вордсворта ко второму изданию «Лирических баллад» (1800), определяются спецификой социально-исторического и духовного развития британского общества. Буржуазная революция, которую готовили континентальные просветители, в умеренной, практически бескровной форме произошла в Англии еще в 1688—1689 гг. и получила название «Славной»: благодаря ей буржуазия наряду с аристократией обрела политическую власть и на протяжении всего XVIII в. ее роль в политической жизни государства неуклонно возрастала. При этом уже с середины XVIII в. в английской литературе начинает сказываться недовольство результатами общественно-политического развития. Промышленная революция породила стремительный рост городов и одновременно острейшие социальные проблемы, затронувшие нс только жителей постепенно приходивших в упадок и обезлюдевших деревень, но и перенаселенных индустриальных центров. Все это, вместе взятое, влекло за собой разочарование в перспективах общественного развития и научно-технического прогресса, в буржуазной цивилизации в целом. Кризис просветительской идеологии вызвал к жизни романтическое мировосприятие, основой которого стал разлад между идеалом и действительностью, обусловивший потребность в утверждении самоценности духовно богатой и творческой личности. Критическое отношение к действительности побуждало английских романтиков искать свои идеалы вне буржуазного мира. В этом коренится их явное нежелание изображать настоящее, которому они предпочитали либо прошлое, либо будущее, нередко представлявшиеся в приукрашенном, идеализированном обличье.

Просветительское упование на возможности разума сменяется идеей познающего воображения. В полете фантазии романтики видели божественное откровение, полагая, что именно творческое воображение способно открыть истинную красоту мира. Культ раскрепощенной фантазии обусловил специфику излюбленных романтиками художественных средств — аллегории, гротеска и символа.

Английский романтизм отвергает нормативную эстетику классицизма, отказывается от строгой иерархии жанров, романтики смело движутся по пути экспериментов, создавая произведения синтетических жанров, например лирические драмы и лироэпические поэмы. Отказываясь от раболепного копирования античных образцов, они черпали вдохновение в национальной истории и фольклоре, в творчестве величайших английских поэтов XVI—XVII вв. Спенсера, Шекспира, Мильтона. Шекспир становится знаменем английского романтизма, получает развитие шекспировская критика, а творчество великого елизаветинца приобретает значение символа гениальности и абсолютной творческой свободы. По существу, установление культа Шекспира стало логическим окончанием многовекового спора поклонников античной («древних») и сторонников современной литературы («новых»), завершившегося убедительной победой последних. Важную роль в росте внимания к народному творчеству сыграли собрание народных баллад Т. Перси и «Сочинения Оссиана, сына Фингала» (1765) Дж. Макферсона, который выдал собственные фантазии на темы кельтского эпоса за перевод произведений легендарного барда. Критическое отношение к материализму века Просвещения породило интерес к идеалистической философии, наложившей отпечаток на характер художественных образов романтической литературы.

В противовес выработанному эпохой Просвещения усредненному представлению об абстрактном человеке английские романтики создают образы ярких индивидуальностей, исключительных героев, особые черты характеров которых раскрываются в исключительных ситуациях. В романтических произведениях создается та специфическая эмоциональная атмосфера, которая позволяет авторам показать глубокие и могучие страсти, обуревающие их героев. Характерным признаком литературы этого периода становится интерес к неординарной личности с ее гипертрофированными страстями. Вместе с тем приемы психологического анализа, вошедшие в литературу в этот период, впоследствии были усвоены реалистами середины XIX в., которые применили их для обрисовки характеров обыкновенных героев.

При всей очевидной непохожести на просветителей английские романтики с их бунтарским пафосом отрицания эстетических доктрин предшественников на деле в определенной степени сохраняют верность традициям предыдущего этапа развития литературы. Они не отвергают просветительскую концепцию «естественного человека», просветительский взгляд на природу как великое благое начало, они так же стремятся к справедливости, которая распространилась бы на всех членов общества. Так, В. Скотт считал себя учеником Филдинга, а Дж. Г. Байрон в исторических пьесах итальянского периода очевидно придерживался принципов классицистической драматургии.

Мощным стимулом к развитию английского романтизма как литературного направления стали такие события, как война за независимость США (1775—1783), столетняя годовщина «Славной революции» и Великая французская революция 1789 г. Реакция на события во Франции в Англии была неоднозначной, а с началом якобинского террора даже наиболее оптимистично настроенные англичане, приветствовавшие, выражаясь словами Бернса, парижское «дерево свободы», заняли взвешенную охранительную позицию. Однако ветер революционных перемен, дующий из Франции, породил стремление к личной свободе, в том числе — свободе творчества, определившее принципиальный характер романтической культуры.

Английские романтики творчески воспринимали романтические идеи, рожденные в континентальной Европе. Особенно важными для них оказались теоретические разработки ранних немецких романтиков и мадам де Сталь. Вместе с тем романтический тип сознания в Англии формировался и под влиянием национальных философско-социальных идей. В Англии настроения этих лет вызвали к жизни довольно обширную публицистическую литературу, пытавшуюся осмыслить как результаты французской революции, так и английский опыт буржуазного развития, особенно значение промышленного переворота XVIII в. и его социально- экономических последствий. Наибольший общественный резонанс имели сочинения Эдмунда Бёрка (1729—1797), Томаса Пейна (1737—1809) и Уильяма Годвина (1756—1836).

Бёрк одним из первых в Англии выступил с категорическим осуждением событий во Франции. В трактате «Размышления о Французской революции» (1790) он отстаивал права монархов, отвергая право народов на насильственное ниспровержение их власти. Будучи противником революционных переворотов, Бёрк высказывался за постепенное реформирование общества на основе национальных традиций. Он не отрицал необходимость предоставления определенных прав демократическим слоям населения, особенно крестьянству, но становой хребет государства видел только в монархии и верном ей дворянстве. Иной точки зрения придерживался радикально настроенный Пейн. Участвовавший в войне за независимость США на стороне американцев, в памфлете «Здравый смысл» (1776) он выступил с декларацией права народов на свержение негодных правителей. В «Правах человека» (1791—1792) Пейн продолжил резкую критику монархии, доказывая право народа на изменение политической формы правления в своей стране. Во Французской революции автор видел событие, соответствующее потребностям общественно-исторического развития французского народа. Одновременно он высказывал мысль и по поводу отставания государственного устройства Великобритании от нужд населяющей ее нации. Наибольший резонанс в Англии вызвала работа Годвина «Рассуждение о политической справедливости и о ее влиянии на общую добродетель и благополучие» (1793), в которой источником общественного неравенства называлось неравенство экономическое, в свою очередь, проистекавшее из существования частной собственности. Предвосхищающие утопический социализм идеи Годвина выросли на основе трудов французских просветителей, прежде всего Гельвеция и Руссо, однако связанное с французской революцией насилие вызывало у Годвина неприятие. Способами преобразования мира должны были стать убеждение, положительный пример, сила общественного мнения. Вместе с тем Годвин выступал против общественной собственности, а также отрицал саму идею государства, семьи или любого другого организованного сообщества людей. Выступив поборником граничащего с анархизмом индивидуализма, Годвин так или иначе оказал воздействие на всех английских романтиков.

Английский романтизм представляется движением неоднородным. По хронологическому принципу можно разделить английских романтиков на два поколения: к «старшим», начавшим писать в конце XVIII в., относятся представители «озерной школы», к «младшим» — Байрон, Шелли, Ките, Томас Мур (1779—1852). Подобная классификация весьма условна: так, в нее не вписывается творчество Скотта, который как поэт состоялся уже на рубеже веков, а как прозаик — начиная с 1814 г. За ее пределами остается и творчество Уильяма Блейка (1757—1827), произведения которого были по-настоящему «открыты» лишь через три десятилетия после его смерти. Однако именно Блейк разрабатывал идеи о бесплодности разума, который лишен воображения, об исключительности поэта, могущего прозревать истину и открывать читателям незнаемое. В то же время присущий творчеству Блейка мистический символизм отличает его от творчества других ранних романтиков.

Век романтизма в Англии ознаменовался расцветом лирических жанров поэзии, рождением исторического романа, создателем которого стал В. Скотт. Романтическая проза этого периода представлена также эссеистикой (Ч. Лэм (1775—1834), У. Хэзлитт (1778—1830), Л. Хант (1784—1859), Т. Карлейль (1795—1881) и другие) и рядом «позднеготических» романов, среди которых особое место занимает стоящий у истоков современной научной фантастики «Франкенштейн, или Современный Прометей» (1818) Мэри Шелли (1797—1851).

Еще в начале XIX в. в отношении к роману ощущалось влияние классицистической иерархии жанров, согласно которой роман причислялся к разряду «низких» и считался пригодным лишь для развлечения читателя. Благодаря произведениям В. Скотта отношение к роману коренным образом изменилось: он приобрел познавательное значение. Еще более расширил представление о возможностях романа Т. Карлейль, который присовокупил к требованиям развлекательности и познавательности также требование изображать в романе по-шексировски глубокие и значимые конфликты. Новое отношение к роману вызвало широкое обсуждение вопросов, связанных с теорией жанра, ставшего главным объектом исканий английской эстетической мысли и художественной практики XIX в.

Реализм XIX в. выступает преемником реалистических традиций литературы века Просвещения. От просветительских реалистов заимствуется концепция социальной детерминированности человеческого характера, но новое поколение реалистов не может не учитывать и опыт романтиков, наследуя от них идею детерминированности личности современной ей исторической обстановкой. Великобритания наряду с Францией и Россией относится к числу стран, где реализм XIX в. сложился раньше, чем в других национальных литературах. Если национальная окрашенность романтизма сама по себе вытекала из его эстетических установок, то национальная специфика реализма, безусловно, существующая во всех литературах, объясняется и особенностями общественно-исторического развития конкретной страны, и спецификой национального менталитета. Например, в Англии с ее протестантско-пуританскими традициями, особенно на раннем этапе развития реализма XIX в., заметна устойчивая морализаторская тенденция. Как тенденция дидактизм сохраняется и в реалистическом романе более поздних лет. Все реалисты XIX столетия разделяли мнение о том, что будущее Англии зависит от нравственного уровня ее народа, и все они верили, что судьбу нации решает высокая мораль абсолютного большинства, а не исключительные нравственные качества отдельных выдающихся личностей.

В условиях «бурных» 1830-х и «голодных» 1840-х гг. английские писатели должны были повернуться лицом к реальности, и с конца 1830-х гг. в творчестве английских романистов ведущее место заняла современная тема. Произведения классиков реализма XIX в. — Ш. Бронте, Ч. Диккенса, Э. Гаскелл и У. М. Теккерея — отличает острая социально-критическая пафосность. Всю силу своего таланта выдающиеся романисты направили на то, чтобы заставить современников ужаснуться состоянию общества и попытаться изменить его к лучшему. Если Диккенсу и Гаскелл ближе были проповеднические тенденции и идеи христианского милосердия, определившие этическое содержание их романов, то Теккерей пытался искоренить недостатки посредством бичующей ювеналовой сатиры и доходящей до сарказма иронии, а III. Бронте стремилась утвердить идеал независимой, самоценной личности, само существование которой служило бы образцом для подражания и невысказанным открыто упреком читателям- современникам.

В творчестве этих авторов утверждаются эстетические принципы реализма XIX столетия, появляется герой нового типа, так называемый «маленький» (в противовес титаническому герою-бунтарю эпохи романтизма) человек, пришедший в роман непосредственно из жизни. Герои английского реалистического романа XIX в. определяются не только социальной средой или врожденными задатками; их судьбы, как и судьбы романтических героев со времен Скотта, зависят от исторической обстановки их существования. Усложняется интерпретация процесса взаимодействия героя с окружающим миром. Используя каноны семейно-бытового романа и романа воспитания, столь популярные в творчестве просветительских реалистов XVIII в., английские авторы середины XIX в. углубленно исследовали внутренний мир своих героев, интенсивно разрабатывая приемы психологического письма и подготавливая почву для возникновения собственно психологического романа. В романе Теккерея «История Пенден- ниса» (1848—1850) появился и первый в истории английского реализма рефлектирующий герой — Артур Пенденнис.

Хронологически расцвет реализма XIX в. в Англии совпадает с началом правления королевы Виктории (1837—1901). При этом понятие «викторианская эпоха» обычно включает в себя вторую половину XIX в., оставляя за рамками первые 13 лет царствования знаменитой королевы. Вместе с тем Диккенса, Теккерея, Бронте и Гаскелл, вступивших на литературную арену в 1830—1840-е гг., принято относить к писателям-викторианцам.

В реалистической эстетике на смену концепции романтического двое- мирия приходит диалектический подход к жизненным фактам, стремление видеть в реальности как дурное, так и положительное, достойное похвалы и приумножения. Таким образом, в самой природе реалистического искусства, нацеленного на адекватное отражение жизни, коренится тенденция к взвешенному, объективному изображению жизни. По мере развития реализма XIX в. тенденция к объективности в изображении событий возрастает, что нашло отражение в полемике о правдивости в искусстве. С одной стороны, в абсолютную добродетель реалистического искусства возводилось фотографически точное воспроизведение жизни на страницах художественного произведения, с другой — отстаивалось право художника на игру воображения, поскольку только оно могло помочь осмыслить и типизировать все многообразие жизни. Один из выдающихся критиков второй половины XIX в., Лесли Стивен, высказал мысль о том, что порой значение правдоподобия в литературном произведении переоценивается, и предположил, что романист в своем искусстве должен сочетать обыденное с фантастическим, поскольку правдоподобие является единственно возможным средством достижения правдивости в искусстве.

Реализм XIX в. долгое время называли «критическим», что справедливо характеризует его этическую направленность, роднящую реалистов с романтиками в их неприятии современности с ее измельчавшими нравственными критериями. Однако под влиянием распространившейся в середине века философии позитивизма (О. Конт, И. Тэн, Э. Ренан и другие во Франции, Дж. Ст Милль, Г. Спенсер и другие — в Англии) и событий общественно-политической жизни, среди которых главнейшими были закат чартистского движения, обострение положения в Ирландии и революционные события 1848 г. в Европе, лишавших иллюзии о возможности быстрого и эффективного изменения жизненного уклада, английский реализм, не отказавшись от поисков законов, управляющих миром, значительно углубил бытописательские тенденции. В отличие от литературы Франции, где позитивизм стал философской базой натурализма, в английской литературе это направление не укоренилось, прежде всего потому, что строгая мораль викторианский эпохи накладывала табу на изображение человека как биологического существа, исключая возможность откровенного показа физиологических сцен. Вместе с тем в творчестве ряда английских писателей последней трети XIX — начала XX в. можно проследить влияние натурализма, побуждавшее их определять судьбу героев роковым стечением обстоятельств, понимаемых как неумолимый диктат среды, в котором проявляется действие некой абстрактной, слепой, иррациональной силы. В этом смысле натуралистические тенденции можно проследить в творчестве Дж. Элиот, Джорджа Гиссинга (1857—1903), Джорджа Мура (1852—1933), Артура Моррисона (1863—1945) и Т. Харди, однако ни один из указанных авторов не претворил в жизнь ключевого требования эстетики натурализма, не ограничившись строго «научной» фиксацией фактов. Напротив, в их творчестве ярко выражены аналитические тенденции, даются картины развития личности и общества, исследуются причинно- следственные связи явлений, что сближает этих писателей с классическими реалистами XIX в.

Уверенное продвижение страны по буржуазному пути развития вызывало у многих прогрессивно настроенных людей сомнения в возможности изменить что-либо в существующем порядке вещей. На смену желанию выявить пороки общественного механизма и подтолкнуть мир к их искоренению в литературу приходят апатия, разочарование, неверие в самую возможность постижения законов человеческого бытия. Поздние произведения Теккерея (1850—1860-е гг.) с их стремлением к скрупулезной точности в отражении реальности дали толчок для развития так называемого обыденного, или бытового, реализма, представленного прежде всего творчеством Дж. Элиот и Э. Троллопа. Традиции английской реалистической прозы в творчестве этих авторов сочетаются с ощутимым влиянием идей ведущих английских философов-позитивистов — Герберта Спенсера (1820—1903), Джорджа Генри Льюиса (1817—1878), в меньшей степени - Генри Томаса Бокля (1821 — 1862).

Распространяя действие законов природы на человеческое общество, Спенсер выдвинул концепцию общества как единого биологического организма, уподобив различные его классы специализированным органам и доказывая, что общественное благополучие в целом зависит от правильной работы отдельных органов и гармонического соответствия между ними. Такая теория устанавливала неизбежность классового и расового неравенства. Под влиянием эволюционной теории развития Ч. Дарвина Спенсер полагал, что коренные изменения в общественном организме могут произойти лишь длительным эволюционным путем, утверждая тем самым незыблемость современного состояния общества на протяжении обозримого исторического будущего. К аналогичным выводам приводили и теоретизирования Бокля, вслед за Тэном считавшего цивилизацию функцией, определяемой природными (географическим, климатическим и т.п.) факторами. Опираясь на идеи французского позитивиста О. Конта, Дж. Г. Лыоис полагал, что на современном этане развития знания как наука, так и искусство должны сосредоточиться на изучении конкретных, единичных явлений, не претендуя на вскрытие связей между ними.

Представление о плавном эволюционном изменении общественной жизни как будто бы подкреплялось практикой: сокращалась длительность рабочего дня, в августе 1868 г. вступил в действие новый закон о выборах, по которому впервые избирательное право получили достигшие совершеннолетия представители рабочего класса (впервые рабочие-депутаты были избраны в парламент в 1874 г.), в 1870—1880-е гг. совершенствование политической системы государства продолжалось. В 1872 г. было введено тайное голосование на выборах в парламент, в 1883 г. — принят закон против подкупа избирателей, а в 1884 г. — законодательно закреплен принцип «один человек — один голос», прежде постоянно нарушавшийся. Еще год спустя страна была разбита на избирательные округа по численности населения, что создавало основу для более справедливого представительства народа в парламенте страны. Одновременно в английской политической жизни властвовала двухпартийная система, породившая чередование у власти консерваторов и либералов. Теперь для победы на выборах обе партии активно устремились «в народ», заложив принципы работы с избирателями, не утратившие актуальности и поныне. В то же время такие явные успехи в демократизации общества не вели к качественному изменению жизни нации. В 1880—1890-е гг. в среде английской интеллигенции получили распространение идеи немецкого философа Артура Шопенгауэра (1788—1860), отрицавшего идею прогресса и утверждавшего, что в основе мироустройства лежат не постигаемые разумом закономерности, а некая слепая «мировая воля», противиться которой бесполезно. Все это объясняет, почему в последние десятилетия XIX в. в творчестве писателей- реалисгов все отчетливее слышна безысходно-трагическая тональность, в которую окрашены повествования о столкновениях личности с косным викторианским обществом. Наиболее мощно тема разлада человека со средой, к которой он принадлежит и диктат которой он ощущает, представлена в творчестве Дж. Мередита (1828—1909) и Т. Харди. В русле классической реалистической сатиры создавал свои произведения С. Батлер (1835—1902), нацеливая их против бытового и религиозного лицемерия викторианцев.

Ощущение трагизма бытия побуждало художников второй половины XIX в. искать душевного отдохновения в отвлеченной от крупных социальных проблем и драматических конфликтов обстановке. Многие романисты второй половины XIX в. активно пытались преодолеть свойственный творчеству их предшественников дидактизм, придать роману занимательность, вытесненную в последние десятилетия серьезной социальной, политической и нравственной проблематикой. Так, развивая в целом традиции Диккенса и не чураясь социально значимых тем, У. Коллинз стремился увлечь своих читателей, заинтриговать их, порой отступая от главного для реализма принципа следования жизненной правде в угоду игре воображения. Еще более явный интерес к загадочному и необычайному наблюдается в творчестве писателей-неоромантиков — Р. Л. Стивенсона (1850-1894), Дж. Конрада (1857-1924), А. Конан Дойла (1859-1930), близкого к ним Дж. Р. Киплинга (1865—1936).

Неоромантизм рождается из потребности отойти от документально-точного воспроизведения нелицеприятной реальности в литературе. Однако относящиеся к неоромантизму произведения столь неоднородны, что зачастую его считают не литературным направлением, но лишь стилевой тенденцией. Неоромантизм синтезирует черты как романтической, так и реалистической эстетики. Писателей-неоромантиков объединяет неприятие приземленных героев, которым они противопоставляют образы людей мужественных, отважных, раскрывающих свои качества в череде необычных приключений. Порой неоромантический герой действует в исключительных обстоятельствах, но при этом его поступки всегда реалистически мотивированы и психологически обусловлены.

На протяжении всего XIX в. наблюдалась тенденция рассматривать мир искусства как антитезу удручающей реальности. К концу столетия в Англии, как и в других странах Западной Европы, распространились декадентские настроения, сложился эстетизм, выдвинувший культ «чистого искусства». Если непосредственные предшественники эстетов, Дж. Рёскин (1819—1900) и прерафаэлиты, группа поэтов и живописцев, стремившихся к красоте и синтезу искусств, ставили на одно из ключевых мест в своей эстетике положение о нравственном смысле произведения, то эстеты во главе с О. Уайльдом протестовали против навязывания каких бы то ни было мирских этических норм произведениям искусства. Свой протест против буржуазного утилитаризма они выражали в тезисе о бесполезности всякого искусства. Эстеты также отвергали реалистический объективизм, провозглашая культ субъективного начала в искусстве. Эстетизм как ведущее декадентское направление в Англии сложился в равной степени под влиянием французской поэзии 1850—1870-х гг. и национальных литературных традиций. Он был вспышкой протеста против убогости бытия, однако попытка уйти от реальности в мир красоты оказалась несостоятельной, и к началу XX в. эстетизм как литературное течение себя исчерпал.

В целом литературный процесс в Англии XIX в. может быть охарактеризован взаимодействием — взаимопроникновением и взаимоотталкиванием — элементов перечисленных выше основных направлений. Подобная динамическая картина английской литературы данного периода порой побуждает рассматривать творчество отдельных авторов как эстетически переходные явления. Например, в творчестве Ч. Диккенса, которого традиционно считают классиком реализма XIX в., очевидно сказывается влияние романтической эстетики, исторический роман Скотта представляет собой закономерное порождение эпохи романтизма, но в то время содержит в себе элементы реализма, творчество Т. Харди следует рассматривать как синтез эстетических идей классического реализма и натурализма и т.д. Кроме того, творческая индивидуальность всякого выдающегося писателя неизменно выделяет его среди собратьев по перу, и о принадлежности мастера к тому или иному литературному направлению следует судить по его приверженности основному набору эстетических идей, что позволяет установить присущий ему тип художественного сознания. Такой подход дает, например, возможность отнести к романтизму столь непохожих друг на друга авторов, как Вордсворт и Байрон, к реализму — Диккенса и Теккерея, У. Коллинза и Дж. Элиот, к неоромантизму — Р. Л. Стивенсона и А. Конан Дойла.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>