Уильям Мейкпис Теккерей

Теккерей (1811 — 1863) родился в Калькутте в семье чиновника английской колониальной службы. Четырех лет от роду он лишился отца, а двумя годами позднее мать, вышедшая замуж вторично, отправила сына учиться в Англию. Основную роль в образовании Теккерея сыграла лондонская школа Чартерхаус, привившая ему любовь к литературе XVIII столетия. Затем будущий писатель менее года проучился в кембриджском Тринити- колледже, после чего оставил университет и в 1832 г. отправился в Париж изучать живопись. Он много путешествовал, а начиная с 1833 г. стал печататься в английских журналах. К концу 1830-х гг. журналистика стала его настоящей профессией. Теккерей медленно шел к славе. Остросатирический характер и критический настрой его фельетонов, очерков и статей, выходивших под многочисленными псевдонимами (Микель Анджело Тит- марш, Джемс де ла Плюш, Айки Соломонз и другие) не слишком импонировал консервативным подписчикам «Таймс» и «Блэквуд Мэгэзин», в которых довелось печататься молодому писателю.

Ранний период творчества Теккерея (начало 1830-х — 1847 г.) отмечен экспериментами в области формы и техники повествования. Становление художественной манеры Теккерея шло в процессе осмысления основных тенденций современной ему литературы и преодоления ее недостатков. Так, осуждая популярный в 1840-е гг. тин «рокового» героя, поднимающегося над миром и попирающего естественную человеческую мораль, Теккерей создал повесть «Карьера Барри Линдона» (1844). Взяв за образец «Джонатана Уайльда» Г. Филдинга, Теккерей превратил хронику преступной жизни в бурлеск. Сатирический эффект в «Карьере Барри Линдона» усиливается за счет выбора повествовательной манеры: если о похождениях Джонатана Уайльда рассказывал сам Филдинг, то Теккерей дал слово герою, говоря от своего имени лишь в авторских комментариях. Барри Линдон предстает типичной для середины XVIII столетия фигурой: потомок обнищавшего дворянского рода, он не ведает законов кодекса чести; наследуя аристократическую спесь предков, их презрение к низшим сословиям, он стремится удовлетворить свои амбиции, без зазрения совести торгуя и именем, и честью. Цель Теккерея заключалась в том, чтобы показать истинный смысл общественной карьеры индивида, теряющего нравственную чистоту во имя сомнительной цели.

Заметную роль в формировании эстетических воззрений Теккерея сыграл цикл пародий «Романы прославленных сочинителей» (1847), опубликованных в журнале «Панч». Работа над циклом и примыкающими к нему прозаическими и стихотворными пародиями подразумевала критический анализ творчества Э. Бульвер-Литтона, Б. Дизраэли, Ч. Левера, миссис Гор, Ф. Купера, А. Дюма-отца, В. Скотта и других литературных кумиров 1820—1840-х гг. Размышляя о современной литературе, Теккерей обратил внимание, что «публике нравится либо самое высшее общество, либо подонки, всякое среднее сословие она считает грубым. От сочинительницы она жаждет самой изысканной розовой воды, а от сочинителя — отбросов из сточной канавы» (статья «Модная сочинительница», 1841). Соответственно, в «Романах прославленных сочинителей» он не мог пройти ни мимо романов, посвященных описанию жизни общественного дна, ни против фальшивой сентиментальности и манерной претенциозности романов о высшем свете. В пародиях Теккерей выступил против фальши в изображении характеров, тенденциозности и высокопарности стиля, пропаганды ложной морали, романтической идеализациии преувеличений, односторонности показа действительности. С его точки зрения, писатели обязаны «...показывать жизнь такой, какой она действительно представляется им, а не навязывать публике фигуры, претендующие на верность человеческой природе».

Отрицая недостатки современной литературы, Теккерей одновременно формировал и свою положительную творческую программу, излагая ее в ряде литературно-критических статей («Размышления по поводу истории разбойников» (1834), отдельные фрагменты «Парижской книги очерков» (1840) и т.д.). Истинный художник должен изображать мир в целом, писать гак, чтобы сюжет соответствовал состоянию всего общества. Роман призван «давать более точное представление о состоянии и обычаях народа, чем любой труд, написанный в более торжественном и ученом стиле», скрывая «под вымышленными именами правдивые характеры». Роман - не развлекательный жанр литературы; ему надлежит проповедовать добро и возбуждать в читателях отвращение к темным сторонам жизни; таким образом, романист выступает как моралист, а задача нравственного наставления читателей обусловила обилие авторских отступлений-комментариев в прозе Теккерся.

Вслед за Филдингом Теккерей видел в романе зеркало общественной жизни, у Филдинга он учился пониманию социальной обусловленности характеров и нравов. Однако для человека XIX столетия филдинговский метод изучения действительности как средства познания разнообразных проявлений устойчивой «человеческой природы» требовал развития в соответствии с принципами нового исторического мышления. Принципы построения романа как комической эпопеи в эстетической системе Текке- рея дополнились принципами исторического романа Скотта.

Обращению писателя к жанру романа предшествовала «Книга снобов, написанная одним из них» (1846—1847) — сборник сатирических портретных очерков типичных представителей современного общества, образы которых затем ожили в его романах. Следуя традициям эссеистов XVIII в., Теккерей придал этим очеркам памфлетный характер. Слово «сноб» до Теккерея употреблялось в значении «подмастерье сапожника», затем стало синонимом неотесанного, невоспитанного человека вообще. В студенческий период жизни Теккерея гак именовались и бедные студенты, и обыватели Кембриджа. В литературе, очевидно, слово «сноб» закрепилось с публикацией романа «Природа и искусство» (1797) английской писательницы и актрисы Э. Инчболд (1753—1821), которая интерпретировала снобизм как чванство и высокомерие аристократии. Тсккерей же распространил это понятие и на средний класс. В его толковании, сноб — «...это лягушка, которая стремится раздуться до уровня быка», человек, который «подло преклоняется перед подлостью», а снобизм — всеобъемлющая нравственная доктрина современности, отражающая катастрофический упадок общественной морали. Следуя французской моде на «физиологические» этюды, Теккерей изучает снобизм как социальное явление.

«Книга снобов» стала первым опытом широкомасштабного социальносатирического обобщения в творчестве Теккерея. Однако ее публикация послужила поводом для обвинения писателя в клевете на человеческую природу и человеконенавистничестве, что было связано с восприятием писателя как последователя сатирических традиций Свифта. Однако автор «Книги снобов» стоял на гуманистических позициях, выступая против разъедающего общество зла и, к тому же, имел мужество публично признать снобом и самого себя, указав на это уже в названии.

Публикация романа «Ярмарка тщеславия» (1847—1848) утвердила за Теккереем репутацию ведущего сатирика XIX столетия. В этом романе он дал обобщенную картину жизни британского общества в 1810—1820-е гг., выступив как историк современности. Образ «Ярмарки тщеславия» был заимствован Теккереем из притчи Дж. Беньяна «Путь паломника» (1678), где она является аллегорией всеобщей продажности. Именно таким позорным торжищем казалась писателю современность. В романе изображена широкая панорама жизни общества, выведены типические представители различных социальных слоев — коммерсанты, аристократы, чиновники, слуги, священнослужители и т.д. — которых объединяет верность главному закону «Ярмарки тщеславия», согласно которому общественное положение определяется богатством. Духовная атмосфера общества отравлена и способна порождать лишь посредственность. В этом смысле, а не как отсутствие стержневого мужского образа, следует интерпретировать вызывающий подзаголовок книги — «роман без героя».

Повествовательная манера Теккерея принимает балаганный характер: автор уподобляет себя кукольнику, от произвола которого зависит действие, разыгрываемое персонажами-марионетками. Теккерей обращается к читателю в предисловии, названном «Перед занавесом», что еще больше подчеркивает ярмарочный характер начинающегося представления, берет слово в конце, врывается в ход спектакля, комментируя действие со стороны. Кроме глубоких душевных драм, переживаемых немногими персонажами, все происходящее на ярмарке тщеславия не лишено элемента фар- совости. Фарсовым является и образ кукольника, однако это не помешало Теккерею остаться самим собой — умным, непредвзятым человеком, задумавшимся о судьбах мира и поведавшим в романе об итогах своих иронических наблюдений и расссуждений.

Формально «Ярмарка тщеславия» продолжает традиции романа воспитания, обогащенные элементами пикарески, и обладает характерным для романа воспитания двуплановым сюжетом. Первая линия повествования связана с судьбой Эмилии Седли, вторая — с историей Бекки Шари.

Девушки вступают в жизнь в неравных условиях. Если Эмилия — дочь богатых родителей, то Бекки — круглая сирота без средств. Эмилия привыкла к всеобщей любви, вызванной как естественными причинами, так и ее положением в обществе, в то время как Бекки рано ожесточилась, встречаясь с пренебрежением окружающих, не желающих замечать ее бесспорных достоинств потому, что она бедна. Простодушная, ласковая Эмилия кажется полной противоположностью расчетливой и циничной Бекки, однако Теккерей иронически показывает, какой ничтожной и ограниченной в нынешней системе ценностей оказывается добродетель и в какие привлекательные одежды рядится порок.

Бекки бросает вызов отвергающему ее обществу снобов и ищет свое место под солнцем. В осуществлении своей цели она была бы по-настоящему героична, если бы сама не являлась плотью от плоти ярмарки тщеславия. Дом родителей Эмилии, поместье Кроули, высшее английское общество — таковы ступени социального взлета Бекки. Ради удовлетворения тщеславия она готова подавить в себе все прочие чувства. Теккерей симпатизирует своей умной, находчивой, деятельной героине, но одновременно обвиняет ее в самых страшных для женщины викторианской эпохи грехах: Бекки — плохая жена и мать. Не оправдывая героиню, Теккерей критикует общество, провоцирующее ее на лицемерие и неблаговидные поступки как на единственное средство самоутверждения. В образе Бекки Шарп Теккерей показал результат того «воспитания», которое общество дает сироте. Юная Бекки казалась моложе своих лет, но на деле «обладала печальной особенностью бедняков — преждевременной зрелостью». Нужда привела к тому, что она чувствовала себя взрослой уже в восьмилетием возрасте. Вероятно, Бекки впервые задумалась о превратностях судьбы, когда во исполнение просьбы умершего отца ее взяли в пансион мисс Пинкертон. Она болезненно ощущала грань, отделявшую ее от прочих благополучных пансионерок, которых она превосходила по уму и достоинствам. Не снимая вины с самой Бекки, писатель в то же время указывает и на внешние причины, побудившие девушку встать на путь порока. Спесь начальницы пансиона, глупость ее добродушной сестры, холодность учителей и недалекость пансионерок безмерно раздражали Бекки, а явное пренебрежение к ней со стороны окружающих породило в ней ответный холод и зависть к более удачливым ровесницам. Мисс Шарп возненавидела мир, потому что «мир пренебрегал мисс Шарп», а ее бессердечными наставницами были «корысть, эгоизм и нужда».

Бекки становится законченной эгоисткой, понимая, что для достижения жизненного успеха ей прежде всего надо заботиться о себе. Она слишком талантлива и амбициозна, чтобы довольствоваться ролью скромной гувернантки, и использует свой актерский талант для завоевания места под солнцем. Лицемерка, стремящаяся казаться идеальной женщиной, Бекки легко обманывает большинство людей, и лишь прожженные циники вроде маркиза Стайна способны видеть ее насквозь. Бекки прекрасно знает цену своему актерскому таланту. Она выставляет его напоказ, участвуя в любительских спектаклях, где, в частности, с успехом играет символическую для ее образа роль Клитемнестры, поражающей кинжалом сердце своего мужа Агамемнона. В реальной жизни шансы на успех личности, подобной Бекки, были бы несоизмеримо выше, чем в романе: верный избранной им стезе моралиста, Теккерей не допустил торжества пригожей авантюристки — от нее в последнее мгновение сбежал Джоз Седли, она слишком поторопилась с замужеством, лишившись возможности обрести титул и быстро разбогатеть, потерпела крах в светской карьере после разрыва с супругом и, окончательно опустившись, зачастила в игорные дома.

Эмилии легко быть «идеальной», пока все в ее жизни складывается благополучно. Но — разоряется ее отец, погибает на войне горячо любимый муж, в доме поселяется нужда, и Эмилия начинает демонстрировать качества, не подобающие положительной героине. Замкнувшись в собственном горе, она остается глухой к несчастьям родителей, помыкает верным другом, и лишь узнав от Бекки о неверности покойного супруга, дает согласие на брак с добросердечным Доббином.

После 1848 г. Теккерей обращался к жанрам эссе, повести, рождественского рассказа, однако монументальные социальные романы занимают главное место в его зрелом творчестве. Поздние романы Теккерея делятся на две тематические группы: романы о прошлом («История Генри Эсмонда» (1852) и «Виргинцы» (1857—1859)) и романы о современности («История Пенденниса» (1848—1850), «Ныокомы» (1853—1855), «Приключения Филиппа» (1861 — 1862)). Рассматриваемые вместе, они представляют собой аналитическое исследование нравственной эволюции английского общества на протяжении более полутора столетий, минувших после «Славной революции» 1688—1689 гг. В отличие от главы английской официальной историографии Т. Б. Маколея Теккерей гораздо более сдержанно оценивал ее последствия, нс разделяя тезис о постоянном нравственном совершенствовании нации на пути буржуазного прогресса. Романы связаны и хронологической преемственностью сюжетов, и «династией» героев, а «Ньюкомы» и «Приключения Филиппа» к тому же написаны от лица героя «Истории Пенденниса».

«История Генри Эсмонда» живо передает атмосферу жизни Англии на рубеже XVII—XVIII вв., а история рода Эсмондов показана в неразрывной связи с историей Англии. Генри Эсмонд воспитывался в роялистских традициях, однако ему суждено было разочароваться в принципе монархического правления. Постепенный отход от реакционных политических взглядов нескольких поколений семьи якобитов в романе отражает историческую обреченность попыток реставрации абсолютной монархии.

По примеру Скотта писатель вовлекает вымышленных персонажей в реальные исторические события, стремится к максимальному правдоподобию в воссоздании исторической эпохи. Не случайно Джонатан Свифт говорит в романе исторически принадлежавшими ему фразами (Теккерей заимствовалих из «Дневника для Стеллы»), а заметка Эсмонда в «Зрителе» появляется с точным указанием номера и даты выхода в свет журнала Аддисона и Стиля. Вместе с тем в отличие от Скотта Теккерей не идеализировал старую аристократию: короли и королевы, цвет английской знати в романе представляют собой довольно убогое зрелище. Неприятие культа аристократии носит у Теккерея принципиальный характер — во встунлении к роману он обвиняет историографов, в том числе и Скотта, в пристрастии к «делам одних только королей». Текксрсй значительно уступал Скотту в масштабности изображения эпохи и глубине анализа причин и последствий описываемых событий, однако различие методов Текке- рея и Скотта носило скорее качественный, а не количественный характер. Учась у Филдинга широте охвата действительности, Скотт игнорировал сатирический пафос его романов. Теккерей же сумел добиться единства исторического и сатирического аспектов повествования, привнеся сатиру в исторический роман. В сатирических образах «Истории Генри Эсмонда» (герцог Мальборо, Том Тэшер и др.) автору удалось достигнуть большой силы типического обобщения, а отсутствие яркого исторического колорита и приключений, присущих произведениям Скотта, компенсируется у Тек- керея точностью бытовых зарисовок и глубиной психологического анализа. Для исторического романа Теккерея характерно особое внимание к частной жизни героя, в то время как эпизоды из его военной и политической деятельности — непосредственно «историческая» часть романа — понадобились автору для того, чтобы ярче выявить духовные качества Эсмонда и людей из его окружения, раскрыть дух эпохи.

Исследуя проблему соотношения добра и зла во внутреннем мире человека, Теккерей считал, что абсолютные злодеи, равно как и земные «ангелы», представляют собой редкие исключения. В характерах его героев хорошее уживается с дурным, что делает их более реальными. Глубоко диалектичными получились образы главных героев романа — Генри Эсмонда, Беатрисы и Рейчел Каслвуд.

«Виргинцы», прямое продолжение «Истории Генри Эсмонда», представляют собой исторический роман, обогащенный элементами семейно- бытового, социального и политического романа, а также романа воспитания. Проецируя жизнь героев на события середины XVIII в., Теккерей показывает, как политические пристрастия развели братьев-близнецов, внуков Генри Эсмонда. Образы «Виргинцев» наглядно демонстрируют вырождение былых высоких понятий и усиление в обществе власти денег — то и дело на страницах романа заходят разговоры о том, как прибрать к рукам наследство, как вытянуть деньги у более обеспеченного, но наивного родственника, как обмануть партнера при игре в карты, как запустить руку в государственную казну и т.п. Герои «Виргинцев» лишены даже подобия «великой деятельности». Принимая участие в англо-американском конфликте 1775—1783 гг. и поддерживая разные стороны конфликта, близнецы выступают прежде всего собственниками и борются фактически друг против друга во имя сохранения своих владений, оставаясь при этом честнее и порядочнее большинства окружающих их людей и приходя к культу пассивного, созерцательного образа жизни, позволяющего им не идти ни против общества, ни против самих себя. Пассивность и созерцательность наследуются последующими (по романным временам) поколениями положительных героев Теккерея, но с течением времени разрыв между их представлениями о нравственности и добродетели и реальным положением вещей углубляется настолько, что делает невозможным их безболезненное вживание в общество.

Герой романа «История Пенденниса, его удач и злоключений, его друзей и его злейшего врага», далеко нс идеальный, избалованный и эгоистичный Артур все же вполне честен, наделен добрым сердцем и живым умом. Он испорчен воспитанием, но не настолько, чтобы замарать себя низким поступком. Жизненный опыт умудряет, но не развращает его. Ему претит светский образ жизни, и он предпочтет ему затворничество в родном Фэрроксе, где будет заниматься творчеством и жить беспечально, не стремясь к большему богатству, охраняемый от всех бед любящими матерью и женой. Нравственным критерием личности у Теккерея становится не столько поведение, сколько благородство душевных порывов. Инстинктивно тянущийся к правде и добру, Пенденнис слаб и не может бороться за них. Он сам, со своими стремлениями и ошибками, тщеславием и эгоизмом, становится врагом своей alter ego, второй, лучшей половины. Избавиться от этого «злейшего врага» герой может, только отказавшись от своих амбиций и светских знакомств. Чем больше человек удаляется от общества, тем выше становятся его нравственные качества. Пример тому — Джордж Уоррингтон, неудачник и горемыка, фактический изгой того общества, которое он гордо презирает, но вне которого его существование начисто лишается всякого смысла. Уоррингтон — нравственный идеал Теккерея, которому, однако, нет места в реальном мире, и лишь Пенденнис при всех своих очевидных недостатках может рассчитывать на существование в нем.

Идеал героя и героического, отсутствующий в реальной действительности, утверждается в этом романе посредством решительного отрицания суетных черт характера Артура Пенденниса. Теккерей признает, что уход Пенденниса в себя неизбежно ведет к «постыдному, самовлюбленному одиночеству, тем более постыдному, что оно так благодушно, безмятежно и бессовестно». В последовавших за «Историей Пенденниса» романах Теккерея на современную тему его концепция положительного героя получила дальнейшее развитие.

Подобно Пенденнису, молодой герой «Ньюкомов» — средний представитель среднего класса, ожидающий от судьбы исполнения самых смелых надежд и в итоге приходящий к отказу строить жизнь по законам, определяющим жизнь его сословия. На примере своего отца, полковника Ньюкома, Клайв убеждается, что ни честность, ни благородство не могут служить залогом жизненного успеха. Полковник Ньюком живет в плену иллюзий, не отдавая себе отчета в истинном положении вещей и навязывая собственные взгляды сыну, который, в отличие от отца, «прозревает». В «Истории Пенденниса» Теккерей предлагал рецепт сохранения нравственной чистоты за счет ограничения социальных контактов героя. В «Ныокомах» он предложил иной способ: Клайв ищет укрытия от правды жизни в мире искусства, пытаясь перенестись в царство новых иллюзий взамен утраченных. Один из самых симпатичных героев Теккерея — Джей, приятель Клайва. Джей Ридли счастлив потому, что всего себя посвятил служению искусству. Клайву же не дано последовать его примеру, поскольку он оказывается недостаточно талантливым живописцем, а потому он обречен на дальнейшие страдания. Подлинной героиней «Ньюкомов» является племянница полковника Этель, наделенная писателем небывало динамичным характером: она не просто меняется в зависимости от обстоятельств и по мере накопления жизненного опыта, но познает самое себя и, найдя силы преодолеть недостатки, преображается. Образ Этель ярче всех других, созданных Теккереем, иллюстрирует глубокое убеждение писателя в том, что большинство людей создано для добра, но влияние порочного общества калечит их души.

Призывом к обретению утраченной духовности проникнут и поздний роман Теккерея «Приключения Филиппа в его странствованиях по свету». Его герой, молодой современник писателя, несколько более активен, чем Артур Пенденнис или Клайв Ньюком. Он любит блага, предоставляемые богатством, но при этом питает отвращение к богатым слоям общества. Когда разорение по милости отца выбивает юношу из привычной колеи жизни, Филипп не впадает в отчаяние. Это единственный герой Теккерея, сделавший ремесло источником своего существования. Его стойкость вознаграждается большим человеческим счастьем. Он пройдет по жизни рука об руку с преданной и любящей Шарлоттой, радуясь нехитрым мелочам и стойко преодолевая невзгоды.

Семья Филиппа — утопический идеал Теккерея. Жизнь, заполненная трудом, открытые для любви и добра сердца, скромные потребности, отсутствие тщеславных притязаний — такие качества делают героев очень симпатичными и привлекательными. В целом, в системе художественных образов романа изложена положительная программа возрождения общества. Главная надежда Теккерея заключается в том, что Филипп не одинок: у него не только замечательная жена, но и прекрасные друзья — Пенденнис и Клайв Ньюком, также пришедшие к сходному идеалу скромной и добропорядочной жизни. Кроме того, рядом с героем находится преданная Сестрица, его поддерживает и добрейшая баронесса С. В «Приключениях Филиппа» стремление Теккерея к объединению положительных персонажей поднимается до уровня своеобразного морально-этического манифеста писателя. Впервые в творчестве Теккерея в одном романе оказались собранными столько добрых и хороших людей — «добрых самаритян». Это славное сообщество противопоставляется автором суетному миру и, несмотря на утопичность и иллюзорность такого идеала, зовет всех честных людей пересмотреть свое отношение к окружающей действительности, стать отзывчивее и добрее, объединиться с себе подобными и тем самым улучшить дурной и жестокий мир.

Решая в романах 1850-х гг. проблему положительного героя, писатель столкнулся с одной из сложнейших задач эстетики реализма XIX в.: герой — носитель высших нравственных ценностей — должен был непременно оказаться включенным в орбиту общественных отношений, неминуемо, в свою очередь, вызывающих деградацию личности. Противоречие это казалось Теккерею практически неразрешимым. Общественные условия XIX столетия не оставляли реалистическому герою ни малейшей возможности «великой деятельности». В таких условиях критерием положительного героя у Теккерея становятся не столько поступки, сколько внутренние потребности персонажа, добрые порывы, способность к трезвой самооценке, раскаянию.

Обращение к анализу мыслей и побудительных мотивов поступков героев в романном творчестве Теккерея ознаменовало возникновение психологизма нового типа как неотъемлемого принципа реалистической характерологии. Руководствуясь стремлением правдиво изобразить мир и человека, Теккерей, показав своих взятых из жизни героев в самых разнообразных ситуациях, вскрыл противоречивость человеческой натуры.

Рассматривая многообразие форм человеческого поведения в обществе и семье, Теккерей выделил три типа социального поведения человека. Первый тип характерен для лиц, адекватно воспринимающих мир. Они способны жить по законам общества, легко идут на нравственные компромиссы, оправдывая любые свои поступки (Бекки Шарп, «Ярмарка тщеславия»; Барнс, «Ньюкомы»; Эжен Каслвуд, «Виргинцы» и др.). Второй тип присущ тем, кто трезво оценивает действительность, но не способен примириться с ней. Для них характерно стремление найти такое место в жизни, которое обеспечило бы им возможность жить по совести (Генри Эсмонд; Филипп Фирмин; Джордж Уоррингтон, «История Пенденниса»). К третьему типу относятся герои, питающие радужные иллюзии по поводу благостного устройства мира, не замечая царящего в нем зла (полковник Ныоком). Таким людям легче жить на свете, но лишь до тех пор, пока они не сталкиваются с чем-либо, что беспощадно сокрушает их иллюзии (Клайв Ныоком). Прозрев, они принимают второй тип поведения. Соответственно, в творчестве Теккерея возникла проблема ограждения «прозревших» героев от воздействия реального мира. Далеко не всем дано пережить эго «прозрение» и найти себе новое подобающее место в жизни. По мысли Теккерея, психологическую защиту «прозревший» может найти в мире искусства, создающем возможность попадания героя в плен новых иллюзий. Не случайно практически все главные герои романов Теккерея наделены автором творческими наклонностями. Артур Пенденнис, Генри Эсмонд, виргинский Джордж Уоррингтон пробуют свои силы на литературном поприще. Клайв Ньюком и Джей Ридли («Ньюкомы») ищут душевного покоя в живописи. В то же время Теккерей считал, что недостаточно одаренный человек может быть счастлив, замкнувшись от всех бед и тревог в уютном домашнем мирке.

Великой заслугой Теккерея как художника является создание рефлексирующего героя, обладающего внутренней автономией, личность в произведениях писателя изображается и как продукт определенных социальноисторических обстоятельств, и как постоянная сторона многообразного взаимодействия с окружающим миром, рождающего потенциальное богатство характера. Показ неоднозначности характера обыкновенного человека потребовал от писателя все большего внимания к внутреннему миру героев. От простого описания житейских драм Теккерей перешел к глубокому анализу их причин, к выявлению подлинной сути и смысла событий, к психологической характеристике героев. Ему удалось разрушить камерность английского семейно-бытового романа, привнеся в него социальные аспекты. В авторском повествовании писатель тяготел к объективности, решительно отойдя от форм самоанализа, разрабатывавшихся исповедальной литературой XVIII в. Творчество Теккерея обогатило английскую литературу постановкой и разрешением проблемы неоднозначности обыкновенного, «негероического» характера, качественно новым подходом к исследованию духовной жизни человека в рамках реалистического романа.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >