Между романтизмом и реализмом: Уолт Уитмен

Уолт Уитмен (1819—1892) перепробовал в юные годы множество профессий, самой важной из которых оказалась журналистика: в течение почти 15 лет был репортером, обозревателем и редактором ряда газет в Бруклине и Пью-Иоркс. Уже в эти годы становится очевиден глубокий и искренний демократизм взглядов Уитмена. Он последовательно выступает в защиту интересов простых людей, занимает твердую аболиционистскую позицию. Лишь в 1850-е гг. он всерьез занялся поэтическим творчеством, хотя до этого время от времени писал подражательные стихи и морализаторские рассказы. Какое-то время на жизнь ему приходилось зарабатывать плотницким трудом, и потому, когда Уитмен опубликует свой первый сборник стихов, на его обложке автор будет представлен именно как простой американский мастеровой.

Это были годы познания жизни и самоопределения, сформировавшие и личность, и поэтический талант Уитмена. Он, не получивший никакого систематического образования, много читает и изучает европейскую литературу и американских авторов. Особое влияние на будущего поэта оказали идеи лидера движения трансценденталистов Р. У. Эмерсона. Уитмен не во всем соглашался с американским мыслителем, в своем увлечении идеями утопического социализма шел скорее от жизненного опыта, чем от теории, но именно у Эмерсона он позаимствовал взгляд на поэта как на медиума, выражающего не только мысли всего человечества, но и самую суть вселенной.

В июле 1855 г. Уитмен издал на свои средства маленькую книжку под названием «Листья травы», включив в нее 12 стихотворений. Сборник был почти не замечен, лишь трансценденталисты увидели в нем выражение близких им мыслей и настроений. Но поэт поверил в себя, в свой творческий дар, и решил посвятить поэзии свою жизнь. Меньше чем через год он переиздал свое сочинение, дополнив его новыми стихами, но сохранив название. Впоследствии таких переизданий будет еще восемь, и каждый раз, особенно в публикациях 1850—1860-х гг., Уитмен добавлял в сборник новые произведения, а старые перерабатывал, порой очень существенно. Стихи и поэмы получали названия, объединялись в циклы, изменялась общая последовательность текстов и, главное, все большую целостность и последовательность обретали важнейшие мотивы уитменовского творчества — мысль о демократии, которую он понимал как братство и равенство всех людей, чувство всеобъемлющего единства личности и окружающей ее вселенной.

Гражданская война 1861 — 1865 гг. снова вовлекла Уолта Уитмена в общественную жизнь. С 1862 г. и до конца военных событий он работал санитаром в госпиталях армии северян, был очевидцем боев и воплотил свои впечатления и размышления о драматических событиях этих лет в стихах, собранных им в книге «Барабанный бой» (1865). Самым знаменитым сочинением Уитмена этих лет является поэма, посвященная памяти президента Линкольна, «Когда во дворе перед домом цвела этой весною сирень» (1865). Для поэта убийство Линкольна — попытка уничтожить демократию, а значит — самую суть жизни.

После войны росло критическое отношение Уитмена к тому, как в американской реальности воплощались идеи демократии, хотя вера в них не ослабла, о чем наглядно свидетельствует публицистическая книга «Демократические дали» (1871). Но его поэтическое творчество уже не было столь интенсивно, как раньше, и лишь немногие стихи поднимались до уровня ранних. В 1891 г. Уитмен подготовил последнее — десятое — издание «Листьев травы», объявив его своим духовным завещанием — «обращением к миру».

Творчество Уолта Уитмена занимает особое место в истории литературы США. Оно примечательно своей целостностью и открытой эмоциональностью. В произведениях американского поэта перед нами предстает вселенная, не знающая пределов, но центром ее является личность, ощущающая и свою уникальность, и принадлежность человечеству и Космосу. Недаром лирический герой одной из самых крупных поэм, «Песни о себе», опубликованной уже в первом издании «Листьев травы», называет себя «Уолт Уитмен, Космос, сын Манхэттена». Поэму можно назвать автобиографической, но это автобиография поэтической «сверхдуши». В ней отсутствует сюжет, что было необычно для поэзии XIX в., но она обладает глубоким внутренним единством, так как в основе ее художественной организации лежит стремление автора наглядно представить читателям процесс духовного становления лирического героя — поэта, который на наших глазах (поэма написана в настоящем времени) учится облекать в слова свои эмоции и учится видеть и осязать жизнь. В первых четырех разделах перечислены главные темы и мотивы всей поэмы, которые затем претерпевают существенное развитие. Поэт становится личностью, у которой тысячи лиц, описанных на многих страницах, но «Все эти люди — я, и их чувства мои». Постепенно размываются и границы между этой личностью и реальностью внешнего мира. Поэт уже не созерцает окружающее, он ощущает вещный мир как часть своей духовной сущности и, следовательно, себя как часть Космоса. Даже смерть утрачивает свою необратимость, а становится лишь частью вечного движения жизни.

Есть во мне что-то — не знаю что, но знаю: оно во мне.

Я не знаю его — оно безыменное — это слово, еще нс сказанное.

Его пет ни в одном словаре, это не изречение, не символ.

Нечто, на чем оно качается, больше земли, на которой качаюсь я,

Для него вся вселенная — друг, чье объятие будит меня.

(Пер. К. Чуковского)

Поэтическое «Я» Уолта Уитмена, способное к бесконечным перевоплощениям в самые разные формы бытия, есть выражение общей для романтизма идеи восприятия природы и человека, но выражение крайне нетрадиционное. И дело даже не в том, что, следуя за Эмерсоном, поэт сосредоточивает внимание на безграничных возможностях человеческой личности. Это «Я» неразрывно слито с «другими», причем в восприятии этих «других» Уитмен предельно конкретен. Начиная с четвертого издания (1867), он неизменно открывал «Листья травы» стихотворением, в котором выразил свое кредо:

Одного я пою, всякую простую отдельную личность,

И все же Демократическое слово твержу, слово «Еп Masse».

Физиологию с головы и до пят я пою,

Не только лицо человеческое и не только рассудок достойны Музы, но все Тело еще более достойно ее,

Женское наравне с Мужским я пою.

Жизнь, безмерную в страсти, в биении, в силе,

Радостную, созданную чудесным законом для самых свободных деяний,

Человека Новых Времен я пою.

(Пер. К. Чуковского)

Мысль о «Новых Временах» и «Демократии» не была абстракцией. Исчерпывающая панорама реальности и чувство причастности человека ко всему, что происходит во вселенной, проецируются поэтом прежде всего на американскую действительность. Духовная независимость, пантеистическое отношение к миру, убеждение в природном равенстве людей являются в первую очередь выражением настроений человека, искренне приверженного идеям американской демократии. Для Уитмена рассказать о себе, о человечестве, о Космосе — значит рассказать о том, что происходит в его стране, в которой именно демократия обеспечила возможность слияния личности и масс.

Однако подобный рассказ он понимает не как отчет о проделанной государством работе, а как воссоздание мироощущения американца — «человека Новых Времен». Его герой несет в своей душе все тревоги и надежды, заботы и мечты тех самых простых людей, которые и составляют американские «массы». Он как будто растворяется в других, обретает тысячи лиц, он ощущает себя Космосом, перевоплощается в феномены природы, но никогда не исчезает, сохраняя и обогащая себя. Так Уитмен поэтически представил парадокс, в высшей степени свойственный американскому национальному сознанию: индивидуум становится частью массы, не теряя целостности своей личности. А универсализм восприятия жизни становится возможностью и необходимостью обратить внимание на самые разные, традиционно считавшиеся «непоэтическими» явления обыденной жизни. В этом заключается истинный демократизм поэта-медиума, а его произведения становятся национальной литературой, национальным эпосом, о необходимости создания которого постоянно размышляли и спорили деятели американской культуры XIX в.

Поэзия Уитмена пафосна, но никогда не бывает абстрактна. Так, например, его поэма «На бруклинском перевозе» посвящена все той же идее поиска и обретения себя. Но она примечательна прежде всего сквозящей в каждой строке любовью поэта к повседневной реальности, его неподдельным интересом к «толпам мужчин и женщин в будничных платьях». Уитмен вовсе не был слеп к трагедиям и трудностям жизни, но и их он рассматривал через призму космического единства и любви, а потому практически вся его поэзия пронизана оптимизмом. Именно любовь сообщает поэту то чувство радости и полноты жизни, которое стало предметом описания в таких произведениях, как «Песня радостей» или «Песня о топоре». Уитмен всегда стремится выстроить многогранную систему образов, при помощи которой можно создать максимально объемное изображение реальности. Так, в «Песне о топоре» поэт по-своему рассказывает всю историю человечества как историю созидательного труда. В этой поэме отчетливо проявляется увлечение автора идеями утопического социализма. Он противопоставляет тираническое прошлое, прежде всего европейское, прекрасному и свободному будущему, провозвестником которого является, по его убеждению, Америка — первый пример возможности торжества «Демократии, полной — в итоге столетий». Уитмен со страстью воспевает достижения материальной цивилизации, которые сделают жизнь человека еще прекраснее: «Твой мы построим храм, о пресвятая индустрия...» Одним из первых в мировой литературе он раскрывает на страницах своих произведений поэзию жизни большого города.

Не только особенности мировосприятия и мотивы резко отличают творчество Уитмена от поэтического канона XIX в., но и система художественных приемов и средств, разработанных поэтом для выражения своих замыслов. Цель его поэзии — не утонченность, а масштабность изображения жизни, поэтому она не просто лишена красивостей и штампов, но, по сути, отменяет любые разграничения между «поэтическим» и «непоэтическим». Уитмен разговаривает со своими читателями, не придумывая поэтические символы, а выявляя в самых различных явлениях реального мира их глубинный смысл, показывая их символическую значимость:

Я видел дуб в Луизиане,

Он стоял одиноко в ноле, и с его ветвей свисали мхи,

Он вырос один, без товарищей, весело шелестя своей темной листвой, Несгибаемый, корявый, могучий, был он похож на меня,

Но странно мне было, что он мог в одиночестве, без единого друга, шелестеть так весело листвой, ибо я на его месте не смог бы...

(Я видел дуб в Луизиане. Пер. К. Чуковского)

Уитмен не отрицает воспитательную роль литературы, но видит ее не во внушении свода прописных истин, а в масштабности обращения поэта - пророка и учителя к человеческим массам, поэтому многие его стихи напоминают речь оратора. Поэт широко использует параллелизмы, повторы, риторические вопросы и обращения.

Рабочие и работницы!

Если вы за работой стоите в цехе, то и я стою рядом с вами;

Если вы даете подарки вашему брату иль лучшему другу, то и я принимаю их как ваш брат или лучший друг;

Если вы принимаете радушно того, кого любите, мужа, жену, то вы принимаете и меня;

Если вы унижены, больны, стали преступником, то и я становлюсь таким же ради вас;

Что вы думаете о себе?

Или вы сами недооцениваете себя?

Или вы думаете, что президент более велик, чем вы?

Или богач лучше вас? Или образованный мудрее вас?

(Песня разных профессий. Пер. М. Зенкевича)

Повторяются или перекликаются друг с другом не только слова, образы и идеи, принцип параллелизма используется в синтаксической и ритмической организации стиха, что должно передавать, по замыслу поэта, непрерывность движения жизни. Ритм играет особо важную роль, так как американский поэт отказывается от рифмы и традиционных поэтических размеров. Именно Уолт Уитмен ввел в поэзию свободный стих. Он заложил основы современной поэтики, открыл путь, по которому пошло магистральное развитие американской и мировой поэзии XX в.

При жизни имя Уитмена стало известно далеко за пределами США. Его поэзия привлекла внимание в Англии, в Германии, в России. Но на родине слава пришла к нему лишь посмертно. Только потомки осознали глубокое своеобразие его поэзии, в которой были переосмыслены и по-новому представлены достижения романтического направления в искусстве и намечены перспективы нового, современного этапа развития поэзии. Приверженец демократических идеалов своего времени, Уолт Уитмен стал подлинно национальным американским поэтом.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >