Полная версия

Главная arrow Логика arrow ЛОГИКА ДЛЯ ЮРИСТОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Неполная индукция и аналогия.

Самым простым, но вместе с тем и самым ненадежным способом правдоподобного обоснования норм и оценок является неполная (популярная) индукция. Ее общая схема:

Sj должно быть Р.

S-, должно быть Р.

Sh должно быть Р.

S1; S2, ???jSn все являются Р.

Все S должны быть Р.

Здесь первые п посылок являются нормами (оценками), последняя посылка представляет собой описательное утверждение; заключение является нормой (оценкой). Индукция называется «неполной», поскольку перечисленные объекты SX, ^2> Sn не исчерпывают всего класса предметов S. Например:

Суворов должен был быть стойким и мужественным.

Наполеон должен был быть стойким и мужественным.

Кутузов должен был быть стойким и мужественным.

Суворов, Наполеон и Кутузов были полководцами.

Каждый полководец должен быть стойким и мужественным.

Еще один пример неполной индукции, заключением которой является норма:

Свобода слова должна иметь конституционные гарантии.

Свобода печати и иных средств массовой информации

должна иметь конституционные гарантии.

Свобода распространения информации любым законным

способом должна иметь конституционные гарантии.

Каждая свобода должна иметь конституционные гарантии.

Хотя посылки этого умозаключения обоснованны, заключение является неверным: не каждая свобода закреплена в Конституции РФ (например, свобода договора).

Популярным способом правдоподобной аргументации в поддержку норм и оценок является аналогия.

В нормативной (оценочной) аналогии сходство двух предметов в каких-то признаках продолжается, и на основании того, что первый предмет имеет определенную ценность, делается вывод, что и второй предмет обладает такой же ценностью.

Общая схема этой аналогии:

Объект Л имеет признаки а, Ь, с и должен иметь место.

Объект В имеет признаки а, Ь, с.

Значит, объект В также должен, по всей вероятности, иметь место.

Например:

Книга А — антиутопия, написанная хорошим языком, имеющая занимательный сюжет и заслуживающая переиздания.

Книга В также является антиутопией с хорошим языком и занимательным

сюжетом.

Значит, книга В также, по-видимому, должна быть переиздана.

Часто аналогия с нормативной посылкой предстает в форме: Предмет А имеет свойства а, Ь, с и должен быть d.

Предмет В обладает свойствами а, Ь, с.

Значит, предмет В, по-видимому, должен быть d.

Например:

Хороший автомобиль имеет колеса, двигатель и должен быть экономичным.

Хороший трактор имеет колеса и двигатель.

Значит, хороший трактор тоже, вероятно, должен быть экономичным.

Заметим, что только в самых редких случаях нормативная аналогия выступает в такой прозрачной форме, как в приведенных примерах. Приведем более сложные примеры и прокомментируем их.

«Подобно тому, как ребенок постигает то, что он сам бы не мог обнаружить, но чему его учит учитель, — пишет французский философ и теолог Э. Жильсон, — так и человеческий разум без труда овладевает учением, истинность которого гарантирована ему авторитетом сверхчеловеческим».

Здесь из того, что ребенок должен в процессе обучения опираться на авторитет учителя, делается вывод, что человек, подобно ребенку, должен опираться на более высокий, «сверхчеловеческий» авторитет.

Ж. Лабрюйер подчеркивает скрытность, механический характер и нередкую пустоту деятельности придворного, сравнивая ее с ходом часов: «Взгляните на часы: колесики, пружины, словом, весь механизм, скрыты; мы видим только стрелку, которая незаметно совершает свой круг и начинает новый, — таков и образ придворного, тем более совершенный, что нередко, продвинувшись довольно далеко, он оказывается у отправной точки».

Убедительность этой аналогии, конечно, невысока.

Аналогия обладает слабой доказательной силой, поскольку продолжение сходства может оказаться поверхностным или даже ошибочным. Однако доказательность и убедительность — разные вещи. Нередко строгое, проводимое шаг за шагом доказательство оказывается неуместным и убеждает меньше, чем мимолетная, но образная и яркая аналогия. Доказательство — сильнодействующее средство исправления и углубления убеждений, в то время как аналогия подобна гомеопатическим лекарствам, принимаемым ничтожными дозами, но оказывающими во многих случаях заметный лечебный эффект.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>