Целевое обоснование.

Целевое обоснование представляет собой обоснование нормы, требующей реализации какого-то объекта, ссылкой на то, что с его помощью может быть получен другой объект, который должен иметь место.

Например, следует укреплять законность и правопорядок, поскольку это

способствует стабильности общества; нужно отвечать добром на добро, так

как это ведет к справедливости в отношениях между людьми, и т. п.

Целевое обоснование широко применимо также в случае оценок. Его иногда называют мотивационным; если упоминаемые в нем цели не являются целями человека, оно обычно именуется телеологическим.

Существуют две основные схемы целевого обоснования норм (оценок). В одной из них используется понятие логического следования, в другой — понятие причинной (каузальной) связи.

Общая схема целевого обоснования норм (оценок), использующая понятие логического следования:

(1) Из А логически следует В.

В должно иметь место (является позитивно ценным).

Значит, вероятно, А также должно иметь место (являться позитивно ценным).

Например:

«Если мы пойдем завтра в кино и пойдем в театр, то мы пойдем завтра в театр; мы должны пойти завтра в театр; значит, по-видимому, мы должны завтра пойти в кино и пойти в театр». Это правдоподобное рассуждение, обосновывающее одну норму («Мы должны завтра пойти в кино и пойти в театр») ссылкой на другую норму («Мы должны завтра пойти в театр»).

Схема причинного целевого обоснования норм:

(2) А является причиной В.

Следствие В должно иметь место.

Значит, вероятно, причина А также должна иметь место.

Например:

«Доброжелательность людей и их готовность прийти на помощь друг другу являются необходимыми условиями совершенствования гражданского общества; гражданское общество должно совершенствоваться; следовательно, в социальных связях должны доминировать доброжелательность людей и их готовность прийти на помощь друг другу».

По аналогичной схеме осуществляется целевое обоснование оценок. Например:

«Если в начале лета идут дожди, урожай будет большим; хорошо, что будет большой урожай; значит, судя по всему, хорошо, что в начале лета идут дожди».

Это — правдоподобное рассуждение, обосновывающее одну оценку («Хорошо, что в начале лета идут дожди») ссылкой на другую оценку («Хорошо, что будет большой урожай») и определенную причинную связь («Если в начале лета идут дожди, урожай будет большим»).

В случае схем (1) и (2) речь идет о квазиэмпирическом обосновании, поскольку в число посылок входит норма (оценка), так что посылки не являются чисто эмпирическими (описательными) утверждениями.

В схеме (2) посылка «А является причиной В» представляет собой описательное утверждение, устанавливающее связь причины А со следствием В. Если утверждается, что данное следствие должно иметь место (является позитивно ценным), связь «причина — следствие» превращается в связь «средство — цель». Эту схему можно переформулировать таким образом:

А есть средство для достижения В.

В должно иметь место.

Значит, вероятно, А также должно иметь место.

Рассуждение, идущее по этой схеме, оправдывает средства ссылкой на позитивную ценность достигаемой с их помощью цели.

Оно является, можно сказать, развернутой формулировкой хорошо известного и всегда вызывавшего споры принципа: «Цель оправдывает средства». Споры объясняются правдоподобным, проблематичным характером скрывающегося за этим принципом целевого обоснования: цель вероятно, но вовсе не всегда и не с необходимостью оправдывает средства.

Еще одной схемой целевого обоснования норм является следующая:

(3) He-А есть причина не-В.

Но В должно быть.

Значит, вероятно, А также должно быть.

Например:

«Если вы не поторопитесь, то мы не придем к началу судебного заседания; мы должны явиться к началу судебного заседания; значит, по-видимому, вам следует поторопиться».

Иногда утверждается, что целевое обоснование норм (оценок) представляет собой необходимое рассуждение, опирающееся на закон логики и дающее заключение столь же обоснованное, как и посылки. Однако это не так. Целевое обоснование, и в частности известный со времен Аристотеля так называемый практический силлогизм, представляет собой правдоподобное рассуждение. Пример практического силлогизма:

Если в доме не протопить печь, в доме не будет тепло.

В доме должно быть тепло.

Значит, в доме следует протопить печь.

Это — не необходимое, а правдоподобное рассуждение, дающее только проблематическое, нуждающееся в дальнейшем обосновании заключение. Верно, что, если не протопить печь, в доме не станет тепло. В доме должно быть тепло. Но из этих посылок логически не вытекает, что в доме непременно следует протопить печь. Нужно, чтобы в доме стало тепло. Но, возможно, печь в таком состоянии, что лучше ее не топить, иначе, хотя и станет теплее, в доме нельзя будет находиться из-за обильного дыма.

Целевое обоснование норм (оценок) находит широкое применение в самых разных областях нормативных (оценочных) рассуждений, начиная с обыденных, правовых, моральных, политических дискуссий и кончая методологическими, философскими и научными спорами.

Некоторые философы Нового времени, занимавшиеся этикой, считали удовольствие несомненным благом. Их противники, наоборот, презирали удовольствие и склонялись к иной системе этики, которая казалась им более возвышенной. В частности, Т. Гоббс высоко ценил силу, в этом отношении с ним соглашался Б. Спиноза. Разные системы принимавшихся исходных ценностей вели к различиям в целевых обоснованиях. Скажем, рассуждение «Взаимная благожелательность доставляет удовольствие и потому должна приветствоваться» было бы неприемлемым для Гоббса и Спинозы.

Вот несколько характерных примеров, взятых из истории социальной мысли и обосновывающих оправдание или осуждение войны:

  • • война есть проявление героизма, она воспитывает презрение к комфорту и покою; героизм и презрительное отношение к комфорту и покою должны иметь место; значит, война также должна иметь место;
  • • война не только не способствует общему счастью, но, напротив, самым серьезным образом препятствует ему; общее счастье — это то, к чему следует всячески стремиться; значит, войны нужно категорически избегать;
  • • война мешает торговле; активная торговля должна иметь место; значит, война недопустима.

Некоторые высказывания английского философа Дж. Локка звучат несколько странно, так что не вполне понятно, как он мог бы обосновать их. Локк утверждает, например, что человек не должен иметь такого количества слив, которое не могут съесть ни он, ни его семья, так как сливы испортятся. Но человек может иметь столько золота и бриллиантов, сколько может получить законным образом, ибо золото и бриллианты не портятся. Локку не приходит в голову, что обладатель слив может избавиться от них прежде, чем они испортятся.

По-видимому, он рассуждал так; «Если у человека слишком много слив, то часть из них непременно испортится; сливы не должны портиться; значит, нельзя иметь чересчур много слив». Это рассуждение является попыткой целевого обоснования нормы «Нельзя иметь слишком много слив». Данное рассуждение неубедительно: первая его посылка не является истинным утверждением: человек, у которого много слив, может продать их или подарить кому-то, не дожидаясь, пока они испортятся.

Убедительность целевого обоснования существенным образом зависит от трех обстоятельств: 1) насколько эффективной является связь между целью и тем средством, которое предлагается для ее достижения; 2) является ли само средство в достаточной мере приемлемым; 3) насколько приемлема и важна та ценность, которая выдвигается в качестве цели. В разных аудиториях одно и то же целевое обоснование может обладать разной убедительностью.

Это наглядно показывает, что целевое обоснование относится к контекстуальным, или неуниверсальным, способам аргументации, эффективным не во всех аудиториях.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >