Сущность перехода между порядком и хаосом (эссенциология самоорганизации)

Выяснив, как происходит самоорганизация, естественно поставить вопрос, почему она вообще имеет место? Что играет роль той побудительной силы, которая заставляет диссипативные структуры как специфически усложняться, так и специфически упрощаться?

Опять-таки опыт всемирной истории убедительно свидетельствует в пользу того, что роль побудительной силы, ответственной за самоорганизацию, играет социальный отбор. Он делает понятным как спонтанный, так и стохастический характер социальной самоорганизации. Чтобы уяснить, каким образом он этого достигает, надо исследовать основные факторы отбора. Ими являются тезаурус, детектор и селектор. Тезаурус ("сокровищница") составляет множество возможных диссипативных структур, возникающих потенциально в недрах данной актуально существующей структуры в результате соответствующей бифуркации. В роли детектора, выбирающего из тезауруса определенную бифуркационную структуру, и, тем самым превращающего ее из возможности в действительность1, выступает внутреннее взаимодействие элементов социальной системы. При этом важно обратить внимание на его двойственный ("противоречивый") характер: это не просто конкуренция ("борьба") противодействующих друг другу элементов, но и кооперация элементов, содействующих друг другу в этой "борьбе". Таким образом, роль детектора играет противоречивое единство конкуренции (соперничество) и кооперации (сотрудничество), динамика которого трудно предсказуема. Поведение этого "единства" хорошо известно из истории как "изменение соотношения сил" в той или иной социальной ситуации. Оно становится особенно трудно уловимым, в высшей степени таинственным и загадочным, когда число элементов, взаимодействующих внутри системы, очень велико. А именно так и обстоит дело во многих социальных системах.

Но и это еще не все. В процесс социального отбора вмешивается третий фактор, который, например, Ч. Дарвин совсем не учитывал в своей теории биологического отбора. Этот фактор был назван селектором и при недостаточной глубине анализа легко может быть смешан с детектором.

Чтобы осознать то тонкое различие, которое существует между детектором и селектором, необходимо учесть следующее. Как показывает исследование не только социальных, но и природных самоорганизующихся систем, стремление таких систем к усложнению (в ходе иерархизации) или упрощению (в процессе деиерархизации) обусловлено стремлением к достижению максимальной устойчивости по отношению к возможным действиям со стороны окружающей среды. Закон взаимоотношений внутреннего взаимодействия в системе с ее внешним взаимодействием со средой определяет тот принцип устойчивости, на основании которого детектор должен выбирать из множества возможных бифуркационных структур наиболее устойчивую (в данной среде). Ясно, что этот принцип будет зависеть от специфического отношения внутреннего взаимодействия в системе к характеру окружающей среды. Поэтому один и тот же детектор при неодинаковых внешних условиях может "воспользоваться", вообще говоря, разными селекторами2. Таким образом, только взаимодействие всех трех факторов - тезауруса, детектора и селектора - делает понятной творческую силу социального отбора и его способность творить "чудеса". Эти "чудеса" проявляются в так называемой нелинейности второго рода - диспропорциональности между следствием и причиной (в отличие от "линейных" процессов, для которых характерна пропорциональность следствия причине). Малые воздействия на самоорганизующуюся систему могут приводить к очень большим последствиям ("мышь родит гору"), а большие - к совершенно незначительным ("гора родит мышь").

Для полного раскрытия сущности самоорганизации (т.е. всех факторов, делающих понятным ее скрытый смысл) требуется, однако, ответить еще на один вопрос: как воздействуют результаты социального отбора на факторы этого отбора, т.е. существует ли обратная связь между результатами отбора и его факторами? На популярном языке это звучит так: извлекают ли народы и правительства уроки из истории? Вопреки Гегелю, синергетика дает на этот вопрос положительный ответ1. Дело в том, что кроме отбора существует еще суперотбор, т.е. отбор самих факторов отбора. В этом проявляется так называемая нелинейность третьего рода (способность самоорганизующейся системы к самодействию). Чтобы сделать отбор более конструктивным, надо сделать его более радикальным (смелым), а для этого надо создать существенно новый тезаурус. Но создать последний можно, только подвергая систему новому распаду, т.е. создавая новый хаос. Здесь особенно заметно, почему в самоорганизующихся системах возникает столь острая потребность в хаосе: ведь хаос - это "кипящий котел", в котором вызревают новые диссипативные структуры (творческая роль хаоса).

Новый тезаурус влечет за собой также новый детектор и новый селектор. Нетрудно догадаться, что суперотбор приводит к качественному углублению и количественному ускорению простого отбора. Из сказанного ясно, что сущность развития социальной реальности не сводится ни к одностороннему увеличению порядка, ни к одностороннему росту степени свободы ("хаоса"), как это полагали многие мыслители в прошлом (в частности, первой точки зрения придерживался О. Конт, а второй - Г. Спенсер). Та элементарная форма синтеза порядка и хаоса (свободы), которая реализуется в диссипативной структуре, приводит к совершенно новому взгляду на сущность развития, когда речь заходит о развитии диссипативных структур. Оказывается, что развитие (эволюция) диссипативной структуры есть рост степени синтеза порядка и хаоса, обусловленный стремлением к максимальной устойчивости. Тем, кто сомневается в революционном вкладе синергетики в философию, следует учесть, что никто из философов прошлого при всей смелости их воображения никогда не приходил к подобной идее.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >