Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Историко-литературный контекст

Персонажи театра абсурда наделены лишь именами: у них нет ни профессии, ни индивидуального лица, ни биографии. Это «полые люди», если употреблять метафору Т. С. Элиота. Их существование — бесцельно и выражается в выплеске примитивных эмоций. Они одномерны, свободны от моральных понятий, пребывают в условном времени и пространстве, косноязычны, уподоблены маскам или куклам. Зачастую ущербны физически и умственно, так абсурдические пьесы обретают черты трагифарса.

Сэмюэл Беккет (1906—1989) прожил долгую жизнь. Трудясь в разных жанрах, нашел себя как драматург и снискал славу, уже приближаясь к полувековому рубежу. Если Ионеско был уроженцем Румынии, то Беккет — выходцем из Ирландии, где прошли его детские и юношеские годы. Он с детства увлекался литературой и, подобно своим выдающимся соотечественникам Б. Шоу, Дж. Джойсу, Ш. О’Кейси, покинул родину, где его удручали провинциализм культурной жизни и духовная несвобода.

В 1920-е гг. Беккет обосновывается в Париже, где знакомится с автором «Улисса», становится его поклонником. Творца «Улисса» воспринимает как живого классика. Его великий роман в жанрово-тематическом плане рассматривает как новаторское воплощение современных философских идей. При этом исходит из убеждения: в реальности присутствуют добро и зло, а их нерасторжимость — источник жизненного динамизма и развития. Но если обычно они противопоставлялись друг другу, то Беккет убежден: они на самом деле в сложной внутренней взаимосвязи.

Из-под пера Беккета выходят несколько романов («Мэрфи», «Уолт», трилогия, состоящая из романов «Моллой», «Мэлон умирает», «Безымянный»), В них уже присутствуют мотивы, характерные для его драматургии: одинокие, нередко умирающие духовно и физически, ущербные персонажи, бесцельно пребывающие в анонимном пространстве, пустынном, лишенном конкретности при общей сумрачной тональности.

Вслед за пьесой «В ожидании Годо» последовали другие: «Эндшпиль», «Катастрофа», «Театральный осколок», «Счастливые дни», «Последняя лента Крэппа», прочно вошедшие в мировой театральный репертуар, а международная слава их автора была закреплена присуждением ему Нобелевской премии (1969).

Эжен Ионеско (1912—1994; наст, фамилия Ионеску) — второй признанный лидер театра абсурда, уроженец Румынии. Его отец был адвокатом, преуспевавшим при разных реакционных режимах; мать француженкой. Ионеско провел отрочество во Франции, затем после развода родителей вернулся в Румынию, где в Бухарестском университете получил неплохое филологическое образование. Его первые публикации — стихи на румынском языке. Дебютировал он и как литературный критик, причем уже в первых выступлениях заявил о себе как человек независимой мысли, не признающий никаких авторитетов. В разгар работы над диссертацией о Бодлере в 1942 г. он поспешил покинуть Румынию, спасаясь от гнетущего фашистского режима. С трудом перебрался на юг Франции, в свободную зону.

С тех пор Франция стала его второй родиной, а ее языком он владел в совершенстве. Начиная с 1940-х гг. в многочисленных эссе (одно из главных — «Заметки “за” и “против”», 1962) Ионеско формулирует свои эстетические позиции, реализованные позднее в его пьесах. Он дебютировал драмой с шокирующим названием «Лысая певица»; премьерные спектакли поначалу проходили при полупустых залах.

Бытие в его пьесах — абсурдно, герои — беспомощны, «непроницаемы», пребывают в «заторможенном», полусонном состоянии. Их общение подобно диалогу глухих. События — случайны. Но признавая абсурд как норму, Ионеско не бесстрастен. В его пьесах — стихия комического, пародийного, сатирического. В них притча и аллегория, обычно не прямолинейно-однозначные, а предполагающие разнообразные толкования. Парадоксальны сами заголовки его пьес: «Носороги», «Бред вдвоем», «Бескорыстный убийца», «Этот потрясающий бордель», «Небесный пешеход» и др. Под стать заголовкам и ситуации в пьесах. После многолетнего супружества муж и жена настолько чужие, что перестали понимать друг друга («Лысая певица»). Невеста оказывается мужчиной («Девица на выданье»). Другую девушку оценивают и покупают, как автомобиль («Автомобильный салон»). Старик и старуха, готовясь к приходу гостей, озабочены расстановкой стульев, которые определяют статус человека. Ждут прихода оратора, — а тот глухонемой («Стулья»). Вождь, вызывающий восторг масс, лишен головы («Учитель»), У академика нет аттестата зрелости, и во время сдачи школьного экзамена он с треском «проваливается». В глазах общественности он не маститый ученый, а безнадежный неуч («Пробел»).

Хотя абсурдисты и декларируют неприятие идеологии, пьесы Ионеско отнюдь не безобидные курьезы. Он издевается над пошлостью общепринятой морали, бюрократизмом, лженаукой, предрассудками толпы, убожеством массового, клишированного сознания. Но особо ненавистны для него угнетение и насилие над личностью, ее дегуманизация, любые формы подавления и обезличивания индивида.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>