Материалы к практическому занятию

Голдинг о жизни и творчестве

«Размышляя о мире, управляемом наукой, я становлюсь пессимистом...

И все же я оптимист, когда думаю о духовной сфере, от которой наука стремится меня отвлечь... Нам надо больше любви, больше человечности, больше сочувствия».

Из Нобелевской речи

«Есть известный смысл сочинять романы тогда, когда чувствуешь, что ты не можешь не писать или надеешься, что никто об этом еще не написал. Не думаю, что было бы разумно писать две похожие друг на друга книги.

Создатель притч — это моралист. Притча включает в себя некий обращенный к людям урок.

Большинство из нас — потенциальные преступники. И одновременно - потенциальные врачи и медсестры. Доброта и греховность балансируют в людях, выявляясь в разных обстоятельствах.

На протяжении моей жизни я не раз бывал потрясен и оглушен, сталкиваясь с тем, что мы, люди, можем проделывать друг с другом...

Поэтому я пишу со всей страстью, на которую только способен и обращаюсь к людям: Смотрите, смотрите и еще раз смотрите. Вот какова она, как она мне видится, природа наиболее опасного из всех животных — человека.

...О многом происходящем во время войны, я старался не думать, иначе я ощущаю почти физическую боль. А раз я ощущаю, что человечеству физически больно, это и занимает все мои мысли. Я узнаю в том суть нашей общей человеческой натуры, которую мы обязаны... держать под контролем. И это, по-моему, благородная задача писателя: писатель ставит диагноз... это такой же важный долг, как долг врача».

Из выступления на международном писательском форуме в Ленинграде (1963)

Критика о романе «Повелитель мух»

«Главные герои “Повелителя”— хорошо подобранный ансамбль. В соответствии с жанром иносказания каждый как бы представляет свою определенную линию в борьбе двух миров — мире дикарства, безответственности и мира здравого смысла, цивилизации: что лучше — жить по закону и в согласии или охотиться и убивать. Однако автор сталкивает своих героев не только как воплощение разных типов бытового и социального поведения их и как своеобразные теоретические позиции, предлагающие понимания голдинговской “истины” о природе человека, а следовательно, о причинах мировых войн и непрочности цивилизации. В связи с этой дву- плановостью каждый персонаж может выполнять разные роли».

М. М. Зинде. Из предисловия к книге У. Голдинга «Повелитель мух.

Пирамида. Чрезвычайный посол» (М., 1982)

«На земле всегда живут жаждущие крови психопаты, но они приходят к власти только при определенном состоянии общества. В “Повелителе мух” психопат достигает власти, потому что здравые демократические силы оказались слабы и не смогли остановить его».

Р. Сидхаи, английский критик

«Проза Голдинга слишком сложна и многогранна, чтобы ее можно было свести к простому тезису или умозаключению. “Повелитель мух”— плод воображения гибкого и глубокого, свидетельство искусства, более тонкого, чем это можно полагать, исходя лишь из ясного внешнего действия».

М. Кинкид-Уикс, английский критик

Рекомендуемая литература

Голдинг, У. Повелитель мух (любое издание).

William Golding. Lord of the flies. Tho pyramid envoy extraordinary / сост. и ред. комм. M. М. Зиндс. — М., 1982.

ГиленсоНу Б. А. Мир Уильяма Голдинга // Патрик Уайт. Повести. У. Голдинг. Повелитель мух. — М., 1999. — Серия: Библиотека «Лауреаты Нобелевской премии».

Ивашева, В. В. Английские диалоги. — М., 1983.

Скороденко, В. Притчи Уильяма Голдинга // У. Голдинг. Шпиль и другие повести. — М., 1981.

Струкова, Т. Г. «Морская трилогия» Голдинга // Традиции и новаторство. — Воронеж, 2000.

Филюшкина, С. Н. Современный английский роман. Формы раскрытия авторского сознания и проблемы повествовательной техники. — Воронеж, 1988.

Boydy S. J. The Novels of William Golding. — Sussex ; N. Y., 1988.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >