Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ГАРСИА МАРКЕС: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ МАКОНДО «СТО ЛЕТ ОДИНОЧЕСТВА»

Ключевые понятия: латиноамериканский этнический компонент; европейский художественный опыт; магический реализм; Макондо; экзистенциализм; сюрреализм; национальная фольклорная традиция; фантастика; мифологизация, мифопоэгика.

Одна из тенденций словесного искусства минувшего столетия — выход на мировую арену больших художников, представителей «малых» литератур и целых континентов. Показательна резко расширившаяся национальная принадлежность Нобелевских лауреатов по литературе. И среди них — одно из самых звонких имен последних десятилетий, колумбиец Габриэль Гарсиа Маркес. Его новаторство и слава — признание того вклада, который вносят в современный историко-литературный процесс писатели Латинской Америки, прозаики и поэты.

Историко-литературный контекст

Кратко назовем имена тех, кто создал художественно-эстетическую панораму огромного континента. Это Хорхе Луис Борхес (1899—1986), писатель-библиотекарь, эрудит-гуманитарий, полиглот, работавший едва ли не во всех жанрах, счастливо аккумулировавший в своем многотомном творчестве мировую художественную культуру. Его соотечественник Хулио Кортасар (1914—1983) исходил из концепции «писательской игры», ориентированной на пересоздание мира, переиначивание привычных, апробированных жизненных норм и ситуаций. Это реализовано в его романе «Игра в классики» (1963).

Наиболее известное произведение кубинца Алехо Карпентьера (1904— 1981) — роман «Век Просвещения» (1963), посвященный отзвукам Французской революции в странах Карибского бассейна.

Самый читаемый роман перуанца Марио Варгаса Льосы (р. 1936) «Зеленый дом» (1966) — это своеобразный фрагмент «общей книги» о Латинской Америке.

Для творческих исканий этих и других латиноамериканских писателей характерны два главных обстоятельства: во-первых, опора на региональный материал, художественные, в частности фольклорные, традиции; во-вторых, использование мирового, в частности западноевропейского, эстетического опыта. Все эго органически и плодотворно соединилось в художественной методологии Гарсиа Маркеса. А среди многих сочинений, им написанных, роман «Сто лет одиночества» — его «главная книга», классика мировой литературы минувшего столетия.

Габриэль Гарсиа Маркес (1927—2014) — уроженец городка Аракатака в Колумбии. Образ «малой родины», местности неподалеку от Атлантического океана, позднее обретет многогранный отзвук в его творчестве. С ранних лет он впитывал в себя местные фольклорные легенды и мифы, также сказки, притчи и истории, которые слышал от словоохотливой бабушки и деда, ветерана военных конфликтов. Литературные импульсы сына проявились очень рано, а позднее, уже окончив университет, став юристом, он уверовал, что «писательство — это призвание, от которого не уйти».

Поработав провинциальным репортером, он перебирается в столицу страны — Боготу, где принимает участие в политической жизни. В 1954 г. в качестве корреспондента газеты «Эль Экспектадор» отбывает в Европу, откуда отправляет на родину репортажи. Там он приобщается к художественной жизни Рима и Парижа, жадно следит за актуальными литературными веяниями, а также новациями в кинематографе, в частности за итальянским неореализмом. Как и многие его латиноамериканские коллеги, он с немалой для себя пользой осваивает европейский эстетический опыт. Журналистскую деятельность, достаточно успешную, он рассматривает лишь как дающую средства к существованию, а главным делом полагает художественную прозу. Уже в 17 лет делает наброски будущего романа «Сто лет одиночества», но потребовалось почти два десятилетия, прежде чем все, продуманное и даже напечатанное в виде фрагментов, вылилось на бумагу в одном мощном творческом порыве.

В 1951 г. выходит его первая повесть «Палая листва». В ней появляется пока еще в смутных контурах городок Макондо, напоминающий родину писателя. Затем следуют сборник рассказов «Похороны Великой мамы» и роман «Скверное время», где также присутствует образ Макондо в магическом, фантастическом ключе. Перед нами мир, в котором торжествуют зло, насилие. Случаются странные события. Жара перемежается дождями, льющимися из птиц, где происходят нашествия москитов, а люди поражены апатией и леныо. Появляется и одно из хрестоматийных произведений Гарсиа Маркеса — повесть «Полковнику никто не пишет» (1956). Главный герой, отставной военный, ветеран, всеми забытый, влачащий полунищее существование — жертва бюрократического абсурда. В повести — концентрированное воплощение глубинной для Гарсиа Маркеса темы человеческого одиночества.

Но чтобы приступить к непосредственному написанию романа, писатель должен был добиться точного попадания в выборе манеры повествования и нужной художественной интонации. Наконец они были уловлены. В течение полутора лет он не расставался с текстом, диктуя машинистке главу за главой, слово за словом. Ее издали в Аргентине, в Буэнос-Айресе, а полумиллионный тираж для Латинской Америки — событие трудпопрог- нозируемое. Вскоре началось триумфальное шествие книги по миру.

Роман «Сто лет одиночества» оказался своеобразным стартом других романов писателя, пропитанных мифопоэтической стихией. Среди них «Осень патриарха» (1975) — произведение, относящееся к жанровой разновидности романа о диктаторе. А он был актуален для континента, где в государствах, получивших, независимость от испанского господства, нередко устанавливались «президентские», а в сущности диктаторские, антидемократические режимы. В центре романа образ некоего Патриарха, многолетнего правителя в своей стране. Он получеловек и полубог, всесилен и сделался мифом. Его обожествляют и одновременно тайно ждут его кончины.

Гарсиа Маркес не был первым среди писателей-латиноамериканцев, кто писал о диктаторах. Еще в 1933 г. гватемалец Мигель Астуриас (1899— 1970), Нобелевский лауреат (1967), написал роман «Господин Президент». Гарсиа Маркес уловил в своем произведении те рельефные черты диктаторов, «вождей», появление которых — примета тоталитарных режимов XX столетия и не только. Патриарх достоин по силе обобщения сопоставления с Большим Братом из романа Оруэлла «1984» (1948).

Большой художник, Гарсиа Маркес не знал творческих простоев, он постоянно обновлял тематику: романы «История одной смерти, о которой все знали заранее» (1981); «Любовь во время холеры» (1985). Герой романа «Генерал в своем лабиринте» (1989) — лидер освободительного движения на континенте Симон Боливар, находящийся на смертном одре, мечта которого о Великой Республике, единой стране не осуществилась. Наконец, в романе «Любовь и демоны» (1994) — критика догматики, которой придерживаются некоторые деятели католической церкви.

2. Вопросы и темы для обсуждения и анализа

Роман «Сто лет одиночества»

  • 1. Жанровое своеобразие романа. Можно ли его считать разновидностью семейной хроники? На какие традиции европейской литературы он опирался и в чем его новаторство?
  • 2. Смысл заголовка романа.
  • 3. Двуплановость романа. Какие черты поэтики «магического реализма» получили воплощение в романе?
  • 4. Как, обращаясь к «локальному» материалу, романист придает роману универсальность и всеохватность?
  • 5. Макондо как микромир Колумбии и ее история. Как это соотносится с изображением Йокнапатофы в романах Фолкнера?
  • 6. Кратко охарактеризуйте сюжет романа и главных действующих лиц. Одиночество как их главная психологическая доминанта.
  • 7. Урсула Буэндиа как своеобразный каркас сюжета, родоначальница шести поколений. Судьба ее потомков и цикличность их жизненных перипетий.
  • 8. Как в романе «сосуществуют» реальность, миф, фантастика, гипербола? Латиноамериканская история и действительность и своеобразие манеры романиста. Какова почва для фантазии Гарсиа Маркеса?
  • 9. Как художественную природу романа охарактеризовал перуанский писатель Варгас Льоса?
  • 10. Рыцарский роман как предтеча Гарсиа Маркеса. Герой «Амадиса Гальского» и полковник Аурелио Буэндиа.
  • 11. Единство языка и стиля романа с его сюжетно-содержательным аспектом.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>