Эвриологическая интерпретация П. К. Энгельмейера

На рубеже XIX-XX вв. в качестве незаурядного философа техники проявил себя Петр Клементьевич Энгельмейер (1855- 1943). Будучи обрусевшим немцем, он тем не менее сохранял тесную связь с немецкой и австрийской культурой. Он и его жена (оперная певица) не один год провели за рубежом. В философском отношении Энгельмейеру в наибольшей степени импонировали взгляды Эрнста Маха, основателя так называемого второго позитивизма, отличавшегося своей эмпирической направленностью. Мах и Энгельмейер находились в длительной переписке, демонстрируя порой полное единодушие. В частности, Мах написал предисловие к одной из лучших работ Энгельмейера - "Тройной акт как учение о технике и открытии". Он полагал, что Энгельмейер применяет его учение к сфере технико-изобретательской деятельности.

Однако при всей схожести позиций Маха и Энгельмейера между ними существовали значительные различия. Новаторство Маха относилось в основном к философии науки. В отличие от него Энгельмейер был энтузиастом философии техники, а технику он отличал от науки. Поэтому его философия техники, подытоженная в четырех книгах, не является частным случаем философии науки. Еще одно существенное различие между позициями двух авторов состояло в том, что Энгельмейера в отличие от Маха в основном интересовали не семантические, а прагматические новации. Его внимание было направлено не на то, что есть, а на то, что должно быть. Таким образом, Энгельмейер решительнее Маха отходил от основных доктрин позитивизма, сторонящегося прагматики.

Главным в концепции Энгельмейера является учение о трехактности процесса творчества, который он осмысливал в эвриологии. Последняя, как он полагал, выступает ключом ко всем тайнам философии техники, поэтому именно эвриология должна быть рассмотрена в первую очередь. Трехакт творчества реализуется в качестве перехода:

Все начинается с акта воли (ее представляет переменная V), которая инициирует истину и ложь (т), красоту и безобразное (я), добро и зло (р), пользу и вред ((]). Но в таком случае формула

представляет в количественном отношении последовательность

Если три из четырех переменных - т, п, р, q приравнять к нулю, то получаем в чистом виде либо науку, либо эстетику, либо этику, либо технику. Однако самое интересное состоит в том, что венчает проявления воли не что-нибудь иное, а именно техника, ибо только она реализует фактичность жизни.

П. К. Энгельмейер в одном из писем к Э. Маху подводит итог своим воззрениям: "Конечной целью научного и художественного знания является техника, под которой понимается собственно техника, творчество, искусство эксперимента, жизненная практика и этика. Поэтому я называю свою систему техницизмом".

Техника призвана обеспечить достижение действительной пользы, ибо в этом состоит ее существо. Подлинная техника не обрывает прогрессивный ряд человеческой деятельности, а придает ему законченность. Техника, которая уродует жизнь и приносит зло, не подлинна. Но неподлинны и наука, и эстетика, и этика, когда они отчуждены от техники. Если эту точку зрения провести отчетливо, то придется признать духовной вершиной человечества не что иное, как философию техники.

Позиции знатоков философии техники Энгельмейера существенно отличаются друг от друга. В. Г. Горохов критически оценивает технический оптимизм Энгельмейера. Карл Митчем, отдавая должное Энгельмейеру, характеризует его в качестве технократа. Немало и таких авторов, которые с восторгом принимают теорию эвриологии, полагая излишним формулировать какие-либо критические суждения на сей счет.

С философской точки зрения при оценке философии техники Энгельмейера центральное место должно быть уделено не концептам технического оптимизма и технократизма, а теории эвриологии, которая представляет собой откровенно метафизическое мероприятие. Творчество Энгельмейера, несомненно, явилось значительной вехой в развитии в философии техники. Он привлек к ней внимание ученых, инженеров и педагогов, разрабатывал различные ее аспекты, наконец, демонстрировал свое геройство и мужество, порой рискуя жизнью, особенно в связи со своим махистским прошлым. Словом, речь идет об исключительно многогранной и талантливой личности. Между тем с сожалением приходится констатировать, что философия техники Энгельмейера отстоит от метанаучной философии техникологии на почтительное расстояние. Отсутствие в его творчестве продуктивного проблемного анализа относительно содержания техникологических наук поставило заслон на пути к философии техникологии. Общая эвриология не существует точно так же, как не существуют общие законы функционирования и развития технических систем. Что же касается процесса творчества, то об этом было сказано достаточно в первой главе учебника, особенно в параграфе 1.9.

Выводы

  • 1. П. К. Энгельмейер реализовал эвриологическое понимание техники.
  • 2. Следовало же обратиться к анализу непосредственно самих технических теорий.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >