УНИВЕРСАЛЬНОЕ И ОСОБЕННОЕ В НАУКАХ О ПРИРОДЕ И НАУКАХ ОБ ОБЩЕСТВЕ

Категории «универсальное» и «особенное» и их проявления науке

Оппозиция «естествознание — обществознание» и сегодня имеет вид гносеологической дихотомии, основанной на гипертрофии различий между ними.

Согласно такому углу зрения номотетическое (законоустанавливающее) естествознание открывает законы, объясняет, прибегает к абстрагированию, типологизирует реальность через связку «всегда- везде», выявляет инварианты, тенденции, нацелено на генерализацию (универсальное). Социально-гуманитарное знание фиксирует факты, описательно, рассматривает реальность через схему «однажды-в-одном- месте», довольствуется наглядностью, однократностью, ориентировано на индивидуализацию (особенное, единичное).

Налицо взаимоисключающие ряды наук, сталкиваемые по всем эпистемологически значимым показателям — один тип знания законосообразен, оперирует систематичными логико-понятийными универсалиями, другой — событиен, погружен в стихию не подводимых под общее уникальностей.

Гносеологический романтизм (А. Шопенгауэр, В. Дильтей, Г. Зим- мель, А. Бергсон, М. Шелер, К. Ясперс и т.д.) стремится дискредитировать естествознание и одновременно возвысить социально-гуманитарное знание. В этом направлении доминирует представление о принципиальной недискурсивности гуманитаристики, индуцируемой «полнотой переживания жизни», и т.д.

Эпистемологический редукционизм (позитивизм) не видит различий между естествознанием и социально-гуманитарным знанием и не выдерживает серьезной эвристической нагруженности.

Третья линия, гносеологический унитаризм, более адекватна, акцентирует родовую единообразность науки. Общеизвестен феномен использования исследовательского инструмента одних систем знания в пределах иных — молекулярная биология, квантовая химия, структурная лингвистика и т.д.

Это обеспечено единством науки, ее внутренней прозрачностью, обусловливающей структурную диффузию. Под таким единством науки понимается сущностная гомогенность познавательных актов, процедур, принципов генерации, трансляции и демонстрации единиц знания, отвечающих общим критериям научности. К числу последних относятся правила, задающие общую основу разных наук, — способы рационально-дискурсивного логически и практически обоснованного освоения и удостоверения истины (формально-логическая непротиворечивость, каузальность, общезначимость, опытная адаптированность и т.д.).

Чтобы далее предметно рассмотреть проблему универсального и особенного в естествознании и социально-гуманитарном знании, уточним понятия.

Универсальное {общее) — 1) в традиционном смысле (идет от Аристотеля) — признак, сходный с признаками всех предметов фиксированного класса; 2) закономерная форма связи вещей, явлений и процессов в составе целого. Универсальное (общее) как закон существования и развития всех единичных форм бытия материальных и духовных явлений отражается в виде понятий и теорий. Универсальное — это единое во многом. Универсальное как закон выражается в единичном и через единичное.

Особенное — философская категория, выражающая универсальное (общее) в единичном и единичное — в его единстве с общим. В традиционном смысле особенное — признак, сходный с признаками одних и не сходный с признаками других предметов фиксированного класса.

Теперь рассмотрим, как эти категории — универсальное и особенное — обнаруживаются в натуралистике (естествознании) и гуманита- ристике (социально-гуманитарном знании).

Универсальное (общее) обнаруживается прежде всего в законах.

Закон есть существенная, необходимая, повторяющаяся связь явлений объективного мира.

В естествознании закон имеет следующие характеристики:

  • 1) импликативность [импликация (от лат. implicatio — сплетение, от implico — тесно связываю) — сложное высказывание, образованное из двух высказываний с помощью союза «если... то», выражающего условную связь];
  • 2) универсальность, т.е. закон есть утверждение максимальной общности, соответствующее предметам данного типа;
  • 3) номологичность — фиксация необходимой связи, вытекающей из сущности предмета. Именно по этому основанию проводится граница между собственно законами и универсальными утверждениями, не имеющими статуса законов. Достаточных формально-логических рецептов демонстрации номологичности не существует. Однако таким достаточным критерием номологичности принято считать совокупную общественно-историческую практику;
  • 4) пространственно-временная интервалъность. Закон действует в соответствующих пространственно-временных границах. Варьирование условий меняет проявление закона вплоть до его упразднения. Переход к неоднородному и неизотропному (неодинаковому по строению) пространству, к примеру, деформирует законы физики.

Существуют ли законы социально-гуманитарных наук, соответствующие данному понятию закона? То есть как закон в таком понимании проявляется в социально-гуманитарных науках?

Множество точек зрения, возникших как результат рефлексии этого вопроса, возможно упорядочить в два потока.

Первый поток — субъективизм. Его сторонники отрицают существование универсального (общего), т.е. законов гуманитарных наук, гносеологически тождественных универсальному, т.е. законам естествознания. В качестве решающего приводится аргумент уникальности, неповторимости и тому подобных гуманитарных явлений (процессов, событий, отношений).

На это можно ответить следующим образом.

Онтологические параметры гуманитарного материала в целом выдерживают испытание на соответствие универсальности, т.е. закону: наличие стандартных социально-гуманитарных (духовных, этических, эстетических, поведенческих, процессуальных, аксиологических и т.д.) практик, ориентиров, идеалов, образцов и т.д. (которыми пользуются люди) позволяет фиксировать здесь существенные, необходимые, повторяющиеся, инвариантные, т.е. универсальные, законосообразные связи и отношения.

Так, проблемы смысла жизни или счастья уникальны, единичны, индивидуально окрашены, глубоко личностны, неповторимы. Однако, принимая во внимание реальность неких однотипных требований, задающих жизненную основу человеческого общежития в виде стандартных норм, «инструкций» относительно оптимальной реализации человеком его природных, социальных начал и потенций — гедонистическая, моральная, эстетическая, аскетическая, религиозная и т.п. орнаментация жизни — можно утверждать, что эти проблемы имеют довольно универсальные решения. Другими словами, каждый, решая указанные проблемы по-своему, в конечном счете приходит к одному из уже выработанных человечеством и в этом смысле общих (универсальных) решений. Следовательно, инварианты, универсальное есть и в области социально-гуманитарной.

Другой поток — объективизм. Его адепты решают вопрос о существовании законов социально-гуманитарных наук на пути редукционизма. Наличие автономных законов социально-гуманитарных наук отрицается. Признается наличие законов более «фундаментального» уровня, которые «задают» законосообразность социально-гуманитарных явлений. Таковы натурализм (биологизм, фрейдизм), социологизм (экономизм), географический детерминизм, монетаризм и т.д., предусматривающие введение в материю гуманитарного своего рода скрытых параметров. Издержки этой практики известны — вульгаризация, фатализм, искажающие объективную картину.

Таким образом, в вопросах онтологии, т.е. объективных предпосылок, обеспечивающих возможность номологичности (законосообразности) социально-гуманитарного материала, следует проявлять тщательность во избежание как субъективизма (актуализма, сиюминутности), так и объективизма (вульгаризаторства, фатализма).

Познавательная специфика универсального (законов) социальногуманитарных наук определяется целями и задачами, стоящими перед сферой социально-гуманитарного знания и конкретными исследователями.

Гуманитарий движется в пространстве ценностно-смысловых, а не вещно-натуралистических связей. Гуманитарный объект внеприро- ден — вынесен вовне природного бытия в мир человечности, межсубъективных отношений. Они постигаются не непосредственным наблюдением и созерцанием, а реконструкцией оснований, форм человеческой деятельности, проникновением в суть характера, способа ее организации.

Описание мира субъективности со стороны сущности достигается путем апелляции к двум типам законов: социально-гуманитарным, отвечающим критерию повторяемости (законам социально-исторических процессов), и экзистенциальным, выявляемых в ходе научнопсихологического анализа личностных характеристик в соответствии с реалиями эпохи.

Эти законы — основа постижения того, что делает мир человеческим, что раскрывает меру человеческого развития. Это законы, по которым устанавливается связь культур, достигается возможность взаимопонимания. В их основе то, что актуализация реальных потенций каждого человека, независимо от темперамента и субъективности, обусловлена некими вполне стандартными факторами — действием, языком, чувством жизни, коммуникацией, полом, игрой, любовью, смертью и т.д. В этих общих факторах можно вычленить некую ось — общность практического, духовного, экзистенциального освоения мира, что выражается в общих правилах творения себя и друг друга. Эта общность и позволяет устанавливать связи между уникальными личностями, культурами, адекватно воссоздавать их особые черты, признаки. Основные идеи социально-гуманитарного исследования вращаются вокруг этих фундаментальных начал, которые задают канву оценки и самопроявления человеческого.

Насколько точны, надежны, строги законы (т.е. универсальное) социально-гуманитарных наук? Поскольку относительно социальных (социологических, экономических, политических и иных) законов вопрос остро не встает, рассмотрим специфику экзистенциальных (гуманитарных) законов.

Причины неоднозначности таких законов определяются тем, что материя их — ценностно-смысловая, мотивационная — жестко не детерминирована. Однако это не влечет беспросветного произвола, релятивизма, субъективизма исследования.

Существуют вполне объективные основания, которые конституируют не проблематизируемый базис гуманитарного познания.

Среди них:

  • 1) требование привязки структур внутреннего мира к объективным условиям, принципам жизнедеятельности, которые выступают как их (структур) детерминанты. Человеку может казаться, что он сам определяет свой внутренний мир независимо от внешнего, но на деле он порожден внешним. Поэтому не вполне адекватны те, кто апеллирует лишь к индивидуальному вживанию, эмпатии, сопереживанию как средству проникновения в мир Иного, другого «Я». Это Иное, другое «Я» также детерминированы не только внутренним миром, но и внешним тоже;
  • 2) требования историзма, конкретности, всесторонности, объективности подхода, отсекающие возможность предвзятых модернизаций и архаизаций и гарантирующие адекватность, глубину анализа. Инструмент познания гуманитарных наук — понимание — не произвольная исследовательская обработка и переработка оригинала. Как подчеркивал М. Бахтин, «нельзя понимать понимание как вчуствова- ние и становление себя на чужое место (потеря своего места)... нельзя понимать понимание как перевод с чужого языка на свой язык». Понимать так, как понимал автор, и самообогащаться авторским пониманием — таково познавательное кредо гуманитария;
  • 3) индивидуализация, персонификация, идиографизация в гуманитарном знании не синонимы субъективизации. Субъективизм — неглубокая, исторически неоправданная интерпретация гуманитарных явлений. Предел гуманитарного поиска — «не Я, а Я во взаимоотношениях с другими личностями, т.е. Я и другой Я, Я и Ты» (М. Бахтин).

Учет авторского социально-исторического и духовно-экзистенциального измерения кладет предел субъективизму в виде преодоления чуждости чужого без превращения его в чисто свое (подмена, модернизация, неузнавание чужого и т.д.) — Бахтин М.;

4) апелляция к таким закономерностям (социально-исторических процессов) и принципам (межличностной коммуникации, труда и т.д.), которые обеспечивают идентификацию гуманитарного материала, его общезначимую рационализацию, теоретизацию. Такая апелляция возможна там, где, как, например, в социологии, уникальные индивиды идентифицируются по некоторым типологическим параметрам. Там, где она невозможна, как, например, в случае, когда один человек не может встать на место другого, когда требуется целостная и неповторимая личность человека, обращаются к традукции (логическое умозаключение, в котором посылки и заключения являются суждениями одинаковой общности) по принципу: если хочешь знать себя, изучай других, если хочешь знать других, изучай себя.

Обращаются и к иным научным способам познания — гуманитарной интерпретации и реконструкции «индивидуальной каузальности», которая представляет форму понимания другого на базе понятия «своего другого» и «другого своего».

Сказанное позволяет добиться адекватности, глубины понимания мира другого «Я», т.е. познания универсального в обществе и отношениях людей. В итоге это способствует решению задач познания в сфере социально-гуманитарных наук: 1) постичь природу, смысл человеческой деятельности; 2) вписать ее в современность.

Особенное в социально-гуманитарных науках наиболее рельефно проявляется тогда, когда познание сопровождается оценочной деятельностью, подключением гуманитарных ценностей — истолкованных с позиций доминирующих идейных установок, преломляющихся в социальных, гражданских, личностных позициях исследователя. В той мере, в какой санкционируемые обществом оценки гарантируют историческую правдивость, реалистичность и т.д., результаты познания гуманитарных объектов оказываются адекватными.

Оценочная деятельность адаптирует гуманитарный материал к конкретным историческим условиям (т.е. иллюстрирует особенное), где на передний план выдвинуты специфические (особенные) ценности, отвечающие определенности (особости) этих условий. Последнее обусловливает характерные для социально-гуманитарных наук «видения», «переоценки», «углы зрения» и т.д.

Таким образом, объекты социально-гуманитарного знания двумерны.

С одной стороны, они универсальны, сверхэпохальны, трансисторичны, что определяется наличием в них незамкнутого на конкретную эпоху общечеловеческого содержания, которое переосмысливается под действием ценностей и оценок, и что характеризует их принадлежность к «большому времени».

С другой стороны, они продукты эпохи, что характеризует их принадлежность к «малому времени», их особость.

Подведем итог этой части рассуждений.

Главное отличие проявления закона (универсального) в социальногуманитарных науках состоит в том, что они реализуются посредством сознательной деятельности людей, разделяющих комплекс ценностей, которые носят исторический характер. Часть законов трансисторична, часть — ограничена временем определенного этапа развития общества. В природе законы действуют вечно и независимо от сознания человека.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >