Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ КУЛЬТУРОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Архитектоника культурного пространства

Культурное пространство является жизненной и социокультурной сферой общества, «вместилищем» и внутренним объемом культурных процессов. Оно — главный фактор человеческого бытия. Культурное пространство имеет территориальную протяженность, в нем очерчены контуры культурных центров и периферии, столицы и провинции, городских и сельских поселений.

Россия — грандиозный культурный ансамбль народов, объединенных общим гражданством и территорией проживания. Культурное пространство объединяет их, создавая неповторимый узор самобытных культур, сохраняя их уникальность и усиливая притягательную силу энергетически мощной ауры. Культурное пространство включает ареал распространения национально-этнических языков общения, традиционные формы бытового и хозяйственного уклада. В нем сохраняются рецепты народной кухни и приемы воспитания детей, архитектурные и художественные памятники, региональные центры народного и профессионального искусства, религиозные конфессии, природные заповедники и исторические культурные ландшафты, города-музеи и университетские комплексы науки и образования, места памятных исторических событий.

Существуют различные подходы к картографии инфраструктуры культурного пространства. Это своеобразный «подсчет» нашего национального достояния и богатства. Но мы знаем о нем все еще недостаточно, общая карта морфологии культурного пространства России пока не составлена, и эта идея может увлечь молодых исследователей. Причем начинать надо с регионов, описывая местные достопримечательности и исторические события. Топография и инфраструктура культуры являются предметами специального исследования.

Культурное пространство России многомерно и не поддается унификации, хотя в истории было немало попыток под лозунгом преодоления различий создать «всеобщую» культуру. Всем известно, чем закончился этот эксперимент.

Но причина еще и в том, что культура не может существовать как одномерная, универсальная, одинаковая для всех эпох и народов. Это противоречит ее природе и сущности, поэтому она сопротивляется подобным экспериментам, даже если инициаторы руководствуются благими намерениями. Культура всегда существует как «дробное множество», но объединенное в целостную систему, где все регионы взаимозависимы и дополняют друг друга.

Культурное пространство может выполнять собирательную функцию, способствовать объединению и сплочению нации, государства, всех социальных сил. Но возможна и другая модель, когда оно уменьшает силы притяжения между регионами, делая их обособленными и замкнутыми. Эта «рассеивающая» функция культуры значительно ослабляет и тормозит возможность интеграции народов, их стремление к взаимопониманию.

Процесс социального реформирования и модернизации в России оказал существенное воздействие на состояние и перспективы развития культуры. Одни сферы ликвидировались, распались; другие — лишились государственной поддержки и должны были «выживать» на свой страх и риск; третьи — приобрели новые статус и приоритет. Пока еще трудно предсказать весь спектр последствий этих перемен, их влияние на ценностные ориентации людей, особенно молодежи.

Культура вышла из-под жесткого идеологического контроля, но попала в тиски финансовой зависимости.

Динамика культуры получила импульс для реализации плюралистической модели развития. Культурное пространство органично сочетает историческую преемственность, непрерывность и дискретность. Оно создано многовековой исторической деятельностью человека и напоминает Древо жизни, имеющее глубокие корни и разветвленную крону. В определенном смысле культурное пространство подобно природе, в которой многообразие сочетаний бесконечно.

Множественность проявляется во всех формах культуры, даже в языке, в котором преобладают общие понятия, словарный запас и законы строения фраз, но при этом существует большое число диалектов, сленга, арго, не говоря уже о смысловом разнообразии, множестве интонаций и коннотаций. Соединение всеобщего и особенного, подобного и уникального является основой многообразия и много- ликости культурного пространства.

Но было бы неверным представлять культурное пространство в виде «лоскутного одеяла», где каждый кусочек имеет свои форму и цвет. При всем разнообразии оно имеет общую конфигурацию, благодаря которой выполняет свое предназначение. Дискретность отдельных регионов вписывается в общий объем и архитектонику культурного пространства. Разнообразие обусловлено колоритом и уникальностью отдельных местностей.

Изоляционизм так же опасен, как и унификация, стирающая своеобразие культур. Искусственное разъединение сужает сферу культурного пространства, нанося непоправимый ущерб духовному развитию народов и поколений. Культурные контакты — живой и естественный диалог культур, который осуществляется повсеместно и по различным поводам, в будни и праздники, ибо его основой являются взаимный интерес к культуре и стремление людей к пониманию и взаимодействию.

Но ситуация диалога не всегда складывается стихийно. Она требует особого внимания, расположения и поддержки, объяснения различий и преодоления высокомерного возвеличивания одних культур и пренебрежения к другим. Иначе может возникнуть конфликт культур, нарастающий подобно снежному кому и захватывающий все новые сферы общественной и личной жизни. Разделение культурного пространства на «своих» и «чужих» вызывает взаимную неприязнь, склоки, ссоры и ослабление сотрудничества. Отношения между народами могут стать «горючим материалом», провоцирующим социальную и психологическую агрессию.

Поэтому столь велико значение культурной политики, всемерно содействующей диалогу культур.

Культурное пространство в каждом регионе, будь то Север или Юг, Запад или Восток, имеет свои центры притяжения и свой ареал влияния. Это выражается в стиле застройки городов и сельских поселений, в укладе и режиме жизни, соблюдении обычаев и ритуалов, способе проведения праздников и встреч, в общении и интересах, предпочтениях и ценностях.

Исторически Санкт-Петербург сложился как многонациональный город, и каждый этнос внес свой вклад в создание общего петербургского стиля. Ю. М. Лотман в статье «Символика Петербурга и проблемы семиотики города» пишет о множественности «петербургских» образов и сравнений: как русский Амстердам или русская Венеция; как город Пушкина и Гоголя, Достоевского и Блока, Ахматовой, Бродского. Петербург как императорская резиденция и «колыбель революции»; как мужественный герой блокады и центр науки, культуры, искусства. И все эти разные «города» объединены общим культурным пространством:

Петербург сделался городом культурно-семиотических контрастов, и это послужило почвой для исключительно интенсивной интеллектуальной жизни. Петербург по праву может считаться уникальным явлением мировой цивилизации1.

Не менее интересный подход к описанию целостного пластически- пространственного образа города предложил М. С. Каган:

Петербург с самого начала последовательно развивался как взаимосвязь четырех главных подсистем: Улица — Площадь — Парк (сад, сквер) — Река (канал). В этом заключен ансамблевый принцип организации культурного пространства города[1] [2].

Д. С. Лихачев обратил внимание на то, что для пространственной структуры Петербурга характерно сочетание трех уровней горизонтальной протяженности: уровня воды в реках, уровня набережных, улиц, проспектов, уровня приблизительно одинаковых по высоте крыш домов. В поэтическом пространстве Петербурга Ю. М. Лотман отметил две особенности: призрачность и театральность. Они поддерживаются уникальным петербургским колоритом, мягкой цветовой гаммой, сочетанием водной магистрали Невы и многочисленных каналов, сезоном белых ночей и удивительных закатов.

Театральность воплощена в архитектурных ансамблях исторического центра и кольце пригородов, органично дополняющих общее впечатление. Город воспринимается как огромная сцена, на которой разворачиваются праздничные спектакли и повседневная жизнь. Театральность требует от петербуржцев постоянного внимания к своей внешности, создает атмосферу праздничности и внутреннего протеста против неопрятности, запущенности, вульгарности и пошлости. Культурное пространство формирует тип горожанина и особый петербургский стиль жизни: восприимчивость к классическому искусству, деликатность, веротерпимость, отсутствие национальной и социальной спеси, чувство собственного достоинства и преданная любовь к городу.

  • [1] Лотман Ю. М. Избранные статьи: В 3 т. Таллинн, 1992. Т. 2. С. 21.
  • [2] Каган М. С. Град Петров в истории русской культуры. СПб., 1996. С. 258.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>