Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ КУЛЬТУРОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Обоснование науки о культуре

Вернемся к главному труду Э. Тайлора «Первобытная культура». В нем 15 глав, посвященных науке о культуре, развитию материальной и духовной культуры, пережиткам в культуре, мифологии, анимизму. Интересно отметить, что новое издание книги сопровождается указателем этнонимов (упоминанием различных народов мира), в котором перечислены около 400 этносов, а в указателе имен приводятся сведения о 500 авторах, на которых ссылается Тайлор. Все это достаточно убедительно говорит о широте его эрудиции.

Приступая к исследованию, он дает определение культуры, или цивилизации, в широком смысле. Культура слагается из знания, верований, искусства, нравственности, законов, обычаев и некоторых других способностей и привычек, усвоенных человеком как членом общества.

Все эти явления культуры можно найти у каждого народа, и это единообразие свидетельствует об общих законах их происхождения и развития. Каждый факт культуры не произволен, он связан со всеми предшествующими этапами. История человечества есть часть истории природы, в ней нет эпизодов, не связанных друг с другом.

Как бы ни различались культуры народов, их объединяет общее сходство природы человека и обстоятельств его жизни. Этим и объясняется единство человечества, возможность взаимопонимания и диалога культур.

Все народы и все культуры соединены в один непрерывно развивающийся процесс, и эволюция идет постепенно, когда один слой культуры накладывается на другой. Катастрофы, катаклизмы, скачки, революции губительны для культуры, которая страдает от подобных вторжений. Это не означает, что культура сопротивляется новаторству, открытиям, изобретениям, гениальным произведениям, но они приобретают известность и культурное значение постепенно. Культуры подобны видам растений и животных, поэтому исследователь может систематизировать их, расположить эволюционными рядами, выявить их повторяемость и устойчивость, ареалы распространения. Такой подход может сблизить естественные и гуманитарные науки.

При многих индивидуальных различиях постоянство и общее сходство самобытных культур позволяют заключить, что «весь мир — одна страна»[1]. Обращение к музейным коллекциям первобытной культуры (топоры, молотки, пилы, рыболовные сети, плетение, способы добывания огня, мифы о солнечном восходе, затмении, землетрясении, потопе, обычаи посвящения юношей, обряды свадеб и погребений) обнаруживает поразительное сходство и повторяемость. Различия лишь подтверждают мысль о том, что народы находятся на разных ступенях или стадиях всеобщего пути. Тайлор пишет:

Культура — общее усовершенствование человеческого рода путем высшей организации отдельного человека и целого общества с целью одновременного содействия развитию нравственности, силы и счастья человека1.

Пользуясь предложенным в 1768 г. шотландским ученым Адамом Фергюссоном делением истории человечества на эпохи дикости, варварства и цивилизации, Тайлор убедительно раскрывает процесс перехода от одной стадии к другой на примере развития техники, материальной и умственной культуры. Общий прогресс развития цивилизации состоит в стремлении к благосостоянию человеческого рода. Однако эти изменения не всегда ведут к позитивным переменам и прогрессу.

История культуры характеризуется неравномерностью развития, неодинаковым темпом изменений, возможностью регресса, упадка, кризиса. Как отмечает Тайлор, движение вперед оставило позади немало положительных качеств характера, о которых образованные люди нашего времени вспоминают с сожалением и которых они стремятся достичь снова своими бессильными попытками остановить ход истории и восстановить прошлое в современной обстановке. Вообще в культуре измерить прогресс или упадок по какой-то общей шкале — задача необычайно сложная. Дикарь, принимающий нечто из чужой культуры, слишком часто утрачивает свои грубые добродетели, не приобретая взамен ничего равноценного. Остановка и упадок в развитии культуры и цивилизации — весьма частые и даже могущественные проявления в жизни народов. Погружение человеческих обществ в грубость и нищету, упадок знания, отставание народов, некогда прогрессивных по сравнению с их соседями, увеличение «опасных слоев» в городах, голод, эпидемии низводят население до крайности.

Однако разрушительные действия способны смести цивилизации отдельных стран, но не в силах истребить культуру всего мира.

Прогрессивное движение, — приходит к выводу Тайлор, — в культуре распространяется и становится независимым от судьбы своих начинателей[2] [3].

Благодаря процессу распространения культуры обычаи и изобретения давно угасших народов могут оставаться достоянием тех, кто их пережил.

«Цивилизация движется вперед, хотя возможны на ее пути отклонения и остановки. Но попятный путь противен ее природе, ее ноги устроены не так, чтобы делать неверные шаги назад. И взгляд ее, и движение, устремленное вперед, являются выражением подлинно типических свойств человечества», — заключает Тайлор[4].

Отстаивая идею прогресса, он особое внимание уделяет идее устойчивости в культуре, преемственности культурного наследия от поколения к поколению. Он уподобляет развитие культуры потоку, который, однажды проложив свое русло, продолжает течение на протяжении веков.

  • [1] Тайлор Э. Первобытная культура. М., 1989. С. 21.
  • [2] Тайлор Э. Первобытная культура. М., 1989. С. 36.
  • [3] Там же. С. 44.
  • [4] Там же. С. 64.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>