Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ КУЛЬТУРОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Роль духовной элиты

Цивилизация зарождается благодаря энергетическому импульсу, прорыву инерции покоя, когда она находит внутренние силы для Ответа на Вызов истории, что приводит к успехам в ремесленно-промышленной, торговой, художественной деятельности.

В местах зарождения цивилизаций человек сталкивался с Вызовом истории, тяжелейшими испытаниями. Суровые естественные условия создавали «стимул бесплодной земли», требовавший от людей неимоверных трудовых усилий. Важно было не только дать Ответ, но и постоянно поддерживать созданные ирригационные системы, источники энергии, способы земледелия.

Другим не менее важным мотивом в Ответе на Вызов можно назвать «стимул новых земель». Таковыми были освоение новых территорий, миграции, войны, торговые пути. Они способствовали культурным контактам. Существует немало иных ситуаций, требующих мобилизации жизненной энергии народов: например, когда народы занимают положение «форпоста», отражая внешнее давление; или же ситуация, связанная со «стимулом ущемления», возникающим в результате бедности; расовой, классовой или религиозной дискриминации.

Чтобы возместить нанесенный ущерб, усиливаются компенсаторные механизмы, преодолевается инерция жизни, стимулируется развитие цивилизации. Таким образом, Вызов-и-Ответ рассматриваются как всеобщий закон генезиса цивилизаций. Однако возрастание силы Вызова сверх некоторого предела влечет за собой явление «снижающих возвратов», когда успех становится недостижимым и вызывает вместо вдохновения апатию. То же может произойти при слабом стимуле, который хотя и вызывает Ответ, но тот практически незаметен и не влечет за собой существенных перемен.

Чрезмерность давления, безграничность требований могут лишь замедлить, затормозить процесс развития. Исходя из этого Тойнби полагает, что

существует определенная мера суровости испытания, когда стимул Вызова достигает наивысшей интенсивности. Назовем эту степень суровости оптимизмом[1].

Именно на отрезке «золотой середины» Вызов может стимулировать максимальный Ответ.

Зарождение, или генезис, цивилизации — лишь начальный период ее развития. Было бы неверным считать, что ее дальнейшая судьба предрешена и процесс роста будет происходить сам собой. На этом пути цивилизацию ожидают немалые испытания.

Рост цивилизации является поступательным движением. Цивилизации развиваются благодаря порыву, который влечет их от Вызова через Ответ к дальнейшему Вызову, от дифференциации к интеграции и снова к дифференциации. Этот процесс носит «кумулятивный» характер, что означает: изменения постоянно накапливаются и передаются от поколения к поколению. В макрокосме он ведет к овладению внешним миром, в микрокосме происходит внутренняя самоорганизация.

Рост цивилизации и ее могущество нередко связывают с территориальной экспансией, расширением границ, стремлением к распространению влияния, желанием проникнуть в самые замкнутые крепости. Тойнби негативно оценивает такую тенденцию, считая, что единственным социальным последствием подобных действий можно считать ретардацию, или замедление, роста, а иногда полную остановку и даже распад цивилизации. Он убедительно демонстрирует это на фактах истории.

Поскольку экспансия часто сопровождается милитаризацией, то она «подламывает» цивилизацию, втягивая локальные государства в междоусобные братоубийственные войны. В этом самоубийственном процессе вся социальная ткань становится горючим для всепожирающего пламени Молоха. В подобном случае географическая экспансия является социальной болезнью. Общество, переживающее упадок, стремится отодвинуть день и час своей кончины, направляя всю свою жизненную энергию на материальные объекты гигантского размаха. В действительности это есть не что иное, как стремление обмануть агонизирующее сознание, обреченное своей собственной некомпетентностью и судьбой на гибель.

Рост цивилизации предполагает единение экономической, политической и духовной энергий. Растущая цивилизация объединяет разные виды энергии на основе внутренней гармонии. Экспансия разлагает их, противопоставляя друг другу, выдвигая экономические и политические интересы на первый план и порождая болезненный диссонанс.

Тойнби отвергает и технологический детерминизм как критерий оценки роста цивилизации. Весьма распространено суждение, что техническая вооруженность общества и успехи в деле покорения Природы являются показателем прогресса. Но он считает такой подход малоубедительным и ограниченным. Несомненно, технический прогресс — наиболее очевидное явление в истории культуры. Однако на этом пути обнаруживается немало противоречий. Известны периоды, когда техника развивалась, а рост цивилизации прекращался и начиналась стагнация, застой. Много примеров тому, когда техника оставалась неизменной, а цивилизация делала значительный шаг вперед. Возражая против периодизации истории общества в зависимости от технических изобретений, Тойнби считает, что такой подход малопродуктивен. Многие технические изобретения «приходили» в различные части мира в разные периоды истории, а иногда и вовсе их не достигали. Например, египетское общество не вышло за рамки бронзового века, а общество майя — каменного. И ни одно из известных обществ, кроме западного, не прошло путь из железного века в машинный. Однако это не дает права ставить западную цивилизацию на высокий уровень, а майя — на низкий.

Еще более опасным является преувеличение роли технического прогресса в современном мире, когда освоение новых источников энергии не прибавило человеку мудрости или добродетели, не убедило его в том, что «в царстве людей милосердие более ценно, чем часовой механизм»[2]. Научно-технический прогресс сделал жизнь более обеспеченной, комфортной.

Верно и то, что дары индустрии являются также источником серьезных бед. В некоторых случаях они несут в себе будущую трагедию, а современниками воспринимаются как тяжкое бремя. Человек оказался неподготовленным этически для столь щедрого подарка. Медленное развитие нравственных начал привело к тому, что власть над Природой оказалась в его руках до того, как он овладел искусством владеть собой. Вызов, который в настоящее время брошен историей, имеет моральное значение, призывает силы добра сделать свой выбор, преодолеть нравственное убожество, интеллектуальную и духовную деградацию в обществе.

По мере роста цивилизации поле действия Вызова-и-Ответа смещается из внешней среды во внутреннюю для разрешения проблем, трудностей и противоречий, возникающих в обществе.

Анализируя различные факторы роста цивилизации, Тойнби утверждает, что решающую роль в поисках Ответа играет творческая личность, но ее жизнь и судьба глубоко трагичны. Она неизбежно ломает привычные стереотипы действия, вступает в мир парадоксов, вызывая у окружения недоумение, восторг или зависть. Нередко общество приговаривает такого человека к смерти — физической или духовной, отторгает его или «выбраковывает», подобно тому как это делается в стаде, улье, косяке. Поэтому творческий порыв может оказаться для личности роковым.

Появление выдающейся личности вызывает социальный конфликт, масштаб которого зависит от того, насколько возвышается творческая личность в своих намерениях, проектах над инертным большинством. Ее усилия сталкиваются с сопротивлением тех, кто стремится все оставить без перемен. Такова плата за реформы, новаторство. Социальное равновесие, нарушаемое самим фактом появления выдающейся личности, может быть восстановлено либо ее победой и привлечением большинства на свою сторону, либо поражением.

Тойнби предлагает два варианта восстановления стабильности в обществе.

  • 1. Простейшее решение заключается в том, что все члены общества внутренне готовы принять преобразования и поэтому с радостью воспринимают новый порядок, новые формы жизни. Эта ситуация возникает тогда, когда «идеи носятся в воздухе». Но и в этом случае новая творческая идея не способна покорить все общество. В нем всегда останутся силы, настроенные если не враждебно, то критически, и они составляют оппозицию. Акты социального творчества — удел либо творцов-одиночек, либо творческого меньшинства. Г. Уэллс, известный английский писатель, назвал их «солью Земли», ибо эти люди способны посвящать свою жизнь отдаленным и величественным целям.
  • 2. Гораздо чаще встречается второй вариант: когда меньшинство совершает гигантский нравственный и интеллектуальный шаг вперед, большинство не разделяет новых идей и пребывает в косности. Такой «отрыв» может привести к катастрофическим последствиям. «Стагнация масс является фундаментальной причиной кризиса»1, — делает вывод Тойнби. Поэтому так важно, чтобы первооткрыватели подтянули арьергард до своего уровня, ибо они лишь «дрожжи в общем котле человечества». Чтобы привлечь на свою сторону большинство, разбить «кристалл обычая», избежать социального поражения, недостаточно лишь силы духа творческой личности. Необходимо развить в людях способность к восприятию «культурной радиации», стимулировать подражание духовно-нравственному порыву избранных перемен.

Но даже и в этой ситуации, когда возникает гармония между творческим меньшинством и большинством, жизнь не сразу входит в новые берега. Происходит болезненный процесс приспособления к новому окружению и его ценностям.

Тойнби выдвигает двухтактную модель Ухода-и-Возврата, подтверждаемую множеством примеров из биографий творческих личностей. Если идеи не воспринимаются современниками, то такой человек оказывается в «положении непризнанного гения», подвергается насмешкам и даже преследованиям. Это создает ситуацию вынужденного Ухода.

Таким путем временно преодолевается социальный конфликт. В заточении, изгнании подобные люди были лишены возможности реализации своих идей, но они не утратили энергии творчества. Уход дает возможность временного отступления для накопления сил и поэтому рассматривается как прелюдия Возврата.

Апостол Павел, Будда, Конфуций пережили трагедию непризнания. Иногда творец завоевывает сердца людей посмертно, принося на жертвенный алтарь свою жизнь. В других случаях его возврату содействуют новые поколения.

Только время работает на то, чтобы были приняты заветы пророка.

Обращение к находящимся в изгнании за помощью в разрешении конфликтов, порожденных неспособностью найти выход из кризиса, может стимулировать возврат творческой личности. Момент примирения обычно бывает краткосрочным, а чувство благополучия и стабильности порождает лишь иллюзию постоянства. Духовная пропасть между большинством и меньшинством остается. И тогда происходит снижение чувства и уровня творческих возможностей. «Соль теряет свой вкус». Дистанция между элитой и массой всегда должна сохраняться, ибо развитие общества происходит непрерывно и достигнутая гармония сменяется новым Вызовом. Ритм чередования Вызова-и-Ответа в истории подобен Воскрешению и Смерти, пассивности (Инь) и активности (Янь) — таков общий закон развития и роста цивилизаций.

Смена ритмов Вызова-и-Ответа, Ухода-и-Возврата составляет основу движения от стабильности к утрате равновесия, кризису и конфликту и затем вновь к обретению устойчивости.

Пересечение полей активности и пассивности, творческого прорыва и сопротивления определяет жизненную силу цивилизаций и соответствует периоду их роста.

Однако рост цивилизаций — не бесконечный процесс. Жизненные силы невечны, они ослабевают, истощаются жизненные ресурсы. Тойнби не согласен с утверждением Освальда Шпенглера, что общества подобны организмам и каждому из них определен свой срок жизни. Он называет данный подход проявлением слабости человеческого разума, склонного искать причину собственных неудач вне себя.

  • [1] Тойнби А. Постижение истории. С. 85.
  • [2] Тойнби А. Постижение истории. С. 76.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>