Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ КУЛЬТУРОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Основные этапы жизни и деятельности

Альберт Швейцер прожил долгую, интересную жизнь, полную событий. Он родился 14 января 1875 г. в городке Кайзерсберге, в Верхнем Эльзасе, в семье священника (и учителя) небольшой евангелической общины. Вскоре после рождения сына семья переехала в Гюнсбах, откуда родом была его мать, дочь пастора, урожденная Шиллингер. Об этом он пишет в статье «Из моего детства и юности»[1] [2]. Уже в раннем детстве он посещал храм, слушал орган, проповеди, церковное пение. Впоследствии он назовет это «наглядной теологией».

Он учился в сельской школе и ежедневно проделывал путь в три километра. В детстве он был тихим, робким, замкнутым и мечтательным.

Уже в эти годы он усвоил заповедь, запрещающую убивать и мучить живые существа. Он с состраданием, не боясь упреков в сентиментальности, относился к хромому коню, собаке, рыбам, попавшим на крючок.

В гимназии Альберт особенно пристрастился к чтению, был способен читать ночи напролет. Другим увлечением являлся велосипед, новинка в те годы. Он довольно рано обучился игре на клавесине и органе, испытывая истинное наслаждение от музыки.

В 1893 г. Швейцер поступил на теологический факультет и философский факультет Страсбургского университета. Затем он продолжил изучение философии в Сорбонне, защитил докторскую диссертацию «Философия религии И. Канта», диссертацию по теологии. В те же годы были изданы работы «Тайны мессианизма и страдания. Очерк жизни Иисуса» и «Проблема тайной вечери на основании научных исследований XIX столетия и исторических сообщений». На тот момент Швейцеру исполнилось 25 лет, и впереди его ждала длинная и напряженная жизнь.

Еще в 21 год, как он пишет в автобиографии, он наметил такую программу — до 30 лет считать себя вправе заниматься теологией и музыкой, но после этого рубежа посвятить себя непосредственно служению людям. Такой план жизни настолько необычен, что вызывает восхищение. Но главная особенность нравственного облика Швейцера в том, что этот замысел был реализован. Он мечтал о глубоко индивидуальной и независимой деятельности, которой можно посвятить себя, оставаясь свободным. В 1902 г. он, приват-доцент, преподает в Страсбургском университете, читает проповеди в церкви, увлекается игрой на органе. Будучи директором семинарии св. Фомы в Страсбурге, он написал книгу «И. С. Бах, музыкант и поэт», труды по органному искусству.

Но приближался рубеж жизни, который изменил ее плавное течение. Швейцер всегда вспоминал об одном, казалось бы случайном, факте. Осенью 1904 г., разбирая свежую почту, он увидел брошюру парижского Миссионерского общества с призывом оказать помощь людям в Габоне, северной провинции Конго в Африке. Для работы требовался врач. «Закончив чтение, — вспоминает Швейцер, — я спокойно принялся за работу. Поиски завершились»1. Решение было принято, и началась его последовательная реализация, но ехать в Африку он должен был не миссионером-проповедником, а врачом. Он снимает с себя обязанности по руководству семинарией и становится студентом медицинского факультета Страсбургского университета. Нетрудно себе представить, как было встречено такое решение ближайшим окружением Швейцера. Да и впоследствии неоднократно возникали версии причин побудительных мотивов такого поворота судьбы в его жизни. Обывательское сознание предполагало поиск приключений, желание обрести славу и известность, уйти от несправедливых притеснений, заработать деньги и другие, столь же далекие от истины мотивы. Намерение бросить вполне устроенную жизнь в Европе и устремиться в неизведанную Африку, чтобы лечить больных проказой, — с этим мало кто мог примириться. А если еще учесть, что Швейцер решил строить госпиталь на деньги, заработанные собственным трудом на органных концертах, то его поведение мало укладывалось в привычные представления. Но таков был характер Швейцера. И в этом величие его духа.

«Он следовал влечению собственной натуры, чрезвычайно независимой натуры разносторонне одаренного человека», — пишет его биограф, немецкий исследователь П. Г. Фрайер[3].

Изучение медицины длилось до 1911 г., когда были сданы последние экзамены, пройдена практика в клиниках, специально изучен курс тропической медицины. И при этой огромной занятости он не бросал своих исследований по философии, теологии, продолжал давать концерты.

Уже тогда всех удивляли его необыкновенные работоспособность и трудолюбие. В 1913 г. он представил диссертацию «Психиатрическая оценка личности Иисуса», и ко всем его титулам добавилась еще степень доктора медицины.

В 1912 г. произошло еще одно важное событие: состоялось бракосочетание Швейцера и Елены Бреслау, его давней знакомой, с которой он был связан общими интересами в благотворительной и музыкальной деятельности. Эта очаровательная женщина стала его верной помощницей в Африке, прошла курс тропической медицины и сопровождала его во всех делах. Она умерла в 1957 г.

14 апреля 1913 г., после недолгих сборов, в том числе необходимого медицинского оборудования и денег, взятых в кредит у друзей и знакомых, супруги Швейцер на пароходе «Европа» отбыли в Габон. Эта поездка описана Швейцером в книге «Между водой и девственным лесом» (1921). Всего было совершено 14 поездок, а пребывание в Африке было всегда достаточно длительным: 1913—1917, 1924— 1925, 1929—1932, 1933—1934, 1937—1939, 1939—1948, 1949—1952, 1954—1955,1955—1957,1957—1959 гг. В 1959 г. состоялась последняя, четырнадцатая поездка в Африку. Я специально привела эти даты, ибо они убедительно говорят о продолжительности пребывания Швейцера в Габоне.

В Ламбарене он оказался единственным врачом в радиусе 300 километров, без необходимого здания больницы и жилья. Начинал с нуля. Швейцер был прорабом на стройке госпиталя, принимал больных, заботился об их питании, распоряжался финансами, писал десятки писем ежедневно, поддерживая отношения с друзьями и коллегами.

«Он заменял собой целое учреждение, а самое главное, он был живым нервом всей жизни в больничном городке и постоянно, каждую минуту, находился на посту», — пишет исследователь его жизни и творчества А. А. Гусейнов[4].

Швейцер был безотказен, ему приходилось лечить больных малярией, проказой, сонной болезнью, дизентерией, пневмонией, раком, грыжей, слоновой болезнью; быть хирургом, терапевтом и педиатром. И во всем его неутомимой помощницей была Елена Швейцер. Ко всем трудностям надо добавить сезоны дождей, проблемы языкового барьера, привычки и религиозные суеверия, столь распространенные среди местных жителей. Обо всех сложностях судьбы Швейцера очень интересно написали В. Петрицкий в книге «Свет в джунглях» (Л., 1972) и П. Фрайер — «Альберт Швейцер. Картина жизни» (М., 1982).

Первая мировая война 1914 г. принесла немало тревог семье. Как германские подданные они были интернированы, вывезены из Африки, помещены в пересыльные казармы, а затем — в лагерь для пленных. Швейцер беспокоился за судьбу рукописи «Культура и этика», которую он оставил в Африке из опасения, что ее могут отобрать при досмотрах на границе.

Последующие годы он проводит в Европе, читает лекции в университетах Англии, Швеции, Швейцарии, Дании, выступает с концертами, готовит к изданию свой труд «Культура и этика», расплачивается с долгами, по-прежнему думает о возвращении в Африку и в 1924 г. осуществляет свое намерение. На этот раз он уезжает один, оставив жену и дочь в Европе. Больница и дом в Ламбарене оказались почти разрушенными, и пришлось все начинать сначала. Необходимо отметить, что строительство новой больницы велось на собственные деньги и различные пожертвования друзей. Он платил колониальным властям огромные налоги. Недаром его прозвали «авантюристом милосердия», «тринадцатым апостолом Христа».

Почти 12 лет он провел в Ламбарене, и это были страшные годы фашизма, разгула ненависти Второй мировой войны, жертв Хиросимы и Нагасаки. Швейцер включается во Всемирное движение сторонников мира, его авторитет оказывает значительное влияние на международные отношения. Ему присуждают Нобелевскую премию мира за 1952 г., и почти всю премию в размере 220 тыс. марок он тратит на строительство домов для прокаженных в Африке. К этому времени в Ламбарене возник целый больничный городок, одновременно вмещавший около

600 больных, а в различных строениях размещалось до 2 тыс. человек. Швейцер считал неправильным лишать больного контактов с родственниками, поэтому в больницу приезжали целыми семьями, прихватив с собой кастрюли, собак, домашних животных. Можно представить себе картину повседневной жизни в Ламбарене.

Несмотря на свой возраст — а ему уже исполнилось 85 лет, — он продолжал прием больных, руководил строительством, писал статьи, принимал журналистов, его рабочий день длился не менее 12 часов.

Альберт Швейцер умер 4 сентября 1965 г. в возрасте 90 лет. Он похоронен в Ламбарене, рядом с урной, в которой покоится прах Елены Швейцер, в тени финиковой пальмы, недалеко от своего дома.

Такова была жизнь этого необыкновенного человека. Его отличали высокая нравственность и действенный гуманизм, трудолюбие и работоспособность, справедливость и религиозность, чувство личной ответственности за мир и согласие, любовь к людям и благоговение перед жизнью.

Высокий авторитет и общественное признание А. Швейцер получил при жизни. Но было бы неверным представить ее «безоблачной», лишенной трудностей. Их было немало за время долгого жизненного пути. Были обвинения в абстрактном гуманизме, его называли отшельником, «вздорным стариком». Но все эти недостойные вымыслы жизнь опровергала, и для современников и потомков Альберт Швейцер всегда будет нравственным примером, Совестью Земли.

  • [1] Швейцер А. Благоговение перед жизнью. С. 528.
  • [2] Там же. С. 9.
  • [3] Фрайер П. Г. Альберт Швейцер. Картина жизни. М., 1982. С. 54.
  • [4] Гусейнов А. А. Благоговение перед жизнью: Евангелие от Швейцера // Швейцер А.Благоговение перед жизнью. М., 1992. С. 528.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>