Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ КУЛЬТУРОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Культура как символическая реальность

В течение многих лет продолжаются бесконечные споры ученых о том, «что есть культура».

Одни полагают, что культура — абстракция, существующая лишь в сознании людей и не имеющая объективного выражения. Поэтому у каждого человека свое представление о культуре, и оно в высшей степени субъективно. Культура неуловима, непознаваема и таинственна, не поддается описанию и восприятию.

Другие относят к культуре лишь «осязаемые», материальные предметы: каменные топоры, керамические сосуды и подобные объекты, созданные человеком.

Далее следуют понимание культуры как защитного механизма; совокупности социальных сигналов; научаемого поведения и многие другие, не менее запутанные подходы и определения.

Становится очевидным, что имеется целый класс явлений, которые подлежат особому рассмотрению, ибо они связаны со способностью человека к символизации.

Любое явление или предмет могут быть представлены в различных контекстах: астрономическом, физическом, психологическом, культурологическом. К примеру, слово или каменный топор, отношение к теще или употребление молока, произнесение молитвы или участие в голосовании могут рассматриваться в разных аспектах исследования в различных науках.

«Когда же символизированные предметы и явления рассматриваются и объясняются во взаимосвязи друг с другом, а не с организмом человека, мы называем их культурой, а исследующую их науку — культурологией», — утверждает Уайт[1].

Человек обладает уникальной способностью придавать предметам и явлениям окружающего мира определенное значение, наделять их смыслом, создавать символы. Именно эта способность к символизации образует мир культуры. Данная проблема подробно рассмотрена Уайтом в статье «Символ: исток и основа поведения человека».

К этому классу явлений относятся идеи, верования, отношения, чувства, действия, модели поведения, обычаи, законы, институты, произведения и формы искусства, язык, инструменты, орудия труда, механизмы, утварь, фетиши, заговоры и т. д. Уайт называет их сим- волатами.

Подобный подход намеренно фиксирует внимание исследователей не на эфемерных и непознаваемых абстракциях, а на реальных предметах и явлениях, но рассмотренных в аспекте тех символических значений, которыми их наделил человек.

Символ является исходным элементом для понимания человеческого поведения и культуры. Уайт выделяет три рода символов: 1) идеи и отношения; 2) внешние действия; 3) материальные объекты. Все они относятся к культуре и выражают способность к символизации реальности, присущей только человеку. Именно этот класс явлений и должна изучать культурология.

Уайт подразделял культуру как целостную систему на три взаимосвязанных, хотя и относительно автономных сферы.

Первую он назвал технологической. Она состоит из инструментов и орудий труда, необходимых для жизнедеятельности человека, а также материалов для постройки жилищ, средств нападения и защиты, транспорта и связи. Данная сфера обеспечивает взаимодействие с природной средой и способствует физическому выживанию человека.

Вторая сфера названа социальной. Она включает в себя отношения между людьми, типы родства; экономическую, политическую, военную, профессиональную системы.

Третья сфераидеологическая. Ее образуют идеи, верования, знания, а также мифология, религия, искусство, философия, наука, народная мудрость.

Между обозначенными сферами культуры в истории человечества складываются различные отношения. Важно не просто описать своеобразие каждой сферы культуры в ее материальном воплощении, но выявить символику, создаемую человеком. Именно система значений будет отличать системы родства, верования или средства передвижения, используемые разными социальными группами и потому имеющими разную культуру.

Символизация является общим свойством, создающим культуру в «экстрасоматическом контексте». Это «мудреное» слово означает, что человеческая культура не является прямой функцией организма. Она изменяется в зависимости от способности человека воспринимать и истолковывать мир с помощью символов и значений. Это расширяет диапазон творческих возможностей человека, не связывая их только с биологическими особенностями организма.

Даже объединение людей в группы определяется не «стадными» инстинктами, а культурной традицией — будь то семья или клан, ремесленная гильдия или рыцарский орден. Все эти факторы Уайт относит к категории «экстрасоматических детерминант», напрямую не связанных с организмом человека. Это утверждение также послужило основанием для определения предметного поля культурологии как науки.

  • [1] Уайт Л. Понятие культуры // Антология исследований культуры. СПб., 1997. Т. 1. С. 20—21.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>